WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Правомерность введения преподавания на государственном - русском языке, в частности, обосновал министр народного просвещения Д.А. Толстой. Он ссылался на необходимость интеграции края в империю и на опыт в этой сфере иностранных государств.

В третьем параграфе представлен анализ законодательной базы, обеспечивавшей процесс окончательного слияния школьной системы Царства Польского с общеимперской в начале 1870-х гг. Важнейшим преобразованием этого периода стало распространение, с небольшой корректировкой, общеимперских уставов классических гимназий, прогимназий и реальных училищ на соответствующие учебные заведения края. При этом классические учебные заведения получили как численный перевес, так и более привилегированное положение относительно реальных.

Параграф также включает разбор позиции идеолога этой реформы (в масштабах империи) - публициста М.Н. Каткова. Основным аргументом Каткова, ссылавшегося на опыт западных стран, в первую очередь Германии, можно назвать его тезис о том, что именно классические языки лучше всего подходят как для развития в учениках аналитических способностей, так и для духовного формирования личности будущих ученых.

Четвертый параграф посвящен реализации реформ и ревизиям школ Царства Польского в конце 1860-х – середине 1870-х гг. Наряду с многочисленными сложностями, вставшими на пути реформ, в числе которых была и кадровая проблема, ревизоры (в том числе попечитель Варшавского учебного округа Ф.Ф. Витте и министр Д.А. Толстой) отмечали и определенные успехи в деле их реализации.

Четвертая глава, «Практическая реализация реформ 1860-1870-х гг. в воспоминаниях современников», посвящена изучению реакции участников образовательного процесса на проводимые преобразования (на примере гимназий Царства Польского) и написана на основе воспоминаний современников тех событий.

В первом параграфе приводятся оценки, которые ученики гимназий, преимущественно польского происхождения, давали реформе А. Велепольского и переходу к системе Н.А. Милютина. Первая оценивалась положительно, хотя ее отдельные недостатки также не замалчивались.

События, произошедшие после восстания, многие авторы мемуаров склонны излишне драматизировать.

Второй параграф представляет персонал гимназий Царства Польского в воспоминаниях гимназистов. Русские (точнее, русскоязычные) учителя, прибывая из империи на работу в Царство Польское, получали ряд привилегий. Квалификация же их, а также моральный облик, не всегда были соответствующими. Впрочем, анализ комплекса источников показывает, что ученики отмечали как добросовестных русских педагогов, так и низкоквалифицированных поляков. Таким образом, в целом русские учителя были не хуже польских.

Третий параграф касается организации учебно-воспитательного процесса. Весьма сложным, как в техническом, так и в психологическом плане был перевод обучения на русский язык. В школах для униатского населения, в которых, впрочем, училось и немало поляков, протесты вызвали постановления о начале преподавания религии по-русски, а также о выведении польского языка за рамки обязательного учебного курса.

В четвертом параграфе приводится точка зрения русских учителей, работавших в Царстве Польском. При всей сложности взаимодействия представителей господствующей нации с подчиненной окраиной, авторы указывают на необходимость установления нормальных рабочих и личных взаимоотношений в интересах дела образования. Особо важно при этом понимание психологического климата в коллективе и в крае в целом и воля вновь прибывших к плодотворному сотрудничеству с местным персоналом.

В заключении сформулированы основные выводы и результаты исследования. Идея слияния Царства Польского с империей последовательно проводилась с 1864 г. и выражалась в административных, судебных, кадровых и других преобразованиях. В системе образования Царства сначала был произведен переход от польской школы к совокупности национальных школ, а затем, в соответствии с задачами более полной интеграции края в состав Российской империи, к общеимперской системе образования с некоторой местной спецификой. Ключевыми моментами данного процесса, в законодательной области, стали: 1) введение русского языка как языка преподавания во всех средних школах Царства и как обязательного предмета преподавания – в начальных; 2) распространение на систему среднего образования общероссийских уставов классических гимназий и реальных училищ. Нехарактерное для прежних двух систем образования в крае преобладание классических учебных заведений над реальными также являлось на тот момент общегосударственной политикой.

Борьба за влияние на национальные меньшинства (как на территории Царства Польского, так и на всей территории бывшей Речи Посполитой) была ключевым моментом в русско-польском споре. Для коренного непольского населения Царства Польского проводимые властями преобразования в значительной степени сводились к замене полонизации русификацией.

С точки зрения приспособленности образовательной модели к местным экономическим условиям Устав 1862 г. подходил Царству Польскому больше, чем последующие системы, но он однозначно препятствовал слиянию этой территории с остальной империей. В новых же экономических и политических условиях возобладали именно государственные интересы, тем более что ход реформ, проводимых российскими властями, постепенно менял и саму ситуацию в крае, и, соответственно, требования к образовательным учреждениям.

Целью образовательной политики российских властей было воспитание лояльности населения Царства, и необходимым условием для этого было наличие в самосознании этого населения элемента принадлежности к более обширному образованию – Российской империи в целом. Полной гарантией территориальной целостности государства может быть только полная идентичность самосознания (относительно государственной принадлежности) всех граждан. С этой точки зрения политика русификации в Российской империи была напрямую связана с сохранением целостности империи как одного из государственных приоритетов.

В целом можно сказать, что к середине 1870-х гг. удалось интегрировать систему образования Царства Польского в общероссийскую. Этот объективный процесс соответствовал все большему проникновению русского языка во все сферы жизни Царства Польского. Русский язык в средних школах Царства открывал перед их выпускниками значительно большие возможности, чем школы времен Велепольского. Огромным практическим преимуществом стала значительно возросшая мобильность в границах империи, новые возможности для обучения в университетах империи.

Общеевропейский стандарт обучения, введенный в гимназиях в начале 1870-х гг., позволял гимназистам Царства Польского продолжить обучение также в высших учебных заведениях за рубежом. А тот факт, что обучение было платным, подталкивал к получению и максимальному использованию знаний и навыков в дальнейшей карьере.

Несмотря на вполне понятную идеологизированную установку большинства жителей Царства, это были вполне нормальные школы, к которым дети в основной своей массе с успехом приспосабливались. Анализ воспоминаний современников показывает, что повседневная жизнь в значительной мере отличалась от картины тотального гнета и взаимной ненависти, нарисованной ярыми противниками российской власти. Чисто человеческие взаимоотношения в учебных заведениях, накладываясь на идеологические установки как с польской (и полонизированной) стороны, так и со стороны российского персонала школ, образовывали сложную систему поведения и восприятия действительности. Однако в рамках данного исследования ключевое значение имел следующий аспект, практически обойденный вниманием в предшествующей историографии, а именно:

несмотря на общую атмосферу, царившую в крае, в отношениях между его жителями и приезжим персоналом присутствовали не только ненависть и недоверие, но и признание достоинств и положительных качеств друг друга.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях (журналы «Вопросы истории» и «Родина» входят в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в РФ, в которых рекомендуется публикация основных результатов диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата исторических наук):

1) Корнаухова (Нигалатий) М.Е. Реформа системы образования в Царстве Польском в 1864-1867 гг. // Вопросы истории. 2006. № 7.

2) Корнаухова (Нигалатий) М.Е. Школы Царства Польского: теория и практика. Женские школы второй половины XIX в. // Вестник Тверского государственного университета. Серия: История. 2007. № 25 (53).

3) Нигалатий М.Е. «Кандалы на нас найдутся…» Гимназии Царства Польского в воспоминаниях современников (1860-1870-е гг.) // Родина. 2009.

№ 1.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»