WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Материалы диссертационного сочинения могут быть использованы также и в преподавании курсов юридического («Юридическая техника») и документоведческого циклов («Документоведение», «Составление и редактирование юридических документов», «Процессы унификации и стандартизации в сфере документоведения»). Материалы исследования могут быть положены в основу и при разработке учебных семинаров, тренингов для судей и сотрудников аппаратов судов общей юрисдикции. Применение полученных результатов возможно и в процессе составления справочнонормативных изданий документоведческого характера (методические рекомендации, инструкции по делопроизводству). Приложение к диссертации может быть использовано в учебных и научных целях (для научного руководства студентами и аспирантами, а также при выполнении курсовых, дипломных и диссертационных сочинений по лингвистике), так как известно, что на практике проблемы методологии конкретного исследования нередко остаются неразрешёнными именно в силу недостаточного владения терминологическим аппаратом и соответствующими понятиями.

Наиболее существенные результаты исследования сформулированы в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Основные черты сходства идеологизированных металингвистической и юридической дискурсивных практик наблюдаются в их структуре и в способах оперирования с языком.

2. Структурное сходство двух указанных дискурсивных практик на языковом уровне проявляется в наличии элементов научного стиля, в активной эксплуатации индуктивных и дедуктивных моделей построения доказательств.

3. Структурное сходство на экстралингвистическом уровне проявляется: в феномене «соавторства» («коллективного авторства»); в предельной стандартизации текстов обеих практик, причём в каждом случае названное свойство изначально есть следствие стилевой принадлежности; в общности эксплуатируемой в этих практиках базовой логической категории, каковой является понятие.

4. Сходства двух указанных дискурсивных практик в способах оперирования с языком проявляются: на уровне знания о мире, где и советский металингвистический дискурс, и современный юридический дискурс характеризуются внутренним алогизмом, аномальностью лексической и грамматической семантики, а также десемантизацией, несоблюдением ряда грамматических правил и аксиом референции; на уровне речевого поведения, где обоим типам дискурсивных практик присущи явления коммуникативного провала, ритуализованного речевого поведения, языкового манипулирования.

5. Языковая идеологизация, обнаруживающаяся в анализируемых (и иных) типах дискурсивных практик, прескриптивна, поскольку не устраняется из общекультурного кода вместе с переменами экономического, политического и иного характера, а сохраняется и трансформируется на лингвогенетическом уровне, являясь базовой характеристикой социума.

Структура исследования определена поставленными целью и задачами, а также характером объекта и предмета изучения. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения, сопровождается библиографическим списком, включающим источники исследования и научную литературу по теме, и приложением (в котором в алфавитном порядке расположены все встреченные общеметодологические ТЕ и ТЕ лингвистической методологии, а также все текстовые примеры).

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры современного русского языка и общего языкознания Нижегородского государственного университета им.

Н.И. Лобачевского. Результаты исследования были представлены на международных научных конференциях: «В.А. Богородицкий: научное наследие и современное языковедение» (Казань, КГУ, 4-7 мая 2007), «Славянские языки и культура» (Тула, Тульский ГУ, 17-19 мая 2007), «Лингвистические парадигмы и лингводидактика» (Иркутск, Байкальский государственный университет экономики и права, 13-15 июня 2007), «Грамматические категории и единицы: синтагматический аспект (к 100-летию проф. А.М. Иорданского» (Владимир, ВГПУ, 25-27 сентября 2007), «Х Виноградовские чтения. Текст и контекст: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты» (Москва, МГПУ, 15-17 ноября 2007). Основные положения диссертационного сочинения нашли отражение в 10 публикациях (общим объёмом около 3,4 п.л.), 3 (около 1,7 п.л.) из которых размещены в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для опубликования основных результатов диссертаций на соискание учёной степени доктора наук.

Выработанные рекомендации по составлению судебных документов с года используются Нижегородским областным судом и некоторыми судами общей юрисдикции Нижегородской области.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяются цель, задачи исследования, обосновывается его актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость, излагаются методы анализа, приводятся положения, выносимые на защиту.

Глава I. «Дискурсивный анализ: методологические основы исследования» содержит описание этапов становления и методологию дискурсивного анализа, его отличие от традиционных для современной науки отраслей, каковыми являются терминоведение и юридическая техника. В этой же главе рассмотрены методологические основания лингвистической конфликтологии и базовые для настоящего исследования понятия: юридический дискурс, юридический язык и юридический документ.

