WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Вместе с тем отсутствие обобщающих исследований, позволяющих взглянуть на стихию ЗЕМЛЯ в аспекте ее лексической спецификации, создает, с нашей точки зрения, предпосылки для комплексного описания стихии ЗЕМЛЯ в языке поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б.

Ахмадулиной – авторов, принадлежащих к разным литературным направлениям, но являющихся наиболее знаковыми фигурами поэзии второй половины XX века. Выявление и анализ всего корпуса лексики с использованием фрагментов полевой методики в поэзии авторов единого временного периода, репрезентирующего такую яркую и мощную доминанту культуры, как стихия ЗЕМЛЯ, позволяет определить ее место в языковой картине мира каждого из авторов, а также в русской языковой картине мира, поскольку поэт концентрирует и общенациональное восприятие реальности.

В научных исследованиях последних лет полевый подход достаточно широко применяется для изучения поэтических текстов (Пархоменко, 2000; Черных, 2003; Карташова, 2004; Плахина, 2004; Кочнова, 2005 и др.).

Использование элементов полевого метода к языку поэта помогает также установить общие закономерности и выявить специфические черты в изображении окружающего мира каждым из авторов сквозь призму семантической сферы ЗЕМЛЯ, определить приемы актуализации образных значений. Причем формирование состава и структурная организация лексики, репрезентирующей стихию ЗЕМЛЯ в поэтической речи, определяется особенностями языковой и идиостилевой семантики языковых единиц.

В семантическом пространстве языка языковые единицы объединяются парадигматическими, синтагматическими и деривационными отношениями, наиболее характерными для полевой организации лексики, что обусловливает систематизацию и структурную организацию слов в рамках тематических групп, синонимических и антонимических рядов, а также словообразовательных объединений.

В аспекте полевых отношений в лексике, номинирующей стихию ЗЕМЛЯ, на парадигматическом уровне выделяются подсистемы, определяемые нами как тематические группы. Под ТГ мы понимаем объединения слов на основе денотативной общности, обозначающих конкретную предметную сферу.

Лексемы, отражающие по своей семантике стихию ЗЕМЛЯ в языке поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной, вступают в синонимические и деривационные отношения, что обусловливает выделение в структуре ТГ синонимических и словообразовательных объединений.

Членами ТГ, объединения, характеризующегося понятийной однородностью элементов, в поэтических текстах Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной являются ЛСВ многозначных слов и однозначные слова.

Исследование стихии ЗЕМЛЯ в языке поэтов Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной открывает для нас перспективу сопоставительного изучения, создания статистической характеристики репрезентантов данной субстанции, выявление системных отношений между ними, проявляющиеся на парадигматическом, синтагматическом и словообразовательном уровне, определение семантической потенции и особенностей функционирования «земных» лексем в текстовом пространстве, образующих целостный и структурированный фрагмент языковой картины мира. Важным для настоящего исследования является также выявление специфики авторской оценки и интерпретации стихии ЗЕМЛЯ как одной из первоначальных субстанций бытия. Такое структурированное описание дает возможность выделить общее и специфическое, индивидуально-авторское, обобщить и дифференцировать концептуальные признаки в изображении стихии ЗЕМЛЯ.

Во втором параграфе представлен весь спектр репрезентантов стихии ЗЕМЛЯ с позиции парадигматических связей.

Наименования стихии ЗЕМЛЯ в поэзии второй половины XX – начала XXI веков образуют достаточно объемное «природно-земное» семантическое пространство, в котором монолексемы, принадлежащие к разным частям речи, и полилексемные единицы объединяются общностью содержания и в силу своей собственной семантики отражают общую понятийную сферу.

Для языковой реализации стихии ЗЕМЛЯ в поэзии Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной используются 573 лексические единицы в 5761 контексте. Обращает на себя внимание тот факт, что количество репрезентантов стихии ЗЕМЛЯ в поэзии исследуемых авторов меньше по сравнению с данными «Русского семантического словаря», но частотность таких слов в поэтических текстах чрезвычайно высока, что позволяет относить лексику стихии ЗЕМЛЯ к ключевым языковым средствам вербализации реалий действительности в тезаурусе авторов. Широкое употребление «земной» лексики в языковом пространстве поэтического текста исследуемых авторов определяется ее высоким семантическим потенциалом.

С точки зрения лексико-грамматической принадлежности слов среди наименований земной стихии представлены имена существительные (83%), имена прилагательные (14%), глаголы (2%), наречия (1%). Как показывает анализ, в количественном отношении преобладают существительные (земля, недра, долина, пустыня, утес, берег, земляника, пшеница, можжевелина, долька), далее идут прилагательные (изумрудный, васильковый, золотой, серебряный, ветвистый, ромашковый, миндальный, агатовый, кленовый, пальмовый, жемчужно-витиеватый, северноянтарный).

