WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Корреляционный анализ, применяемый к результатам исследования агрессивности подростков с нарушением интеллекта и нормальным психическим развитием показал, что максимальное число связей приходится на показатель «I». В группе подростков с умственной отсталости данный показатель (I) коррелирует со свойствами личности, отражающими степень готовности к агрессивному поведению, а именно: с «агрессией» (0,36), «напряжением» (-0,38), «аффектацией» (-0,42) и «коммуникацией» (0,41). Положительные корреляции были получены только в отношении «I» и «агрессии» (0,36). По всей видимости, интенсивность агрессивности и вероятность открытого агрессивного поведения возрастают по мере ослабления «напряжения», «аффектации» и «коммуникации».

В группе подростков с задержкой психического развития отмечены сходные результаты. Показатель готовности к агрессивному поведению «I» связан с «агрессивностью» (0,65), «директивностью» (0,44), «зависимостью» (-0,46) и «коммуникацией» (-0,44). Вероятно, ослабление коммуникации и потребности в одобрении (посторонней помощи, выраженной показателем «зависимость») приведет к усилению агрессивной направленности поведения, агрессивности, директивности, демонстративности, как свойств личности.

В разделе 3.2. «Расстройство аффективно-личностной сферы подростков с нарушениеми интеллекта» проанализировано влияние скрытой (неосознаваемой) тревожности на формирование отклоняющегося поведения.

Анализ цветовых предпочтений по тесту М. Люшера позволил выявить, что компенсаторный, отклоняющий тип поведения (обусловленный влиянием скрытой тревожности) достоверно чаще (при p<0,05) встречается при умственной отсталости и задержке психического развития, чем при нормальном психическом развитии.

Рассмотрим результаты, полученные в группе подростков с умственной отсталостью. Анализ корреляционных связей между различными компонентами агрессивного поведения и компенсаторной направленностью тревожности (КТ) выявил положительные корреляции между «подозрительностью», склонностью к «вербальной» (0,56) и «косвенной» агрессии (0,32); «подозрительностью» и «раздражительностью» (0,48).

Полученные данные могут быть интерпретированы как одно из проявлений компенсаторной направленности агрессивного поведения под воздействием тревожности и подозрительности, выявленной в группе умственно отсталых подростков.

В группе подростков с задержкой психического развития, по сравнению с группой подростков с умственной отсталостью и нормальным развитием, выявлена иная структура связей между компонентами агрессивного поведения и компенсаторной направленностью тревожности (КТ). Выявлены положительные корреляции между показателем «КТ» и «напряжением» (0,32).

Показатель «актуальной тревоги» положительно зависим от интенсивности «тревожности» (0,31), «вербальной» (0,50) и «физической» (0,33) агрессии.

Можно предположить что, полученные связи являются проявлением аффективной общности тревожной направленности агрессивного поведения у подростков с задержкой психического развития.

В разделе 3.3. «Агрессивное поведение подростков с нарушением интеллекта при различных типах акцентуаций характера» представлены результаты исследования акцентуаций характера в структуре агрессивного поведения.

Установлено, что склонность к акцентуациям характера у подростков с умственной отсталостью и ЗПР достоверно выше (при p<0,05), чем у подростков с нормальным развитием, при этом у подростков с умственной отсталостью доминирует экзальтированный тип акцентуаций характера (рис.

3).

Подростки с умственной отсталостью более склонны к эмотивному, циклоидному и гипертимному типам акцентуаций характера; подростки с ЗПР - к циклоидному, гипертимному, возбудимому и демонстративному типам акцентуаций характера (рис. 3). Склонность к гипертимному и циклоидному типам акцентуации характера является общей для всех обследованных подростков.

Также, было выяснено, что агрессивные подростки с умственной отсталостью преимущественно демонстрируют склонность к эмотивному, циклоидному и гипертимному типам акцентуций характера. Напротив, агрессивные подростки с ЗПР отличаются от подростков с умственной отсталостью склонностью к циклоидному, гипертимному, возбудимому и демонстративному типам акцентуаций характера (рис. 4).