В первом разделе реферируемой главы даны дефиниции понятий «дискурс» и «дискурсивный анализ». Так, в настоящем исследовании термин «дискурс» используется в двух значениях: 1) как конкретный текст, имеющий лексические, грамматические и семантические характеристики, в его соотношении с прагматической стороной коммуникативного акта; 2) как дискурсивная практика, то есть совокупность произведённых коммуникантами текстов, объединённых тематической общностью и способами оперирования с языком.

Дискурсивный анализ (далее – ДА) представляет собою комплексное лексическое, грамматическое, семантическое и прагматическое исследование совокупности текстов на предмет выявления способов оперирования с языком.

Отмечено, что несомненной базой для развития теории и практики ДА послужили исследования, предпринятые в рамках различных направлений структурализма, явившегося и главным антиподом теории и метода ДА.

Противоречия, на которых вырос ДА, носят, по преимуществу, онтологический и эпистемологический характер и заключаются в определении роли естественного языка в жизни того или иного социума.

Терминоведение и юридическая техника представляют собою разновидность структурного подхода, поэтому в настоящем исследовании, ориентированном на ДА, они применяются с некоторыми ограничениями.

Названные ограничения установлены в рамках второго раздела при разборе методологии терминоведения и юридической техники.

Понятие «юридическая техника» – традиционное для правоведения – обозначает совокупность средств (правоведческих, логических, лингвистических, документоведческих) и рекомендаций, обеспечивающих и оптимизирующих грамотное составление юридических документов всех уровней.

Однако на практике юридическая техника не способна всесторонне изучить юридический документ. Отсутствие последовательного и постоянного анализа языка юридических документов провоцирует запуск механизма идеологизации и в этой дискурсивной среде.

Третий раздел главы посвящён описанию используемых в работе категорий идеологизации, манипуляции и дезинформации.

Установлено, что понятие идеологизация языка (языковая идеологизация) в современной науке, по сути, обозначает манипулирование человеческим сознанием, направленное идеологическое воздействие на адресата путём использования определённых языковых средств. В диссертационном сочинении высказывается предположение, что механизм идеологизации может работать и без цели направленного воздействия на носителя языка (так, например, очевидно влияние «деревянного языка идеологии» (М. Рыклин) на специальные тексты).

Более полному раскрытию понятия «идеологизации» способствует рассмотрение смежных понятий.

Термин «манипуляция» («языковая манипуляция») отнюдь не нов, исследования в этой области стали уже традиционными (Т.В. Булыгина, Х. Вайнрих, Т.А. ван Дейк, А. Вежбицкая, Г.В. Грачёв, Е.Л. Доценко, С.Г. КараМурза, Н.А. Купина, И.К. Мельник, Э.И. Хан-Пира, А.Д. Шмелёв). Слово «манипуляция», во многом благодаря поистине серьёзному общественному спросу на самые разные технологии успеха и новой науке менеджменту, переросло рамки термина, начав обозначать понятие общеязыковое.

Закрепились основные черты манипуляции и манипулятора: профессионализм (умелые, ловкие действия) и намеренность действий.

Узкое понимание «манипуляции» провоцирует трудности при классификации таких случаев, когда тот или иной речевой акт, хотя и влияет на волю адресата, но не связан не только с языковым насилием, но даже с интенцией в той или иной форме причинить адресату вред (имеются в виду такие речевые акты, как, например, просьба, предупреждение об опасности, распоряжение (приказ) руководителя и под.).

Любопытен и актуален термин «дезинформация». Информация как категория семиотическая обозначает меру возможности выбора: не то, что сказано, а то, что можно вывести из сказанного (У. Эко). Дезинформация – это речевой акт, порождающий для адресата отсутствие выбора, или мнимый выбор, или ложный выбор. Следовательно, чтобы определить само наличие такого явления, как дезинформация, в той или иной дискурсивной ситуации, следует доподлинно знать количество информации; в этом случае расчёт погрешности (шума) будет точен. Таким образом, понятие «дезинформация» едва ли целесообразно использовать при анализе даже отдельного речевого акта, не говоря о дискурсивной практике.

