WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Изображение пелены стало также устойчивым элементом иконографии «Торжество Православия», известной по греческой иконе конца XIV - начала XV в. из Британского музея и ряду поствизантийских произведений.

Изучение изобразительных источников даёт представление о характере использования пелен во время процессий и позволяет сделать общие выводы относительно их декорации. Как правило, пелены закреплялись под иконами для несения во время шествия, или же прикреплялись к специальным подставкам, на которые устанавливались иконы во время остановки процессии.

Композиционное решение пелен разнообразно. В большинстве случаев можно выделить кайму и средник. Ткань средника обычно украшена различными орнаментами. В центре большинства пелен расположен равноконечный крест, иногда в своеобразной рамке из треугольников. В отличие от более поздней традиции, когда кайма охватывала пелену со всех сторон, в византийских изображениях окаймления часто расположены только на верхней и нижней сторонах пелены. Кайма обычно золотая, украшена жемчугом и драгоценными камнями. Средники пелен - чаще всего пурпурного, малинового или красного цветов.

Единственный пример лицевого шитья на пелене встречается во фресках монастыря Козия: изображен молящийся император; по сути, это портрет донатора.

Сохранившиеся византийские памятники. Следует иметь в виду, что вопрос о предназначении некоторых византийских шитых тканей дискутируется учёными. В работе анализируется иконографическое и композиционное решение ткани с изображением Богоматери Оранты из церкви Св. Софии в Охриде, первой четверти XIII в. (Национальный Исторический музей, София); ткани с изображением Распятия, около 1295 г. (там же); пелены церкви Св. Софии в Охриде, с изображением Введения во храм (местонахождение неизвестно); пелены XIV в. с изображением Благовещения и Рождества Христова (монастырь Хиландар на Афоне), а также ткани с изображением Архангела Михаила и Мануила Палеолога в образе Иисуса Навина (Палаццо Альбани, Урбино).

Обзор византийского материала показывает, что пелены под иконы являлись неотъемлемой частью церковного убранства в Византии, и выявляет разнообразие их типов, композиционных решений, декорации.

Глава II. Типология и функция древнерусских подвесных пелен.

Пелены в иконостасе, аналойные, в религиозных процессиях.

В данной главе на основании сведений средневековых источников реконструируются формы бытования пелен в древнерусских храмах.

Подвесные пелены под иконы. Пелена не относилась к тем предметам церковного убранства, без которых совершение литургических действий было бы невозможно. По этой причине пелены могли попадать в уже сложившийся храмовый интерьер по мере обогащения ризницы того или иного монастыря или церкви, или же после прославления какой-либо иконы, в знак её особого почитания. В первую очередь пелены подвешивались под иконы местного ряда иконостаса. Согласно описям, многие иконы имели не одну, а несколько пелен, причем количество перечисляемых под одной иконой пелен могло доходить до пяти. В ряде случаев такие «ансамбли» пелен формировались в результате частых вкладов к одним и тем же наиболее почитаемым иконам.

В источниках, начиная с XVI в., встречаются описания убранства иконостаса, где одна большая, вытянутая по горизонтали пелена подвешивалась сразу под несколько икон. Такой приём свидетельствует о забвении первоначального назначения пелен – служить тканью, посредством которой касались иконы.

В большинстве случаев использовались отдельные пелены под каждую икону, с которыми они иногда вкладывались в монастырь. Эти разновременные пелены, заказанные разными вкладчиками и исполненные из тканей разных цветов, могли создавать пестроту, своего рода цветовой диссонанс в интерьере храма. Этого не происходило, если пелены в храме были сделаны из одного материала, пожертвованного одним дарителем. Для некоторых икон существовали пелены как обычные, «повсядневные», так и сменявшие их в торжественные дни «празнишные».

Обычно пелены подвешивались под иконы на металлических прутах или на особых крючках, которые прикреплялись к киотам или прямо к образу.

Случаев непосредственного закрепления на пеленах приклада, которые известны в поствизантийской традиции на Афоне, в древнерусских источниках нами не выявлено.

Аналойные пелены. Убранство аналоя состояло из нескольких тканей, чем походило отчасти на облачение престола. Оно состояло, прежде всего, из основной «одежды», называемой «паволокой», «сорочкой» или «срачицей», а уже затем шли аналойные пелены, которые, в свою очередь, можно разделить на две категории. Аналойные пелены первого типа прикреплялись непосредственно к аналою, отсюда и сопровождающие их определения:

«пелены привесные пристежные» или «прикладные». В этом случае другая ткань, называвшаяся «ширинкой», покрывала верхнюю часть аналоя, на которой непосредственно располагалась икона.

