WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Существовало два основных варианта повышения квалификации офицерских кадров: обучение сербов российскими специалистами на территории княжества либо их временный переход на службу в армию Российской империи. В первом параграфе главы проанализированы материалы по десяти сербским офицерам, перешедшим на службу в армию Российской империи в 1860-е – нач. 1870-х гг. Материалы их биографий не дают оснований утверждать, что существовал единый и тем более масштабный план по привлечению сербских офицеров на службу в Россию с целью их обучения как будущих проводников российского влияния либо квалифицированных военнослужащих, с которыми было бы легче взаимодействовать в случае совместных сербско-русских военных выступлений. С другой стороны, указанные задачи решались в индивидуальном порядке с каждым перешедшим на русскую службу офицером, без создания специальных учебных групп.

Сербские офицеры получали в России дополнительное образование, регулярно повышались в звании. Знания и навыки, полученные ими, не только имели стратегическое значение как фактор сближения принципов подготовки и деятельности офицерского корпуса в Сербии и России, учитывая возможность совместных военных действий в будущем. Они получили практическое применение в ходе сербско-турецкой войны 1876 г., в которой эти офицеры приняли участие.

В то же время, как показано во втором параграфе главы, Княжеством Сербским, по указанным выше политическим причинам, не был использован такой важный ресурс сербско-русского военного сотрудничества, как присылка в Сербию русских офицеров в качестве инструкторов. В этом контексте рассмотрен и несостоявшийся переход на службу в Княжество Сербское Н.А. Снессорева.

Третий параграф посвящен неизученной ранее стороне сербско-русского военного сотрудничества, а именно – переходу в российскую армию австрийских граничар при посреднической роли Сербии. Количество перешедших не позволяет оценивать эту сторону сербско-русского военного сотрудничества как одну из ведущих и наиболее продуктивных. Однако ценность этих немногих офицеров-граничар для России была не в их количестве, а в той информации, которую от них можно было получить.

Офицеры, имевшие опыт службы в австро-венгерской армии, могли из первых рук дать сведения о специфике предыдущей службы, сравнивая ее со службой в России. Кроме того, они обладали информацией о ситуации и настроениях в Австро-Венгрии, что также представляло большую ценность для российского военного ведомства.

Оценить характер информации, получаемой этим путем, и значение ее для формирования балканского внешнеполитического курса России как одного из важных факторов для развития национально-освободительной борьбы на Балканах, позволяет анализ биографии и записок граничара Б. Каталинича, приведенный в третьей главе исследования, «Боголюб Каталинич и его записки о военном потенциале Военной границы».

Первый параграф главы посвящен периоду службы Б. Каталинича в Австрии и Сербии (1853-1869 гг.). Изучение этого этапа его биографии дает возможность определить его квалификацию как офицера – возможного участника освободительной борьбы, а также показывает, как происходил переход Б. Каталинича из австрийской армии в армию Княжества Сербского в рамках упомянутой выше программы привлечения в Сербию офицеровграничар. Б. Каталинич получил в Австрии хорошее образование и приобрел опыт военных действий, был высококвалифицированным военным топографом и в этом качестве был командирован М. Блазнавцем в помощь русскому поручику В.В. Скалону, собиравшему, по заданию российского военного ведомства, топографические сведения о Европейской и Азиатской Турции.

Во втором параграфе прослеживается служба Б. Каталинича в России (1869-1876 гг.). Главной причиной для приема его на российскую военную службу послужили, во-первых, сведения и оценки, содержавшиеся в составленной им записке, а во-вторых, квалификация военного топографа, позволившая ему пройти в российской армии путь от прапорщика до штабскапитана.

Данные о Военной границе, содержащиеся в записке Б. Каталинича (1868 г.), анализируются в третьем параграфе главы. Записка содержит информацию о численности и порядке службы граничар, о системе образования, в первую очередь военного, о настроениях в регионе. Ключевым моментом данной записки, с точки зрения ее автора, является план общебалканского освободительного восстания, рассмотренный в четвертом параграфе. Этот план, основанный в значительной степени на югославистских воззрениях Б. Каталинича, привлекает внимание своей масштабностью, однако на тот момент он имел под собой довольно слабые основания, поскольку подавляющее большинство австрийских славян не было настроено на борьбу за ликвидацию Австро-Венгрии и образование на ее месте национальных государств.

Очевидно, что большую ценность представлял не этот план, а именно сведения о военном потенциале такого закрытого региона Австро-Венгрии, как Военная граница. Дополнительные данные, полученные Б. Каталиничем в ходе поездки на Военную границу в 1870 г., стали предметом анализа в пятом параграфе. Стоит особо отметить, что характер и степень детализированности этих сведений, как и в записке 1868 г., таковы, что их невозможно было получить в ходе работы русских военных агентов в Вене, донесения которых используются в диссертации.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты исследования. 1860-е гг. были временем прорыва не только в дипломатии Княжества Сербского. Впервые Сербия из подчиненного княжества Турции возвысилась до реальной военной силы на Балканах. Ключевыми факторами этого возвышения стали создание национальной сербской армии и трансформация идей югославизма из теоретических построений в реальную программу действий для югославянского объединения – Балканского союза.

В связи с этим изменился и характер участия России в жизни Балкан.

Начало 1860-х гг. характеризуется покровительственным отношением России к Сербии, примером чего может служить дипломатическая поддержка, оказанная ею княжеству при решении вопроса о выводе турецких гарнизонов с территории Сербии (1862-1867 гг.). В середине 60-х г. XIX в. впервые произошел переход к планомерному военному сотрудничеству с далеко идущими внешнеполитическими целями. Однако начало этого сотрудничества обнаружило значительные расхождения в понимании его сути и алгоритма военных приготовлений. Для Сербии ключевое значение имела материальная помощь. Инструкторские и информационно-аналитические услуги, предоставленные Россией, были в Сербии недовостребованы, причем немалая роль в этом принадлежит позиции сербского военного министра М. Блазнавца.

