WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Та же черта является характеризующей и для юридического дискурса. В доказательство приведём лишь одно предложение, взятое нами из мотивировочной части определения Конституционного суда РФ от 21 октября 2008 года №510-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Давитидзе Левана Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 402, 403, 407-410 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»:

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие производство в надзорной инстанции, действуя в системной взаимосвязи с другими положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в частности его статьи 7, не предоставляют суду надзорной инстанции возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые основания отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда во всяком случае должна основываться на конкретных обстоятельствах, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, - иначе объективное и справедливое разрешение уголовного дела не может быть обеспечено.

На деле лексико-грамматические приёмы конкретизации лишь затемняют смысл высказывания, затрудняя восприятии даже самой заурядной информации (как, например, в приведённом определении КС РФ). Заметим, практически все документы КС РФ отличаются повышенной сложностью восприятия, перекодировки – это обстоятельство постоянно отмечается действующими судьями.

Вместе с тем вспомним, что сложная гипозевгматическая структура многих статей Особенной части УК РФ (наиболее показательна в этом смысле разобранная статья 141.1 УК РФ) вполне оправдана в прагматическом плане.

Особо можно отметить прагматически бессмысленное «нанизывания» однородных членов (корыстная или иная личная заинтересованность) и ложной неоднородности (организованная устойчивая вооружённая группа).

9) речевая недостаточность. В предыдущей главе мы привели немало примеров этого явления в юридической дискурсивной практике – в металингвистическом дискурсе оно встречается существенно реже. Перед нами два толкования ТЕ «компонентный анализ».

• «Компонентный анализ… опирается на парадигматические связи в системе. | Компонентный анализ был разработан и используется в основном как метод раскрытия семантики слов, но применялся и в других областях лингвистики, например, в фонологии, где фонема представлялась как связка или пучок различительных (дифференциальных) признаков на основе ряда их бинарных противопоставлений. Метод… оказался плодотворным и в морфологии и в синтаксисе. | Но особенное развитие этот тип анализа получил применительно к семантике слов…» (И.В. Арнольд).

• «Компонентный анализ – сопоставительный… анализ наборов компонентов (дифференциальных и интегральных признаков) плана содержания (чаще на предметно-логической основе) в совокупности исследуемых однородных языковых единиц (фонем, лексем…), с помощью которых одни единицы различаются между собой, другие объединяются в группы (или совокупности)…» (Т.Х. Каде).

Несмотря на обилие вставных конструкций во втором фрагменте, формально призванных уточнить понятия, вовлекаемые в область референции, текст остаётся непонятым (не объясняется контекстное значение уточняющих нетривиальных ТЕ: «дифференциальный (интегральный) признак»; не раскрывается связь между «планом содержания» и «предметно-логической основой», вместе с тем эта связь не является очевидной; непонятно также, являются понятия «группы» и «совокупности» тождественными или между ними дизъюнктивные отношения). Первый фрагмент с очевидностью лишён указанных недостатков, напротив, для облегчения восприятия автор не просто использует широко употребляемые в лингвистике понятия, но и иллюстрирует текст примером.

На уровне категоризации существуют и особенности, характеризующие только одну из анализируемых нами дискурсивных практик – юридическую. К таким особенностям относятся: явные логические и грамматические ошибки, ошибки в выборе лексемы, тавтологии, неправильный порядок слов в предложении, пунктуационные и орфографические ошибки. Названные особенности можно объяснить объективными причинами, лежащими в области экстралингвистической: во-первых, тем, что юридический документ имеет принципиально много авторов, и, во-вторых, существенно более низкой языковой компетенцией этих авторов (по сравнению с авторами работ по методологии языкознания). Однако, поскольку любое дискурсивное событие имеет и внеязыковую отнесённость, приведённые характеристики следует признать типологизирующими – ровно в той же мере, в какой отсутствие этих характеристик образует дискурс советской лингвистики (значимое отсутствие).

3. Мотивационно-прагматический уровень.

Поведенческий (деятельностный) уровень по традиции связывают с прагматикой языка. С этой точки зрения оба дискурса, как было доказано, нередко характеризуются коммуникативным провалом – следствием актуализации описанных выше языковых механизмов, которые в совокупности мы назвали идеологизацией.

В ходе проведённого дискурсивного анализа выяснилось, что работа механизма идеологизации далеко не всегда является результатом манипулятивной интенции или актом языковой агрессии адресанта, который ведом языковой системой и, защищая создаваемый текст, путает области референции. Воспроизведение в дискурсивной ситуации той или иной языковой формулы становится самоцелью, приобретает черты обряда и может вовсе не нести информации (нести ложную информацию) о концептуализируемой в дискурсе действительности (примеры с произнесением/написанием формулы *в соответствии с позицией Пленума Верховного Суда Российской Федерации, использованием сложных синтаксических структур, создающих наукообразие и под.). Такое речевое поведение в лингвистической прагматике принято называть ритуализованным.