Аналойные пелены второго типа уже не прикреплялись, а постилались под икону. При этом значительная часть пелены свешивалась с аналоя, спереди и сзади от положенной на неё иконы. Крест, украшавший подобные пелены, располагался непосредственно под иконой или на свисавшей части пелены.

Подобно пеленам, висевшим под иконами иконостаса, аналойные пелены бывали праздничными и повседневными.

Пелены в процессиях. Часто пелены покидали храмовое пространство, сопровождая иконы в крестных ходах, как это было и в византийской традиции.

Важные сведения об этом содержат Чиновники Московского Успенского собора. В описании крестного хода на праздник Сретения Владимирской иконы Богоматери говорится, что «священники и диаконы в ризах износят святыя иконы на пеленах [курсив мой – А.П.]»2. Интересно здесь само выражение «на пеленах», свидетельствующее о том, что иконы при несении должны были прихватываться тканью. Правда, это могло не всегда соблюдаться. Так, на некоторых иконах «Сретение Владимирской иконы Божьей Матери», изображающих эту процессию, священнослужители держат чудотворный образ непосредственно руками.

Из монастырских и церковных описей следует, что почти все выносные иконы, располагавшиеся обычно в алтаре, имели подвесные пелены. В тех случаях, когда выносная икона была двусторонней, к ней подвешивались две пелены.

Иконы местного ряда иконостаса и аналойные иконы участвовали в крестных ходах и других церковных процессиях, как правило, вместе с теми пеленами, которые находились под ними и в храмовом пространстве. В Чиновниках Успенского собора Московского Кремля описывается, как в дни некоторых праздников выносились аналойные иконы вместе с пеленами. Для молитвенных остановок, предусматривавшихся на протяжении долгих шествий, для икон местного ряда делами специальные подставки («ключари уготовляли за церковью на площади надолбы на ношках»3). Подобные подставки, вероятно, были похожи на изображавшиеся в византийских циклах Акафиста. В одном из московских Чиновникв при описании крестного хода дана любопытная деталь: пелену перед чудотворным образом Богоматери несли ключари, взяв за петельки.

Анализ многочисленных письменных источников позволяет во всей полноте представить себе традицию использования пелен под иконы в древнерусском храме. Важно подчеркнуть, что их особое распространение произошло на фоне развития высокого иконостаса и драгоценного убора иконы.

Чиновники Московского Успенского собора, 1908. С. 188.

Там же. С. 245.

Глава III. Иконография древнерусских подвесных пелен.

Соотношение изображений на иконе и подвесной пелене.

Иконографические варианты. Надписи на пеленах.

Особое распространение в Древней Руси получают пелены с лицевым шитьём. Они образовывали дополнительный ряд изображений в семантически связанной структуре иконостаса. Соотношение иконографии пелен и икон варьировалось.

Согласно монастырским описям и других источникам, на большей части древнерусских подвесных пелен с шитыми изображениями был повторён сюжет, представленный на иконе. У некоторых чтимых образов могло накапливаться по несколько пелен с одинаковым сюжетом. Иногда монастыри получали от богатых вкладчиков иконы уже вместе с шитыми пеленами, воспроизводившими их иконографию.

Древнерусские источники содержат примеры совпадения самых разных, как простых, так и сложных иконографических сюжетов иконы и пелены. В некоторых случаях иконописный образ был воcпроизведён на пелене вместе с изображениями, представленными на его окладе или киоте. Чем была обусловлена потребность заказчиков и исполнителей пелен в повторении иконного изображения, т.е. по существу в поднесении чтимому образу его же изображения, желанием ли особо выделить икону или какими-то другими обстоятельствами, является сложным и пока не разрешённым вопросом.

Однако во многих случаях шитый образ на пелене оказывался изменённым по сравнению с иконой. При этом пелена становилась важным иконографическим дополнением к изображению на иконе. Различия между изображениями на иконе и пелене могли быть незначительными, когда основная композиция повторялась, но на кайме появлялись сцены жития святого, представленного на иконе, или образы других святых, иногда вышитые, а иногда гравированные на серебряных дробницах. Порой изображения на пелене сокращались по сравнению с иконой.

В других случаях образ на пелене получал значительные дополнения, которые касались не только изображений на кайме, но и средника. На пелене мог быть представлен и совсем другой, по сравнению с иконой, сюжет. Но при этом шитое изображение было связано по смыслу с иконописным. Так, к иконам Богоматери подвешивали пелену с изображением какого-либо богородичного праздника. Это привносило дополнительные смысловые и эмоциональные оттенки, присущие тому или иному событию. Или под изображением богородичного или господского праздника помещалась пелена с образом Богородицы или Спасителя. Такую взаимозаменяемость сюжетов можно встретить и в ансамблях иконы и пелены с образами святых. К примеру, под иконой преподобного Сергия Радонежского висела пелена с композицией «Явление Богоматери преподобному Сергию»; а иногда под иконой «Явление Богоматери преподобному Сергию» размещалась ткань с образом преподобного.

