WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Существует определенное различие в понятиях Крайняя Фула (Ultima Thule) и Фула (Thule), встречающееся как у византийских писателей, так и у датских историографов. Под Ultima Thule скандинавы подразумевали именно остров Исландию. Топоним Thule мог использоваться византийцами в более обобщенном смысле, подразумевая вообще северные островные территории.

Объяснение обобщенному понятию «люди с Фулы» можно также искать в пристрастии византийцев «к старой географической номенклатуре» и в том общем диалекте, на котором могли говорить северяне варанги, шедшие на Восток этнически смешанными группами (или войском, как в случае с Эриком Добрым) и жившие по несколько лет в Византии также этнически смешанными группами. Об этом говорит судьба архонта Нампита из «Алексиады». По свидетельству Анны, он возглавлял корпус варангов, что также может свидетельствовать в пользу смешанного этнического состава этого контингента, с численным преобладанием в нем скандинавов.

Скандинавские источники, сообщающие о событиях первой трети XII в., свидетельствуют о росте числа скандинавов на военной службе в Византии. По мнению C. Блёндаля, причина этому лежит в начавшемся крестоносном движении в конце XI в. Датские варанги, как отмечал известный историк П. Риан, по-прежнему и в первой половине XII в. составляли кипрский гарнизон (Пафос). Он упомянут в «Деяниях данов» (кн. XII). Очень вероятно, что датчане шли в Константинополь из бывших катепанатов Византийской империи в Южной Италии. Как утверждает С. Блёндаль, датчане были и среди англичан, шедших на службу в Византию из области датского права на севере Англии. Однако, нарративные скандинавские источники XII в., совпадающие по времени создания с происходившими событиями, свидетельствуют в пользу активных контактов датчан с Древней Русью в XII в. и использовании ими Восточного пути «из варяг в греки» для походов в Византию.

В нашей работе рассмотрены события времен войны между императором Алексеем I и Робертом Гвискаром и обобщен обширный исследовательский материал по этой проблеме.

Выполненное нами исследование позволяет утверждать, что уже к середине 80-х гг. XI в. на службе в гвардии византийских императоров были датчане. Они могли, если полагаться на свидетельства из «Истории похода датчан в Святую Землю» монаха из Тёнсберга и «Деяний данов» Саксона Грамматика, добиваться довольно высокого положения на службе в армии василевсов.

Третья глава – «Походы Эрика Доброго в Рим и Бари. Подготовка датчан к экспедиции в Византию». В этой части работы проанализирован материал из книги XII «Деяний данов» об отношениях Рима и Дании и исследуются сведения о встречах и договоренностях Эрика I Датского с папой Урбаном II, о посещениях королем Рима и Бари. Энергичные переговоры Эрика с папой свидетельствуют о превосходной осведомленности датчан о событиях европейской политики того времени.

Анна Комнина сообщает о переговорах, которые вел ее отец с западными монархами в поисках союзников.

Не исключено, что дипломатические контакты Эрика Доброго с Алексеем I Комнином осуществлялись при поддержке папы Урбана II, но также и графов Фризских. В пользу этой гипотезы говорят родственные связи между датским королевским домом и графами Фризскими и ряд поездок датского короля к папе римскому. Но эти опосредованные контакты с византийским императором могли осуществляться также и при содействии князей Древней Руси. Около 10 лет будущий датский монарх Эрик Добрый провел на Руси (1085-95 гг.), о чем свидетельствует современник событий Маркус Скеггъясон.

Родственные узы, связывавшие Эрика I Датского с графами Фризскими и князьями Владимиром Мономахом и Мстиславом Владимировичем (об этом сообщает Саксон Грамматик), определенно играли существенную роль в позитивных дипломатических отношениях Дании и Византии.

Датский король устремился на Восток с тем, чтобы предложить византийскому императору свои услуги в ратном деле, которые, как он знал, могли быть щедро вознаграждены Алексеем I. Изложенная Саксоном Грамматиком история похода Эрика I Датского на Восток подтверждается целым рядом письменных источников.

Хроника Свена Аггесена, «Сага о Кнютлингах», «История герцога святого Кнута», немецкие хроники повествуют о деяниях Эрика I.

Для нашего исследования не существенно, следует ли считать Эрика Доброго крестоносцем или паломником. Мы анализируем свидетельства о прямых переговорах Эрика I Датского с императором Алексеем I Комнином, содержание переговоров, а также результаты пребывания датского монарха в Константинополе.

Четвертая глава – «Переговоры Эрика Доброго и Алексея I Комнина». В XII книге «Деяний данов» Саксон Грамматик сообщает о щедрости Алексея I по отношению к Эрику Доброму и об информированности василевса по поводу датского монарха. Византийский император находился в дружественной переписке с Урбаном II. В этот же период времени были тесными контакты и датского короля Эрика Доброго с папой Урбаном II (1095-99 гг.).