Использование регрессионного анализа в группе агрессивных подростков с умственной отсталостью позволяет выявить положительные связи между гипертимным типом акцентуации характера и склонностью к физической агрессии (0,37); между возбудимым типом акцентуации и подозрительностью (0,51).

У агрессивных подростков с задержкой психического развития, выявлена зависимость между демонстративным типом акцентуации и физической агрессией (0,39); циклоидным типом акцентуации и раздражением (0,43).

В этой связи, наиболее вероятно что, интенсивность агрессивного поведения подростков с умственной отсталостью косвенно связана с усилением гипертимного типа, тогда как у подростков с ЗПР - с усилением циклоидного и демонстративного типов акцентуации характера.

В разделе 3.4. «Аффективная организация поведения подростков с нарушением интеллекта» определена направленность динамики аффективной организации поведения при нарушении интеллекта. Оказалось что, расстройства аффективной сферы обуславливают различные варианты психической декомпенсации, где агрессивное поведение является одной из наиболее распространенных форм психической декомпенсации.

Агрессивное поведение подростков с умственной отсталостью и ЗПР, в отличие подростков с нормальным психическим развитием, является одним из вариантов аффективной дезадаптации. Данное обстоятельство связано с тем, что дисфункция уровней эмоциональной регуляции поведения у подростков с умственной отсталостью и ЗПР встречается достоверно чаще (при р 0,05), чем у подростков с нормальным психическим развитием. Кроме того, было выявлено, что гиперфункция уровней встречается чаще, чем их гипофункция во всех обследованных группах подростков (рис. 5).

По данным регрессионного анализа была установлена зависимость между склонностью к агрессивному поведению и гипердинамией уровней аффективной регуляции поведения подростков с умственной отсталостью и ЗПР. Установлено, что усиление агрессивного поведения подростков с умственной отсталостью и ЗПР обусловлено гиперфункцией уровня «аффективной экспансии» (рис. 5).

Гипердинамия уровня «Аффективной экспансии» обуславливает склонность к агрессивному поведению у подростков с умственной отсталостью и ЗПР. В группе школьников с ЗПР эта склонность характеризуется большей интенсивностью и разнообразием используемых моделей агрессивного поведения, а также увеличением числа гипертрофированных уровней эмоциональной регуляции (рис. 5). Интенсивность агрессивного поведения при ЗПР выше, чем при умственной отсталости, и это объясняется патологическим усилением функционирования онтогенетически более «молодого», боле сложного уровня аффективной экспансии.

Применение регрессионного анализа позволяет выявить зависимость между патологической направленностью уровней аффективной регуляции поведения и интенсивностью агрессивного поведения. В группе агрессивных подростков с умственной отсталостью гипофункция уровня «аффективных стереотипов» связана с усилением черт застревающего типа акцентуации характера (-0,48).

В группе подростков с задержкой психического развития гипердинамия уровня аффективной экспансии сопровождается усилением интенсивности черт циклоидного типа акцентуации (0,44) и раздражительности (0,44).

Таким образом, аффективная дезадаптация подростков с ЗПР проявляется в агрессивном поведении и деформации личности. Аффективная дезадаптация подростков с умственной отсталостью преимущественно ограничена агрессивным поведением. (по данным методики Hand-test и опросника Басса-Дарки).

В обсуждении результатов исследования обобщаются результаты теоретического и экспериментального изучения проблемы агрессивного поведения подростков с нарушением интеллекта.

ВЫВОДЫ 1. Подростки с умственной отсталостью и ЗПР имеют разную структуру агрессивного поведения, отличаются от подростков с нормальным развитием большей подозрительностью и склонностью к вербальной агрессии.

2. Агрессивность является общей для подросткового возраста чертой личности и входит в структуру агрессивного поведения подростков, как с нормальным, так и нарушенным интеллектом. При этом, вероятность открытого агрессивного поведения у подростков с ЗПР выше, чем у подростков с умственной отсталостью и нормальным психическим развитием.