Разнообразие возможного выбора сюжета пелены для иконы с определённой иконографией показана, в частности, на примере икон Святой Троицы, под которыми в описях упоминаются следующие варианты пелен:

«Троица» с праздниками или сценами «бытия» на кайме; Господские праздники; фигуры Авраама и Сарры.

Изменение иконографии пелены по отношению к иконе могло происходить и под влиянием местных традиций, включения местночтимых святых или фигуры святого, тезоименитого заказчику. Так, в КириллоБелозерском монастыре под иконой «Предста царица» была пелена с изображением Богоматери Знамение и молящихся Ей Иоанна Предтечи и Кирилла Белозерского. В этом ансамбле создавался наглядный образ постепенной передачи молитв к Богу. На пелене внизу святые, в том числе и основатель монастыря, к которому за помощью обращались паломники, молятся перед образом Богоматери, а в верхней части их молитва передается Богоматерью самому Христу.

Иногда изображение на пелене совсем не соответствовало иконописному образу. В таких комбинациях, нередко встречающихся в описях XVII-XVIII вв., отражалось, вероятно, забвение первоначального назначения пелены и более формальное отношение к этому предмету церковного убранства. Другой причиной могло быть и простое стечение обстоятельств, когда в храме не оказывалось иконы, подходящей по сюжету к пелене.

Часто при описании не соответствующих друг другу по сюжету пелен и икон оговаривается, что пелена «ветхая»; возможно, при изготовлении новой пелены к почитаемой иконе старую, обветшавшую пелену переносили к другой иконе, несмотря на различие сюжетов.

Большой интерес представляют тексты, вышитые на пеленах. Традиция помещать надписи по краю образа, вокруг центрального изображения, известна по нескольким ранним иконам, хранящимся на Синае и в Риме. Однако, за редкими исключениями, поля византийских и древнерусских икон либо оставались свободными, либо там помещались фигуры святых или сцены из жития того святого, который представлен на иконе. Между тем, характерной особенностью композиции многих пелен является наличие на них литургических или вкладных надписей, как это встречалось в византийской традиции.

Надписи, как правило, располагались на кайме. Для простоты прочтения они обычно шли по верхней и правой кайме с буквами, обращёнными к изображению, и продолжались по левой и затем нижней кайме с буквами, обращёнными наружу, в отличие от типичного расположения надписей на литургических покровах, где все буквы были обращены внутрь. Чаще всего надписи на пеленах содержали литургические тексты, т.е. воспроизводили песнопения, установленные для изображённого святого или события библейской истории. Опись Спасо-Каменного монастыря 1628 г. содержит выразительную формулировку: «около пелены шиты слова книжные»4. Фигуре святого обычно соответствовал тропарь или кондак в его честь, то же относится и к пеленам с композициями праздников. В некоторых случаях принадлежность пелены к той или иной иконе подтверждается именно вышитым на ней текстом.

Один из часто встречающихся текстов – «Владычице приими молитву раб своих и избави их от всякие нужды и печали» – подчёркивал роль пелены не только как благодарственного «приклада». Поднесённая пелена становилась непрерывной молитвой о «нужде и печали» вкладчиков перед определённым образом. На пелене с изображением Голгофского креста надписи на кайме относились либо к самому кресту, либо были связаны с представленными на иконе святыми или событиями.

Особый интерес представляют вкладные надписи, из которых можно почерпнуть сведения о создателях и заказчиках произведения, времени его создания, а также о месте, для которого оно предназначалось. Как известно, на самих иконах подобные надписи встречаются значительно реже, чем на пеленах.

Итак, пелены с вышитыми на них изображениями составляли вместе с иконами ансамбль, в котором они существенно дополняли иконописный образ.

Изображение на пелене могло не только повторять сюжет иконы, но и значительно, а то и полностью от него отличаться. В таких случаях роль пелены заключалась в развитии содержания иконы, в придании ей дополнительных смысловых оттенков.

Важнейшую роль в иконографии пелены играли литургические надписи.

Присутствие надписи создавало следующий за изображением, вербальный уровень развития сюжета иконы, позволяя молящемуся словесно воспеть представленного на ней святого или праздник. Таким образом, подвесные пелены были не только декорацией, но и важным носителем смысла и образного содержания.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»