WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Большая битва между «федералистами» и «централистами» в Парламентском совете в спорном вопросе финансовых полномочий закончилась победой последних, и в некоторой мере – решением в пользу независимых германских представлений в противовес давлению оккупационных властей и планам французского правительства. Раздел Основного закона «Федерация и земли» начинался не с федеративных лозунгов, а со слов «Вся государственная власть исходит от народа». Тем самым на передний план в тексте вышла идея единства германских земель, отодвинув сторонников слабой центральной власти. Западногерманское государство К.-Д. Хенке также считает, что французские власти не отказались от прямого контроля до создания ФРГ:

Henke K.-D. Politik der Widersprche. S. 89f.

получило структуру федерации с сильной центральной властью, одобренную мая 1949 года решением военных губернаторов59.

Реакция на принятие Основного закона во французской зоне была довольно сдержанной. Местные христианские демократы, правящая партия, считали его слишком централистским и называли «проигранной битвой демократии»60. В Вюртемберге-Гогенцоллерне большинство депутатов ХДС в ландтаге высказались против ратификации или воздержались. Л. Волеб возмущался в выступлении перед прессой политикой Аденауэра и Шмида, упустивших предоставленный союзниками шанс избавиться от централизма и создать настоящую федерацию. Подводя итоги, он высказывал надежду на то, этот «законодательный труд» не будет воплощен в реальность61.

Социал-демократы, напротив, были довольны тем, что отстояли прерогативы для центрального уровня власти. Особенную гордость за свои достижения в Парламентском совете испытывал, конечно, К. Шмид: с одной стороны, он приветствовал федерацию, с другой стороны, действовал в Парламентском совете как партийный политик и смог повлиять на его решения в соответствии с установками СДПГ. Победой социал-демократов он называл финансовую независимость центра, а также то, что новое государственное образование создавалось не землями как таковыми, а германским народом. В то же время, Шмид считал вполне ясно выраженным федеративный характер Основного закона, поскольку дальнейшая децентрализация привела бы, по его мнению, не к федерации, а к дезорганизации Германии62. Шмид был совершенно прав в том, что структура нового государства находилась ближе всего к позиции социал-демократов, видевших в западногерманском государственном устройстве баланс в соблюдении демократических условий, централизма и децентрализации. Этот баланс можно назвать умеренным федерализмом.

Французское военное правительство рассматривало Основной закон исключительно как уступку западным союзникам, поскольку идея германской конфедерации осталась нереализованной. Еще в феврале 1949 года генерал Кёниг рассчитывал на то, что ХДС, возможно, отклонит обсуждаемый проект и настоит на своих поправках63, однако этого не произошло. Настроенные ускорить создание Западной Германии США одобрили политический компромисс, который стал основой нового государства. Все то, что было победой СДПГ, стало поражением французской линии в вопросе германской государственности. ФРГ была более централизованной, чем предложенная французами конфедерация и даже из возможных федераций представляла собой достаточно централизованный вариант. Главным пунктом, Genehmigungsschreiben der Militrgouverneure der britischen, franzsischen und amerikanischen Besatzungszone zum Grundgesetz vom 12. Mai 1949 // Die Verfassungen in Deutschland seit 1806 bei www.verfassungen.de.

Процитировано 27.09.2009.

Verlorene Schlacht der Demokratie // Badisches Tagblatt. 10.05.1949.

Zentralistischer Wasserkopf // Ibid. 24.02.1949.

Vier Monate von Bonn // Der Wrttemberger. 28.12.1948.

Telegramme. De la part du Gnral Koenig. Diplomatie Paris. Francfort, 16.02.1949 // Archives de l’Occupation franaise en Allemagne et en Autriche. HC30/31-18/2.

противоречившим французской позиции первенства региональных структур, стала идея германского единства, выраженная в Основном законе.

С другой стороны, западногерманская федерация не стала и однозначным поражением французской политики в Германии. Во-первых, это государство не было унитарным, что было для Франции основным принципом в ее политике в отношении германской государственности с момента поражения Германии во Второй мировой войне. В основных чертах административно-территориальная структура ФРГ напоминала проект федерации, предложенный весной 1946 года французским военным правительством, так что ее нельзя назвать полностью неприемлемой для французской стороны.

Кроме того, германская федерация была ближе к французским требованиям, основанным на предложениях германских федералистов, чем к структуре США, предлагаемой американцами в качестве политической системы ФРГ. В итоге, федерализм воплотился в Германии не как противопоставление центра и земель, а как система разнопланового взаимодействия уровней власти, в которой ни один из них не имел возможности действовать в одиночку. В конечном итоге, переплетение полномочий оказалось еще одним способом разделения власти и устранения опасности ее узурпации, что было реализацией одного из главных французских требований и открыло путь к преодолению франко-германского антагонизма в последующие десятилетия.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы и положения диссертационной работы. Основы современного германского федерализма как формы государственного устройства были заложены в период оккупации. Становлению новых федеративных концепций послужили труды германских теоретиков – В. Рёпке, Х. Навиаски, Х. Петерса, В. Греве, О. Штарка, – в которых наряду со структурным принципом объединения земель главную роль стала играть демократическая составляющая.

