WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Отличает наконечники от накладок только их удлиненная форма и преимущественное расположение на концах ремней гарнитуры. Считается, что удлиненные накладки на концах ремня более всего характерны для мужских поясов, однако и в составе оголовья ременные наконечники могут размещаться точно так же. Кроме этого, наконечники могли часто выступать в качестве дополнительных украшений ремней оголовья. Они крепились на налобном, нащечном, наносном и подбородном ремнях. Подобная картина отчетливо прослеживается на материалах из кочевнических курганов, раскопанных у сел в Ново-Каменке, Новомихайловки, Каменке, Гаевке и др. Возможно, наконечники ремней могли размещаться и на затылочном ремне – такое расположение можно увидеть на одном из вариантов реконструкции, сделанной на основании находок погребения № 1 в Борре (Норвегия). Третий способ использования этих предметов в качестве декоративного элемента заключался в превращении наконечников в самостоятельные подвески к ремням оголовья. В сопке № 2 в Старой Ладоге наконечники ремней были размещены на наносном ремне. Кроме декоративной функции, которая являлась для них основной, наконечники несли и дополнительные: размещенные на концах ремней, они препятствовали их скручиванию и растрепыванию, а, наложенные на места пересечения ремней, защищали их и придавали большую жесткость конструкции. Общее количество наконечников составляет 97 экземпляров.

Разнообразные подвески (DIII) – предметы, большинство которых уверенно можно связывать с украшением оголовья.

Достаточное количество примеров в изобразительном искусстве IX – XI вв., а также наличие археологических находок ремней конского снаряжения вместе с подвесками, позволяет точно определить место расположения элементов и особенности их применения. Общим же для всех привесок, которые обнаружены на территории Древней Руси, является то, что они в равной степени могли украшать оголовье, нагрудные и накрупные ремни.

Судить о точном месте расположения в каждом конкретном случае затруднительно, так как по большей части мы оперируем находками, происходящими из погребений с обрядом трупосожжения, однако в ряде случаев определить место оказалось возможным.

В целом в группу вошли 70 предметов, которые разделяются на три подгруппы. Первая подгруппа – подвески-бубенцы (DIIIA). Вторая подгруппа – бубенчики (DIIIВ). Третья подгруппа – подвески в виде пластин (блях) или скульптурных головок (DIIIС). Каждая подгруппа имеет свои особенности и набор признаков.

Подвески-бубенцы (DIIIA) – шумящие привески к ремням суголовья, нагрудным и накрупным ремням. К этой группе отнесено в общей сложности 55 предметов, большинство которых найдено в курганах с трупосожжением.

Форма всех предметов одинакова – каплевидная. Подвески представляют собой комбинацию двух пластин: лицевой орнаментированной (чаще всего) с выступом в центре и задней пластины-фиксатора, гладкой, плоской или в центре слегка вогнутой. Пластины обычно соединялись при помощи штифтов.

В полость центрального выступа помещались металлические шарики диаметром 3-4 мм, которые звенели при движении. Крепление подвесок осуществлялось несколькими способами. Варианты расположения этих креплений являются определяющим признаком для выделения классов, виды уточняют особенности оформления центрального выступа и общую характеристику орнамента, подвид характеризует детали орнаментального оформления подвески. Все предметы выполнены из медного сплава и в некоторых случаях покрыты позолотой. Различия можно увидеть в художественном оформлении и особенностях крепления. Все находки в целом связываются с периодом X – XI вв.

Бубенчики (DIIIB) – самые малочисленные находки. Несмотря на свою малочисленность, они подразделяются по форме и материалу на два класса. В первый класс входят железные бубенчики в виде усеченного конуса, которые называют боталами, а во второй класс - круглые бубенчики из медного сплава.

Вид уточняет наличие орнамента и форма прорези. Ботала никогда не имеют орнамента. Медные бубенчики украшены рифлением в виде продольных валиков в нижней части. Крепление всех бубенчиков осуществляется при помощи петли в верхней части тулова. Очевидно, что бубенчики, которые традиционно связываются с украшением преимущественно женского костюма, могли входить в состав украшений лошади. Уздечные бубенчики, рассматриваемые как часть конского убранства, во всех случаях имеют литую петлю с отверстием. Вероятнее всего, бубенчики не были популярны в качестве украшений для конского ременного набора, а предпочтение отдавалось подвескам-бубенцам. Это, видимо, относится и к боталам. Единичный характер находок говорит о редком и не повсеместном использовании подобного вида предмета.