В работе активно используется идея Ю.Н. Караулова о трёх уровнях освоения действительности в слове: уровне категоризации (уровень знания о мире); уровне системы ценностей (аксиологическом уровне) и уровне мотивационно-прагматическом. Идеологизация – это категория, которая отражает процесс «лишения слов их подлинного смысла» (Р. Барт, Р. Блакар, А.В. Михеев), наблюдаемый на всех трёх названных уровнях, при этом пропаганда является лишь частным случаем идеологизации, поскольку не реализуется в узкоспециализированных текстах, в нашем случае – текстах научного и официально-делового стилей.

Идеологизация зачастую приводит к конфликту принципа кооперации и мотивационно-прагматических установок адресанта. Причина такого конфликта устанавливается в рамках лингвистической конфликтологии, изучающей средства языковой экспликации конфликта, а также иные языковые механизмы – актуализаторы агрессии (насилия или суггестии как разновидностей языковой агрессии). Это направление развилось в рамках юрислингвистики (В.И. Жельвис, О.Н. Матвеева, Б.Я. Шарифуллин).

В работе вводится категория конфликтогенности (текста), под которой понимается его потенциальная способность быть конфликтным.

Данная категория сравнивается с валентностью химического элемента:

последний, вне соединения с другим элементом (элементами), обладает нулевой валентностью. Конфликтогенность текста – в том или ином виде – реализуется в дискурсе точно так, как валентность химического элемента в соединении приобретает значение, отличное от нуля. Приведённые положения позволяют утверждать, что конфликтогенность, как и идеологизация, имеет прескриптивную сущность, поскольку возможность порождения языкового конфликта заложена в особенностях использования тех или иных единиц языка в тексте и зачастую не зависит от коммуникативного намерения его автора.

В четвёртом разделе доказывается, что понятие «юридический дискурс» шире по своему объёму, чем «юридический язык», так как включает всю совокупность высказываний на юридическом языке (в том числе, например, и общение граждан в различных административных учреждениях, когда достижение той или иной цели предполагает языковую перекодировку).

Поскольку в работе используется не свойственная лингвистике терминология, то в пятом разделе определяются и такие устоявшиеся в правоведении понятия, как юридический документ и судебное решение.

Основные положения первой главы можно свести к следующим.

1. За последние тридцать лет толкование понятия «дискурс» не претерпело принципиальных перемен, оно по-прежнему связывает анализ языка с непременным исследованием экстралингвистических факторов (М. Фуко, Н.Д. Арутюнова, В.Е. Чернявская).

Таким образом, советским металингвистическим дискурсом считается совокупность практик освоения окружающей действительности с точки зрения советской лингвистики и средствами языка. Под юридическим дискурсом понимается совокупность практик освоения окружающей действительности с точки зрения правовых категорий и средствами языка.

2. Принципиальное основание современной теории ДА является положение об индетерминизме естественного языка.

Базовые положения ДА применительно к нашему материалу состоят в следующем.

1. Доказана принципиальная невозможность создания идеального языка (У. Эко и др.).

2. Интересующие нас лингвистическая и юридическая дискурсивные практики, как и любые другие, подлежат ревизии, фальсификации (К.Р. Поппер). Методологической базой этой ревизии служит ДА, основанный на разработках постпозитивизма (М.М. Бахтин, М. Фуко, Р. Карнап, Ж. Деррида и др.).

3. Протокольные суждения, составляющие лингвистическую и юридическую практики, необходимо верифицировать (Р. Карнап).

4. Верификация нашего эмпирического материала должна быть осуществлена на основании данных логического анализа языка и деконструкции (Ж. Деррида). Эти данные существенно дополняют результаты традиционных для языкознания и юриспруденции терминоведения и юридической техники.

5. Приведённые философские основания ДА, на которые сделан упор в настоящей работе, в плане лингвистики ориентируют нас на три учения, взаимно дополняющих друг друга: теорию языковой игры Л. фон Витгенштейна, теорию высказывания М.М. Бахтина и теорию речевых актов Дж. Остина, Дж. Р. Сёрла и др.

6. Именно ДА, как мы его описали, позволит доказать гипотезу исследования, а именно установить общность механизма двух исследуемых практик – механизма языковой идеологизации, то есть направленного или спонтанного воздействия на адресата путём использования определённых языковых средств.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»