Воспроизведение «обрядовых» форм и формул может не иметь интенции в той или иной степени манипулировать адресатом – единственная цель ссылки на какой-либо прецедентный текст (монографию известного учёного, постановление Пленума ВС РФ, уважаемое справочное издание) заключается в самом воспроизведении текста, которое показывает принадлежность адресанта к определённому дискурсивной ситуацией кругу посвящённых. В подобных случаях, когда степень конфликтогенности остаётся равной нулю, перед нами пример эстетизированного речевого поведения.

Ритуализованный и эстетизированный типы речевого поведения в рамках каждой анализируемой дискурсивной практики способствуют языковой игре, стратификации коммуникантов по социальному, профессиональному, идейному признакам. Надлежит сказать, что в юридическом дискурсе, где позиции коммуникантов обозначены прямее, резче, игровое начало реализуется в большей степени.

Наконец, было установлено, что даже самый скрупулёзный дискурсивный анализ не способен каждый раз со стопроцентной точностью определить мотивационно-прагматические установки автора метатекста. Такое положение вещей вызвано объективной причиной – прескриптивным характером идеологизации и индетерминизмом естественного языка.

В Заключении излагаются основные выводы диссертационного исследования; перспективы начатого исследования связываются, во-первых, с развитием теории языкового конфликта и вопросами экспликации категории конфликтогенности в юридическом дискурсе, во-вторых, – с рассмотрением феномена судебного заседания как особого вида юридической дискурсивной практики в рамках теории языковой игры.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях.

Научные статьи, опубликованные в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации 1. Босов, А.Е. Дискурсивный анализ языка судебного решения по уголовному делу: сущность и перспективы / А.Е. Босов // Уголовное право. – 2009. – №1. – С. 66-71. (0,6 п.л.) 2. Босов, А.Е. Термины группы «соучастие» в языке современного российского уголовного закона (опыт дискурсивного анализа) / А.Е. Босов // Вестник Нижегородского государственного университета им.

Н.И. Лобачевского (секция «Филология и искусствоведение»). – 2009. – №2. – С. 253-258 (0,6 п.л.) 3. Босов, А.Е. Юридический язык и юридический дискурс: сущность и особенности анализа / А.Е. Босов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2009. – №1(2). – С. 25-28 (0,5 п.л.) Опубликованные доклады, представленные на научных конференциях, и статьи в научных сборниках 4. Босов, А.Е. К вопросу об идеологизации советского метаязыкового дискурса / А.Е. Босов // XI нижегородская сессия молодых учёных.

Гуманитарные науки: Тезисы докладов. – Нижний Новгород: Изд-во Гладкова О.В., 2007. – С. 133-134. (0,1 п.л.) 5. Босов, А.Е. Конфликт принципа кооперации и мотивационнопрагматической установки автора метатекста: синтаксический аспект / А.Е. Босов // В.А. Богородицкий: научное наследие и современное языковедение: В 2 т. – Казань: Изд-во КГУ, 2007. – Т. I. – С. 42-44. (0,2 п.л.) 6. Босов, А.Е. Особенности словарного описания терминов лингвистической методологии / А.Е. Босов // Альманах современной науки и образования: В 3 ч. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии. – Тамбов: Грамота, 2007. – Ч. II. – С. 55-57. (0,3 п.л.) 7. Босов, А.Е. Проблема квалификации механизма метаязыковой идеологизации как компонента культурного кода эпохи / А.Е. Босов // Языковые средства и способы кодирования культурных знаний: В 2 т. – Тула:

Петровская Гора, 2007. – Т. II. – С. 66-69. (0,3 п.л.) 8. Босов, А.Е. Некоторые особенности исследования советского метаязыкового дискурса / А.Е. Босов // Лингвистические парадигмы и лингводидактика: В 3 ч. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. – Ч. 3. – С. 20-24. (0,п.л.) 9. Босов, А.Е. Немотивированное числовое варьирование терминов в метаязыке лингвистики / А.Е. Босов // Грамматические категории и единицы. – Владимир: Изд-во ВГПУ, 2007. – С. 66-69. (0,2 п.л.) 10. Босов, А.Е. Конфликтогенность текста как объект лингвистической конфликтологии / А.Е. Босов // Текст и контекст: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: В 2 ч. – М.: Изд-во МГПУ, 2007.

– Ч. I. – С. 84-88. (0,3 п.л.)

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»