3. Агрессивное поведение подростков с умственной отсталостью, в отличие от подростков с ЗПР, является формой гиперкомпенсации свойств личности амбивалентной направленности: агрессивности, директивности и коммуникативности.

4. Акцентуации характера у подростков с нарушением интеллекта проявляются интенсивнее, чем у подростков без нарушений интеллекта:

у них доминирует экзальтированный тип акцентуаций характера.

Склонность к гипертимному и циклоидному типам акцентуации характера является общей для подростков с нормальным и нарушенным интеллектом.

5. Агрессивные подростки с умственной отсталостью преимущественно склонны к эмотивному, циклоидному и гипертимному типам акцентуции характера. Агрессивных подростков с ЗПР отличает склонность к циклоидному, гипертимному, а также возбудимому и демонстративному типам акцентуаций характера. Интенсивность агрессивного поведения подростков с умственной отсталостью возрастает по мере усиления степени выраженности гипертимного типа, тогда как у подростков с ЗПР - по мере усиления степени выраженности циклоидного и демонстративного типов акцентуации характера.

6. Имеется зависимость между агрессивным поведением и усилением динамики аффективной организации поведения подростков с умственной отсталостью и ЗПР, что обусловлено гиперфункцией уровня «аффективной экспансии».

7. Агрессивное поведение подростков с умственной отсталостью и ЗПР, в отличие от подростков с нормальным интеллектом, является следствием аффективной дезадаптации. Аффективная дезадаптация подростков с ЗПР проявляется в агрессивном поведении и деформации личности, в то время как аффективная дезадаптация подростков с умственной отсталостью ограничена преимущественно агрессивным поведением.

8. Агрессивные подростки с умственной отсталостью и ЗПР имеют разную структуру аффективной дезадаптации. Агрессивное поведение подростков с умственной отсталостью является результатом ослабления динамики уровня «аффективных стереотипов», и связано с усилением черт застревающего типа акцентуации, а подростков с ЗПР - результатом усиления уровня «аффективной экспансии» и черт циклоидного типа акцентуации характера.

Основное содержание работы

отражено в следующих публикациях:

1. Николаенко Я.Н. Отклоняющееся поведение подростков с легкой степенью умственной отсталости // Известия РГПУ им. А.И. Герцена:

Аспирантские тетради: Научный журнал. № 98. СПб., 2009. С. 286290.

2. Николаенко Я.Н. Агрессивное поведение старших школьников с нарушением интеллекта при различных типах акцентуаций характера // Известия РГПУ им. А.И. Герцена: Аспирантские тетради: Научный журнал. № 105. СПб. 2009. С. 183-188.

3. Николаенко Я.Н. Синдром аффективной дезадаптации в условиях задержки психического развития // Материалы VI Всероссийской научнопрактической конференции 10-12 мая 2007 года «Дружининские чтения». Сочи. 2007. С. 238-240.

4. Николаенко Я.Н. Агрессивное поведение, как форма реализации скрытой тревоги // Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции 24-26 апреля 2008 года «Дружининские чтения». Сочи.

2008. С. 237-238.

5. Николаенко Я.Н. Тревожность в структуре агрессивного поведения подростков с задержкой психического развития // Материалы межвузовской научно-практической конференции молодых ученых «Развитие специального образования в современной России», к 90-летию проф. Иванова Е.С.. СПб., 2008. С. 103-104.

6. Николаенко Я.Н. Расстройства поведения старших школьников с различной интеллектуальной патологией // Материалы межвузовской научно-практической конференции молодых ученых «Развитие специального образования в современной России», к 80-летию проф.

Исаева Д.Н., СПб., 2009. С. 82-86.

7. Николаенко Я.Н. Расстройства поведения при легкой степени умственной отсталости // Материалы VIII Всероссийской научно-практической конференции 23-25 апреля 2009 года «Дружининские чтения». Сочи, 2009. С. 134-136.

Подписано в печать 19.11.2009 г.

Тираж 100 экз.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»