Рассказ Саксона Грамматика о приеме, оказанном датскому королю Алексеем I, отражает процедуру прямых переговоров c василевсом. Эрик, как сообщает Саксон, смог расположить к себе Алексея I. В пользу выдвинутой в диссертации гипотезы о заключении договора между василевсом и датским монархом свидетельствует обмен дарами. Об этом сообщают Маркус Скеггъясон, участник похода Эрика Доброго, и Саксон Грамматик.

Датский государь получил от византийского императора военные корабли, золото, оружие и фиолетово-пурпурный шелк (влаттий), сохранившийся в раке короля святого Кнута в Оденсе. Саксон Грамматик описывает также печати, которыми снабжались императорские хрисовулы.

По мнению Т. Рииса ткань из раки короля Кнута, канонизированного в самом начале XII в., свидетельствует о том, что ее владелец мог обладать титулом севастократора9. Как пишет М.В. Бибиков, одним из методов византийской дипломатии было «использование символики ритуала и большого престижного значения византийской титулатуры» 10.

Riis Th. Les Institutions politiques centrales du Danemark, 1100-1322. – Оdense, 1977. – P. 197. –N.16.

Бибиков М.В. Договоры Руси с греками и византийский дипломатический этикет // Восточная Европа в древности и После того, как участники первого крестового похода подошли к Константинополю в 1096 г., они присягнули на верность Алексею I Комнину и по возвращении вручили ему щедрые дары деньгами и шелковыми одеждами. Как полагает историк Ф.-Л. Гансхоф, у них был договор с василевсом: слово foedus часто встречается в текстах, относящихся к посещению участниками крестовых походов византийской столицы. По мнению Ф.Л. Гансхофа некоторые из европейских правителей сделались приемными сыновьями византийского императора. «Они входили в иерархию императорской семьи», став ее членами11. Если Эрик Добрый был принят подобным образом, тогда наличие фиолетово-пурпурного шелка в Оденсе можно объяснить приемом, оказанным Алексеем I датскому королю. Историк Т. Риис видит связь между цветом шелка и высоким социальным статусом членов императорской фамилии. По мнению Т. Рииса ткань из раки короля Кнута, канонизированного в самом начале XII в., свидетельствует о том, что ее владелец мог обладать титулом севастократора. М.В. Бибиков пишет, что одним из методов византийской дипломатии было «использование символики ритуала и большого престижного значения византийской титулатуры.

Иностранные принцы, князья, наследники престола, просто видные политики и военачальники также получали, вступив в контакт с империей, соответствующие византийские придворные титулы: они становились кесарями, патрикиями, севастократорами...» 12.

В 10 книге «Алексиады» Анна Комнина описывает смешанное по составу бесчисленное множество войск с их средневековье. Международная договорная практика Древней Руси. IX чтения памяти В. Пашуто. – М., 1997. – С. 3.

Ganshof F.-L. Recherche sur le lien juridique qui unissait les chefs de la premiere croisade a l’empereur byzantin // Melanges P.E. Martin. – Geneva, 1961. – P. 52, 56, 58, 63.

Бибиков М.В. Договоры Руси с греками и византийский дипломатический этикет // Восточная Европа в древности и средневековье. Международная договорная практика Древней Руси. IX чтения памяти В. Пашуто. – М., 1997. – С. 3.

предводителями. Дж. Баклер, наряду с Э. Кристиансеном и другими исследователями, видит в этом сообщении и скандинавское войско (где доминировали датчане) во главе с Эриком I Датским13. С выводами Дж. Баклер и ее сторонников мы не можем согласиться, и вынуждены признать крайне обобщенный характер приведенного в «Алексиаде» описания. В настоящем исследовании использован ряд других источников, более убедительно подтверждающих факт посещения Эриком Добрым Константинополя.

Как отмечает Г.Г. Литаврин, «...императоры были склонны, скорее принимать, чем отправлять посольства...»14. Мы полагаем, что выводы ученого справедливы и для истории пребывания датского короля в Константинополе. Надо полагать, инициатива переговоров принадлежала датской стороне. Нарративные источники сохранили довольно много ценных сведений о том, как шли эти переговоры.

Из «Алексиады» мы знаем о том, какими непростыми были многосторонние переговоры византийского императора с теми, кто возглавлял армии крестоносцев, хлынувшие из Западной Европы на Восток. Анна Комнина сообщает, сколько терпения и дипломатичности нужно было проявить ее отцу в переговорах с ними. Эрик, как сообщает Саксон, смог расположить к себе Алексея I. Хронист описывает выступление датского монарха перед своими соотечественниками под стенами Константинополя, которое можно понять в том смысле, что между василевсом и Эриком Добрым мог существовать некий договор, в котором датский король должен был гарантировать византийской стороне лояльность и военное мастерство своих людей. Скорее всего, целью поездки скандинавского Buckler G. Anna Comnena, a study. – Oxford, 1929. – P. 366. – Note 4.