Глаголы (стальнеть, бронзоветь, мраморнеть, чугунеть, возглыбиться) и наречия (каменно, серебряно, твердокаменно, жемчужно, изумрудно, алмазно, природно, лиственно) в поэзии указанных авторов немногочисленны и представляют собой, как правило, окказиональные образования.

Как мы полагаем, привлечение и систематизация грамматически неоднородных языковых единиц в качестве репрезентантов стихии ЗЕМЛЯ способствует выявлению всего многообразия семантической корреляции, всех направлений образного выражения наименований в художественных текстах авторов единого временного периода. Репрезентантами стихии ЗЕМЛЯ в пределах выделяемых групп становятся синонимы, экспрессивная лексика, дериваты, передающие своеобразие авторского видения мира каждым из исследуемых поэтов.

Весь лексический материал, репрезентирующий стихию ЗЕМЛЯ в поэзии Б. Ахмадулиной, А. Вознесенского, Е. Евтушенко, связанный парадигматическими отношениями, распределяется на 7 тематических групп: «Общие обозначения. Наименования территорий» (окрестность, Земля1, земля4, земля5, край, предместье), «Рельеф местности» (вершина, гора, гряда, скала, холм, низина, равнина, расщелина, взморье), «Горные породы» (минерал, гранит, лава, самородок, сталактит, аметист, платина, чернозем), «Места обитания животных» (пастбище, гнездо, берлога, муравейник), «Участки растительности» (поле, бор, джунгли, тайга, чаща, лес, опушка), «Растения и другие растительные организмы» (жимолость, растение, кустарник, трава, дерево, лиана, цветок, олива, орех, яблоня, сирень, туя, тополь, гвоздика, роза, сакура, иммортель, валериана, репейник, папоротник, ягель), «Части растений» (лист, бутон, крона, корень, росток, гроздь, колос, лепесток, плод, баклажан, манго, оливки, мякоть), которые в свою очередь разделяются на 17 подгрупп, микрогрупп, 12 микроподгрупп, находящихся в иерархической соотнесенности, а именно, объединения меньшего объема входят в состав группировок большего объема.

Согласно квантитативным показателям, наиболее представленными, частотными в текстовом пространстве авторов исследуемого временного периода являются такие группы, как ТГ «Растения и другие растительные организмы» (188 единиц в 1542 употреблениях), ТГ «Горные породы» (единицы в 1283 употреблениях), «Части растений» (167 единиц в употреблениях). Процентное соотношение наименований земной стихии, объединяющихся в ТГ в языке поэзии заявленных авторов, наглядно представлено в диаграмме.

Диаграмма Частотность лексем стихии ЗЕМЛЯ в языке поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной Растения и другие растительные организмы Горные породы 27% 22% Места обитания животных 1% Участки растительности Части растений 8% 19% Общие обозначения.

Рельеф местности Наименования территорий 12% 11% Рассмотрим одну из наиболее репрезентативных в поэзии Е.

Евтушенко, А. Вознесенского Б. Ахмадулиной и имеющих разветвленную структуру групп, которой является ТГ «Горные породы». Статистические данные позволяют относить эту ТГ к наиболее многочисленным среди обозначенных в перечне, что можно считать вполне закономерным, поскольку значения, выражаемые компонентами группы, весьма разнообразны.

Общая семантика членов анализируемого объединения выражает значение плотной твердой материи, существующей в природной среде и добываемой человеком, дифференциация же компонентов внутри рассматриваемой парадигмы связана с указанием на существующие разновидности, химический состав и физическое состояние, а также на особенности использования человеком горных пород. Таким образом, в анализируемой ТГ мы выделяем 2 подгруппы: «Наименования горных пород» и «Почва», в структуре которых выделяются 7 микрогрупп:

«Горные породы, ископаемые», «Камень, его части, окаменелые затвердения», «Драгоценные, полудрагоценные, поделочные камни, окаменелости», «Металлы, сплавы, соединения, образования на металлах», «Типы почв», «Состояние почвы», «Слои почв». Наиболее частотными лексемами при прямом номинировании в языке Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной являются: земля3 (144 употр.), камень (80), песок (28), золото (9), глыба (8), металл (8), грязь (8), глина (6), алмаз (5), мрамор (5), самородок (5), для образного постижения окружающего мира поэты отдают предпочтение таким «земным» единицам ТГ, как золото (43), серебро (24), камень (14), жемчуг (11), изумруд (10), глыба (10), алмаз (8), рубин (7), раковина (6), кристалл (5), мрамор (5), самородок (5), медь (4), сталь (4), чугун (3).