Существовали и другие проблемы. По оценке членов русской военной миссии, посетившей Княжество Сербское в 1867-1868 гг., армия княжества, переживавшая этап своего становления, изначально не была подготовлена к вооруженному конфликту с Турцией, а процесс наращивания военного потенциала шел весьма медленно. Общей тенденцией военных приготовлений Княжества Сербского к войне стало накопление отдельных видов и элементов вооружения, без планомерной подготовки кадров и проработки планов восстания. Наконец, стоит отметить принципиальное непонимание между военными России и Сербии по поводу сути военной службы и военной дисциплины, что в перспективе значительно затрудняло продуктивное сотрудничество между сербскими и российскими вооруженными формированиями.

Внутриполитические изменения, происходившие в княжестве с конца 1867 г., были серьезным препятствием для реализации идеи антиосманского восстания. Однако крах Балканского союза только отсрочил реализацию поставленных задач, завершил лишь один из этапов в развитии концепции югославянского объединения. На тот момент положительным фактором для сербских властей стало более ясное представление о реальном военном потенциале Княжества Сербского. Со своей стороны, Россия получила важную информацию о состоянии вооруженных сил и внутриполитической обстановке в княжестве. Стало очевидно, что на данном этапе рассчитывать на продуктивное участие Сербии в вооруженной антиосманской борьбе не приходилось. Позиция сербских властей в конце 1867 – начале 1871 гг. привела к охлаждению отношений с Россией, что также неблагоприятно сказывалось на возможностях роста военного потенциала Княжества Сербского.

Вопрос о наращивании численности и качественных характеристик кадрового офицерства находился в зависимости от общего фона сербскорусского военного сотрудничества и решался далеко не самым продуктивным образом. Обмена офицерскими кадрами между Сербией и Россией в значительных объемах, в том числе в целях обучения, не происходило. Ряд офицеров сербской армии, а также граничар, перешли на службу в Россию, по всей видимости, вследствие их собственных убеждений, а отнюдь не государственной политики Княжества Сербского. В то же время Россия использовала эту возможность для обучения сербов в контексте возможного совместного военного выступления в будущем, а также для получения стратегически важной информации от граничар. В рамках данного исследования вопрос о посреднической роли Сербии при взаимодействии региона Военной границы и России был поставлен впервые.

В условиях начала процесса демилитаризации Военной границы граничары становились весьма важным фактором в решении задач национально-освободительной борьбы балканских народов. Военный потенциал Границы, которым она обладала на рубеже 1860-1870-х гг., в сочетании с недовольством ее населения и распространением в этом регионе идей югославизма, давал новые возможности как для использования граничар в антитурецкой борьбе, так и для попытки дестабилизации обстановки в самой Австро-Венгрии, в том числе с участием Княжества Сербского.

План антиавстрийского восстания был разработан и представлен российскому дипломатическому и военному руководству офицеромграничаром Б. Каталиничем. Прием его на русскую службу был обусловлен не только появлением во второй половине 1860-х гг. подобных исключений для офицеров из сербов и хорватов Османской и Австро-Венгерской империй.

Главную роль тут сыграли предоставленные им сведения о стратегически важном для России регионе империи Габсбургов – Военной границе, содержавшиеся в его записках 1868 и 1870 гг. Для российского военного руководства, получавшего обычным путем, с помощью военных агентов и консулов, не всегда полную информацию о военном потенциале и настроении славянского населения Балкан, Каталинич оказался весьма ценным источником информации.

Таким образом, раскрывается еще одна грань российской внешней политики на Балканах в конце 60-х – начале 70-х гг. XIX в.: позиция Российской империи по отношению к австрийским славянам. Славянские территории Австро-Венгрии, и прежде всего Военная граница, возможно, играли в международных отношениях более значимую роль, чем это принято считать. План антиавстрийского восстания, предложенный Каталиничем, Россия, по всей видимости, не собиралась в ближайшем будущем претворять в жизнь. Однако сама возможность повлиять при необходимости на внутриполитическую обстановку в Австро-Венгрии давала России определенное преимущество.

Известно, что в числе главных причин отказа от осуществления планов антитурецкого восстания была военная слабость членов Балканского союза, и прежде всего Сербии, а также наличие противоречий между его членами121.

Сербско-русский военный союз в исследуемый период также не сложился, поскольку, с одной стороны, власти Княжества Сербского уже к концу 1867 г.

демонстрировали отчетливую тенденцию к ориентации на Австро-Венгрию, а с другой – участие в вооруженном конфликте на Балканах в конце 1860-х – начале 1870-х гг. не входило в планы России. Организовать должным образом антиавстрийское восстание, несмотря на распространение в империи и за ее пределами идей югославизма, на рубеже 1860-1870-х гг. также не удалось.

Новая страница в национально-освободительной борьбе балканских народов открылась лишь в середине 1870-х гг. Тем не менее, предшествовавший период, исследуемый в данной диссертации, имел исключительное значение как время разработки новых идей, разработки алгоритмов сотрудничества и взаимной оценки военного потенциала накануне решающего этапа в изменении государственного положения балканских славян.

Карасев А.В. Югославянская идея… С. 130.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях (журнал «Родина» входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в РФ, в которых рекомендуется публикация основных результатов диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата исторических наук):

1) Нигалатий М.В. Граничар на русской службе // Родина. 2008. № 2.

2) Нигалатий М.В. Боголюб Каталинич: австрийский офицер-граничар на русской службе // Вестник Тверского Государственного университета.

Серия: История. 2007. № 25 (53).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»