Подвески в виде пластин или скульптурных головок (DIIIC) насчитывают 10 экземпляров. Различия в форме определяют классы в данной подгруппе. Вторым признаком является способ крепления подвесок. Виды и подвиды уточняют особенности орнамента и материал, из которого они изготовлены. Все предметы выполнены из медного сплава и по преимуществу орнаментированы.

Подвески в виде скульптурных головок покрыты ленточным плетением в стиле Борре. Они являются примером своеобразного переплетения восточных и северных традиций, которые встретились на древнерусской почве и вышли из рук мастера, знакомого со скандинавскими украшениями и особым типом украшений в форме свободно расположенных подвесок, в виде своеобразного гибрида.

Глава 4. Уздечные наборы и вопросы хронологии В главе суммируются все наблюдения, сделанные во время исследования собранного и систематизированного материала. На их основе реконструированы наиболее вероятные варианты уздечных наборов и выдвинуты предположения о времени и особенностях их распространения на территории Древней Руси.

В результате исследования удалось выявить относительно целые комплекты оголовий или их отдельные выразительные металлические элементы. Необходимо отметить, что количество выявленных комплектов достаточно условно, поскольку во многих погребениях (особенно это относится к погребениям с трупосожжениями) были зафиксированы только единичные или сильно фрагментированные детали уздечных наборов. С учетом всех выявленных нами предметов, независимо от характера их обнаружения, совокупное количество уздечных наборов на территории Древней Руси может составить 142 находок.

Вопросы хронологии оказываются наиболее сложными. К сожалению, элементы уздечных наборов практически никогда не могут выступать в роли самостоятельного хронологического индикатора. В связи с этим датировка выявленных нами наборов может быть произведена только на основании анализа закрытых комплексов (погребений и кладов). В качестве основы для предложенных нами датировок использованы общепризнанные в археологической литературе индикаторы.

Все уздечные наборы условно разделены на несколько групп. Группы объединяют наборы, для которых характерно присутствие в составе оголовья нескольких элементов, относимых к какому-либо одному кругу древностей или художественной традиции. В первую, самую многочисленную, группу вошли скандинавские оголовья – всего выявлены 55 таких наборов;

среднеднепровскую группу составили 19 наборов; южные (кочевнические) оголовья представлены 9 наборами, венгерские – 7 наборами, волжскобулгарские – двумя; южно-сибирский, хазарский и аланский – по одному;

смешанные представлены 11 наборами и неизвестные по происхождению – 35.

Наиболее распространенными оказались наборные оголовья, украшенные в трех художественных традициях: скандинавские, среднеднепровские, венгерские, а также смешанные на основании первых трех.

Среди скандинавских оголовий, выявленных на территории Руси, различаются богато украшенные и простые. Основной материал, из которого изготовлены многие различные наременные детали – это медный сплав. К группе богатых скандинавских наборов относятся оголовья, которые украшены разнообразными накладками, подвесками, обоймами т.д., отлитыми из медного сплава и чаще всего позолоченными. К ним так же относится уздечный набор из супрутского клада, декоративные элементы которого выполнены из позолоченной бронзы и серебра. Одной из особенностей декоративных или функционально-декоративных деталей богатых скандинавских наборов является присутствие среди них значительного числа ажурных (или прорезных) и рельефных предметов. К простым наборам относятся оголовья, имеющие только по четыре железных накладки на пересечение ремней или пару колец с тремя железными зажимами. Большинство предметов скандинавской группы оголовий получили распространение на территории лесной зоны Древней Руси.

Хронологические рамки бытования скандинавских оголовий на территории Руси укладываются в период от первой трети до конца X в. Вероятно, оголовья с подвесками в виде скульптурных головок дракона, появляются здесь около середины X в. Отдельные металлические элементы оголовий найдены и в слоях начала XI в. К ним относятся дериваты и матрица для изготовления накладок, подражающих более ранним образцам.