Рассматривая качественный состав ТГ, отметим, что наряду с наименованиями драгоценных камней и металлов, традиционно привлекаемых художниками слова в ткань произведения для образного изображения действительности, широко распространены номинации горных пород и металлов, носящих подчеркнуто прозаический характер и используемых в промышленности (антрацит, базальт, известняк, мел, нефть, руда, гравий, щебень, алюминий и др).

Как показывает анализ фактического материала, наличие указанных тематических групп характерно для поэзии каждого из авторов, однако, в художественных текстах Е. Евтушенко отсутствуют микроподгруппы:

«Слои почв», «Плоды культур, дающих пряности и другие полезные плоды»; в поэтической речи А. Вознесенского не представлены микроподгруппы: «Маслины», «Травы, дающие волокно», «Кормовые травы»; в произведениях Б. Ахмадулиной – подгруппа «Грибы», микроподгруппы: «Слои почв», «Один плод из многих», «Травы, дающие волокно», «Кормовые травы»; «Плоды ореховоплодовых культур».

Немаловажным является и то, что наименования стихии ЗЕМЛЯ активно функционируют в поэтической речи каждого из авторов, сохраняя соотношение количественных и частотных показателей, учитывавшихся при анализе ТГ в целом, хотя «земные» единицы в идиостиле поэтов представлены, естественно, по-разному: Е. Евтушенко – 373 лексемы в 2286 употреблениях, А. Вознесенский – 358 единиц в 1833 употреблениях, Б. Ахмадулина – 266 наименований в 1642 употреблениях.

Вторая глава «Образная реализация наименований стихии ЗЕМЛЯ в поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной» посвящена анализу образной модели мира, нашедшей отражение в языке поэзии Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной.

В первом параграфе описывается образ стихии ЗЕМЛЯ с позиций национального мировосприятия и диапазона лексико-грамматических средств, передающих индивидуально-авторское восприятие земной стихии.

Образ земли, получивший множество интерпретаций в живописи, художественной литературе и других видах искусства, является одним из центральных образов в мировой культуре. Стихия ЗЕМЛЯ в творческом воплощении Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Б. Ахмадулиной представляет собой макрообраз, характеризующийся величием и мощью, берущий начало в русском национальном сознании и обретающий оригинальные авторские коннотации.

К устойчивым традициям изображения земли, нашедшим отражение в языке поэзии исследуемых авторов, можно отнести особенности персонификации рассматриваемой субстанции, подчеркивающие ее действенное начало, а также созидательную сущность в восприятии земной стихии как Матери-земли.

Прослеживается приверженность поэтов традициям национального мировосприятия в изображении земли в облике человека (в женской ипостаси). Сформировавшиеся каноны уподобления земли человеку, как нам думается, раскрывают стремление носителей языка обрести духовный контакт с культуропорождающим первоначалом. Яркость и оригинальность воображения позволяет поэтам создавать детальный, развернутый портрет земной стихии.

Перцептивные репрезентанты, отражающие наглядно-чувственное восприятие земной субстанции в языке поэзии Е. Евтушенко, А.

Вознесенского, Б. Ахмадулиной представлены различными номинативными и предикативными конструкциями, что обусловлено спецификой изображения стихии ЗЕМЛЯ, олицетворяющей духовную сущность русского народа, как многогранного образа. Обращает на себя внимание тот факт, что характеристики, создающие чувственный и зрительный образ земли, могут быть противоречивыми, заключая в себе как мелиоративную, так и пейоративную оценку.

Таким образом, в поэтической речи Е. Евтушенко земля наделена следующими чертами: теплая, парная, осенняя, сырая, преступно прекрасна, преступно мягка, земля-великан, тело земли, шрамы и раны земли. Приведем примеры: Дышала негласно / земля, как могла, / преступно прекрасна, / преступно мягка; Со всем, чем раньше жил, порву я. / Забуду разную беду. / На землю теплую, парную, / раскинув руки, упаду;

Дорога похожа на сводку / о шрамах и ранах земли (Евтуш., 1, 26; 2, 201, 396).

В словесном воплощении А. Вознесенского земля обладает следующими признаками: живая, ранимая, нелегкая, необъятно всеобщая, сковородка Земли. Чувственно-образная аспектизация представленных номинаций выражает преимущественно положительное значение.

Например: Будто сделал я что-то чуждое, / или даже не я – другие. / Упаду на поляну – чувствую / по живой земле ностальгию; Развяжи мне язык – как снимают ботинок, / чтоб ранимую землю осязать босиком, / так гигантское небо / эпохи Батыя / сковородку Земли, / обжигаясь, / берет языком (Вознес., 1, 242; 2, 199).

В языковой визуализации поэта возникает совершенно особенный, законченный в смысловом отношении образ земной субстанции: И также весело и свойски, / как те арбузы у ворот – земля / мотается / в авоське / меридианов и широт! (Вознес., 1, 60).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»