Saxo Grammaticus Danorum Regum Heroumque Historia. Books X - XVI. / E. Christiansen Comments – T. 2. – P. 276.

Литаврин Г.Г. Геополитическое положение Византии в средневековом мире в VII – XII вв. // Византия между Западом и Востоком. – М., 1999 – С. 14.

монарха в византийскую столицу были переговоры о заключении договора или о продлении уже существовавшего соглашения. В пользу нашей гипотезы свидетельствуют дары, полученные датским государем в виде нескольких военных кораблей, золота и оружия (они описаны в ряде источников) и влаттия (сохранившегося в раке короля святого Кнута).

Как сообщает Саксон Грамматик, император заказал портрет Эрика Доброго в натуральную величину.

Современный исследователь Э. Кристиансен подверг сомнению это сообщение Саксона Грамматика. Однако А.П. Каждан отмечает, что византийцы делали временные изображения по случаю каких-либо значительных для Константинополя деяний. Разбирая ход событий, связанных с приходом к власти Исаака II Ангела, исследователь обращает внимание на свидетельство Робера де Клари об одержанной Исааком II победе над императором Андроником: «Робер де Клари описывает, как на порталах храмов были выставлены изображения, где показывалось, как благодаря чуду Кирсаак [Исаак] стал императором, как Господь и Богородица возложили на него корону и как ангелы перерезали тетиву лука в руках прицелившегося уже Андромеса [Андроника].

Изображения такого типа, плакаты, как мы сказали бы теперь, были в ходу у византийцев. Сам Андроник распорядился выставить «плакат», изображавший его народным царем, облаченным в крестьянскую одежду».

Представляется вполне правдоподобным, что в истории с портретом Эрика Доброго Саксон Грамматик имел в виду ту же технику исполнения этого изображения и ту же цель, что и в случае с Исааком II Ангелом.

Саксон Грамматик описывает не только дары, посланные из Византии в Данию, но и печати, которыми снабжались императорские хрисовулы. По нашему мнению ценные свидетельства датского историографа говорят в пользу его осведомленности о щедрости василевсов, равно как и о византийских документах, снабжавшихся печатями.

Трудно себе представить, чтобы умный, осторожный, предусмотрительный, не склонный к авантюрам император, каким был Алексей I Комнин как в политических, так и в военных делах, мог сделать столь роскошный подарок (военные корабли, золото, оружие, значительный запас провианта) какому-то неизвестному правителю из далекого государства, о котором бы византийцы мало что знали. Рассказ Саксона Грамматика об Алексее I совпадает со всеми остальными сведениями о характере этого императора, которыми располагаем мы - осторожный, недоверчивый, умеющий снискать расположение лестью. Столь щедрые дары были выданы явно авансом в счет выполнения принятых соглашений и могут говорить об осведомленности Алексея I о датчанах, стоявших лагерем под стенами его столицы.

Из текста «Деяний данов», подтверждаемого «Сагой о Кнютлингах» и Маркусом Скеггъясоном, становится очевидным, что византийский император стал донатором дальнейшего похода датского монарха. Щедрые дары Алексеея I и ответные дары Эрика (скромные, по словам Саксона Грамматика) говорят о принятых соглашениях.

Основываясь на выводах ряда византинистов, таких как Ф. Дэльгер, И. Караяннопулос, Я. Малингуди, мы приходим к неизбежному выводу о том, что межгосударственные отношения всегда строились василевсами на основе соглашений, закреплявшихся в письменной форме.

Датское государство предоставляло византийским императорам воинский контингент, состоящий из выносливых и хорошо обученных наемников. Они могли нести службу, как на суше, так и на море, могли сражаться и конными и пешими, противостоять как норманнам, так и азиатской коннице. С визита короля Эрика Доброго к Алексею I Комнину начинается многолетняя традиция регулярного пополнения византийской гвардии за счет воинского датского контингента, основанная на договорах между правителями обоих государств.

Пятая глава – «Гвардия византийского императора в конце XII в.» С приходом к власти Исаака II Ангела зачисление датчан в византийскую армию по соглашениям между правителями датского королевства и византийскими императорами становится очевидным фактом. О переговорах датчан с Исааком II есть свидетельства в «Истории похода датчан в Святую Землю» анонимного монаха из Тёнсберга. Сообщения о хрисовулах в «Саге о короле Сверрире» служат доказательством заключения договоров. Монах из Тёнсберга и «Сага о короле Сверрире» подтверждают сообщение Саксона Грамматика о тесных политических контактах датчан и византийцев.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»