Помимо прочего, работы о федерализме создавали широкую базу аргументов, которые позже заимствовались, например, французским правительством в обосновании его позиции, а также германскими партиями в их предвыборной риторике.

Требование децентрализации Германии исходило от союзников и было четко выражено уже в решениях Потсдамской конференции как главное условие воссоздания единого государства на германской территории. В этом отношении французская зона развивалась в рамках общегерманских процессов.

По сути, именно исполнение Францией своих союзнических обязательств стало одной из составляющих ее вклада в создание западногерманского федеративного государства. Назначение немецкой администрации, допуск партий и избрание земельных правительств означали высвобождение того самого волеизъявления субъектов, которое лежит в основе каждой федерации.

Парижское правительство выступило на рубеже 1946-1947 гг. в лице Ж.

Бидо за хорошо продуманную и взвешенную конфедерацию. Этот проект стал основой французских требований в германском вопросе и был спущен в качестве указания французскому военному правительству в зоне, которое, в свою очередь, передало его на рассмотрение германским земельным правительствам.

Заявленная как императив децентрализация германских территорий послужила тому, что военное правительство изолировало германские территории французской зоны от влияния извне, а также земли от взаимодействия друг с другом. Формально это соответствовало одному из лозунгов федеративной теории, оставлявшему местным инициативам возможность оформиться и только после этого перенести часть решений на более высокий уровень. На деле изоляционизм французских властей преследовал предельно прагматичные цели и был направлен на то, чтобы оградить специфические идеи местных политиков от влияния общегерманских процессов.

Политика изоляционизма возымела, однако, обратное действие. Деятели французской зоны использовали любую возможность установить контакты вовне, обходили официальные запреты и провозглашали лозунги межземельной и межзональной кооперации в разных сферах политической практики. С по 1947 гг. земельные политики настаивали на расширении зонального сотрудничества, после 1947 года их требования были направлены на развитие межзонального взаимодействия. Самое позднее к началу 1947 года партийное развитие французской зоны влилось в русло общегерманских организаций и перешло к координации действий с партийными центрами, оформившимися в Западной Германии.

1947 год стал началом поворота во французской политике в Германии, продолжавшегося до завершения работы Лондонской конференции шести держав 1948 года. Вызванный изменениями во взаимоотношениях союзников, он привел к эволюции официальной французской позиции в отношении Германии: Франция постепенно согласилась на скорое создание федеративного западногерманского государства и предшествующее ему объединение трех зон.

Отсутствие значительных изменений в политической жизни французской зоны было связано с тем, что поворот в политике парижского правительства практически не сказался на оккупационной практике французской военной администрации. Политического объединения трех зон не произошло, поскольку создание Тризонии ограничилось слиянием некоторых технических ведомств.

Кроме того, демократические меры, задуманные в Париже, не были проведены в зоне в полной мере. На деле оккупационный контроль после принятия земельных конституций не ослаб, и действия германских правительств попрежнему проходили под скрытым руководством французских ведомств. Таким образом, федеративная идея так и не была реализована французским правительством ввиду исключения ее главной составляющей – свободы действий субъектов федерации.

Осознание политиками германского Юго-запада того факта, что перспектива самостоятельной деятельности не может быть реализована в рамках отдельно взятой зоны, подтолкнуло их к принятию идеи западногерманского государства. Для представителей французской зоны сотрудничество на западногерманском уровне означало единственную возможность расширить свои полномочия и участвовать в принятии политических решений общегерманского значения. Они сыграли особую роль при решении вопроса о пересмотре внутренних германских границ, что стало продолжением дискуссий предшествующих лет о территориальном устройстве земель зоны. Это решение стало фактическим признанием федеративной структуры будущего германского государства и, в частности, земель как ее основных элементов, получивших свой облик в ходе союзнической оккупации и ставших важными субъектами внутригерманской политической жизни.

Утвержденный в 1949 году германский федерализм оказался в своих общих чертах близок к французским концепциям: в кооперативном федерализме содержалась идея взаимодействия земель и центральной власти, включавшая исполнительные функции субъектов федерации, в субсидиарном принципе – прерогативы низшего уровня власти, выраженные в законодательных правах бундесрата. Кроме того, созданием западногерманского государства было выполнено основное условие Франции в отношении германского федерализма: основы государственного устройства были разработаны немцами и принимались ими, что служило гарантией от возобновления германской опасности. Подводя итоги французской оккупационной политики, следует констатировать, что Франция не стала препятствием на пути германской государственности, а, напротив, способствовала созданию основ ФРГ. Основанная в 1949 году, германская федерация считается сейчас одним из лучших образцов федеративного порядка.

Таким образом, французская германская и оккупационная политика достигла своих стратегических целей, заложив основу успешного взаимодействия Франции и Германии в рамках послевоенной Европы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях:

1. Французская оккупационная политика в Германии 1945-1949 гг.: планы и их реализация // Вопросы истории. 11 (2007).

2. Отход от «третьего пути» Особенности французской оккупационной политики // Родина. 03 (2009).

Другие издания:

3. Деятельность антифашистских комитетов во французской зоне оккупации Германии // Новейшая история Германии. Труды молодых ученых и исследовательские центры. М., 2007.

Статьи по материалам конференций:

4. Французская политика в Германии: отход от «третьего пути» // 1948 год в германской истории. М., 2009.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»