Для среднеднепровских и венгерских наборов характерны орнаментированные растительным узором подвески-бубенцы, которые располагались как на оголовье, так и на нагрудных и накрупных ремнях, круглые и сердцевидные накладки с круглым вдавлением в центре, а также накладки с инкрустацией и геометрическими вставками в виде многолучевых звезд. Кроме того, здесь можно увидеть детали, выполненные из серебра с тиснением, залитые легкоплавким сплавом, в ряде случаев с чернением и позолотой. Облик оголовий дополняется удилами типа Iв с костяными псалиями, украшенными венгерским растительным орнаментом или более простым геометрическим.

Южные оголовья снабжались наконечниками ремней, которые выступали в качестве накладок, трех- и четырехлопастными распределителями ремней, массивными налобными и наносными подвесками-бубенцами, а также султанчиками.

Особое явление для древнерусской почвы – это присутствие оголовий с элементами, которые принадлежат разным культурным традициям и выполнены в разной технике. Всего определено 11 таких комплексов, которые представлены следующими сочетаниями: скандинавско-среднеднепровские, скандинавско-венгерские, венгерско-южные, венгерско-среднеднепровские, сибирско-южные, венгерско-неопределенные, среднеднепровсконеопределенные. Оголовья со смешанными элементами можно датировать периодом не ранее середины - второй половины X в.

Все элементы оголовий легко заменялись и дополнялись. В составе одного оголовья можно встретить ажурные скандинавские накладки, подвескибубенцы среднеднепровского и венгерского облика, круглые накладки с вдавлением и султаны.

Толчок к развитию раннесредневекового древнерусского набора был дан пришлыми группами скандинавов, значительная часть которых составила княжескую дружину. Этническая и социальная неоднородность дружины, результаты ее военной активности и соприкосновения с различными культурами, нашли свое отражение в сформировавшейся в X в. в Древней Руси так называемой дружинной культуре. Важными элементами этой культуры были комплекс вооружения и снаряжения верхового коня. Процесс распространения культуры наборных оголовий берет своей начало в первой половине X столетия. В этот период оголовья могли представлять собой чистые примеры скандинавских наборов.

Пик своеобразной «моды» на наборные оголовья пришелся на период середины – второй половины X в. К этому времени относится подавляющее большинство находок оголовий и вариантов их комплектации. К этому же периоду относятся оголовья, украшенные всевозможными привесками, а также разнообразные смешанные уздечные наборы (скандинавскосреднеднепровские, скандинавско-венгерские и т.д.).

В XI в. меняется стиль и характер украшений конской ременной гарнитуры. Количество находок существенно сокращается, что связано, конечно, с распространением христианского обряда погребения. Об оголовьях этого периода можно судить преимущественно на основании отдельных находок из слоев поселений, а также разнообразных вспомогательных источников (миниатюры, фрески, иконы). Важную роль играют материалы кочевнических погребений, которые датируются в основном XI в. Интересно, что среди малочисленного материала XI в. представлены предметы, которые обычно являются копиями с элементов южных оголовий. Они выполнены достаточно грубо, представляют собой смесь разных художественных приемов и форм. Предметы, которые по качеству исполнения были бы сопоставимы с элементами узды из Гаевки, Николаевки и т.д., у нас практически отсутствуют.

Сравнив количество отдельных находок элементов оголовий, которые выпадают в течение второй половины X в. на древнерусских поселениях, с находками XI в., мы увидим разрыв в 5-6 раз.

В XI веке их наборов пропадают скандинавские, среднеднепровские и венгерские украшения. Можно отметить буквально единицы поздних копий скандинавских или венгерских предметов. На общем фоне это ничтожно мало.

Облик оголовья, вероятно, с течением времени значительно обедняется по сравнению с более ранним периодом. Косвенным подтверждением этому служат изображения на миниатюрах Радзивиловской летописи. Чаще всего на них лошадь украшена разнообразными системами кожаных ремней, а не металлическими подвесками. Малочисленность материалов частично связана с недостаточностью археологических источников, которые можно датировать XI в.

Создание особого древнерусского стиля оформления уздечных наборов можно относить ко времени не ранее XII в. Можно указать на находку четырехлопастного распределителя, украшенного головой птицы и зверя с ушами, который находит свои художественные эквиваленты только в XII в.

Этот предмет можно связать с богатым наборным оголовьем.

Сведения о выделенных комплексах представлены в сводной таблице, в которой приведены их характеристики. В таблицу включены основные параметры погребальных сооружений и данные о некоторых значимых группах предметов, входивших в состав погребального инвентаря, а в последней графе предложены даты для этих комплексов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»