WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Были исследованы также неологизмы, имеющие в этимоне по две удвоенных согласных (асСесСмент, милЛенНиум, моцЦарелЛа). Тенденцию к утрате одного из двух удвоений в слове подтверждают два слова из трех (миллениум, моцарелла). У слова ас(с)ес(с)мент выбор затруднен, очевидно, вследствие сходства фонетических условий (слабая позиция и один и тот же согласный).

В целом написание иноязычного неологизма в русском языке в отношении консонантного удвоения соответствует в большей степени написанию, чем произношению в языке-источнике. Однако замеченные закономерности, касающиеся влияния фонетических и иных факторов на сохранение удвоения, целесообразно учитывать при орфографической кодификации новых слов в русском языке.

Глава 2 «Употребление буквы “э”» имеет два подраздела. В разделе «Б у к в а “э” п о с л е г л а с н ы х» анализируются лингвистические основания выбора между буквами «э» и «е» в данной позиции у заимствований.

Фонетические основания употребления данной буквы связаны с йотированностью / нейотированностью произношения у слов в этой позиции.

Однако определение данной особенности произношения представляет определенную проблему.

Исследователями отмечается 3, что для группы слов с предшествующим [и] между и и э в русском языке часто развивается звук «йот», однако это происходит не всегда и определяется только под ударением. Некоторые связывают реализацию интервокального «йота» с конкретными словами, что может быть оправдано этимологически. Правило же построено на формальнографическом основании и предписывает после гласных а, о, у, ю в заимствованиях писать букву «э», а после е и и – «е». Исключения составляют слова проект, проектировать, проекция, проектор и др. однокоренные, траектория, интроекция; кроме того, употребление гласной в словообразовательных формантах -ер, -ент и -эдр не зависит от предшествующей гласной.

Таким образом, при нормировании в данной области письменной речи параллельно применяются три принципа:

1) левый буквенный контекст (для всех слов данной группы, кроме упомянутых в пп. (2) и (3) );

2) наличие в этимологии «йота» (для слов проект – от лат. projectus ‘выступающий вперед’, а также однокоренных, траектория – от лат. trajectus ‘передвижение’, интроекция – от лат. intro ‘внутрь’ + jacere ‘бросать, класть’);

3) морфемная структура слова (для слов с вычленяемыми компонентами -ент, -ер и -эдр, на которые не распространяется действие первых двух принципов).

В данной работе анализируется письменное употребление таких неологизмов, как паэлья, риелтор и флаер(с). Установлено, что у одного из трех неологизмов – паэлья – преобладает написание, соответствующее См. по данной проблеме работы Л.В. Щербы, А.Б. Шапиро, Л.К. Максимовой, Е.Л. Арзиани.

действующим правилам (после а пишется э); написания же двух других (риэлтор вместо риелтор, флаер(с) вместо флаэр(с)) им противоречат. При этом вариант риэлтор / риэлтер стойко удерживается в узусе, несмотря на противоположную словарную рекомендацию. Что касается слова флаер(с), то оно и в орфографическом словаре4 зафиксировано в написании, не соответствующем рекомендациям действующих правил.

Причина этого явления, по всей вероятности, заключается в фонетических особенностях этих слов. Доминирующая в узусе русская передача соответствует произношению в языке-источнике – [ri lt ] и [flai ] – нейотированному в первом случае и йотированному во втором5.

Таким образом, у слова паэлья векторы действия двух принципов написания – нейотированность гласного и левый буквенный контекст (буква «а») – совпадают по своему направлению (выбор на письме буквы «Э»). У слов же риелтор и флаер(с) эти векторы действуют разнонаправленно:

риелтор: нейотированность «Э», контекст «Е»;

флаер(с): йотированность «Е», контекст «Э», что и приводит к колебаниям написаний и неподчинению правилам.

В разделе «Б у к в а “э” п о с л е т в е р д ы х с о г л а с н ы х» приводятся сравнительные числовые данные: в правиле, рекомендующем употребление буквы «е» после твердого согласного, в качестве основных исключений даны 7 слов (мэр, мэтр ‘учитель, мастер’, пленэр, пэр, рэкет, рэп, сэр) плюс их производные (мэрия, пэрство, рэкетир), а в орфографическом словаре таких слов более ста. Среди них заметное место занимают три лексических группы: слова, образованные от собственных имен (манхэттенский, тэтчеризм, хуанхэйский и др.), слова с односложной основой (гэг, дэв, крэк, рэп и др.) и экзотизмы (кэндо, нэцке, сямисэн, фэн-шуй и др.).

Фонетический смысл употребления постконсонантной «э» в русском языке заключается в указании на твердость предшествующего согласного, что специфично для заимствований. Однако, как отмечают лингвисты, в русском языке нет четкого противопоставления твердый согласный + буква «э», мягкий См. «Русский орфографический словарь», изд. 2-е, испр. и доп., М., 2005, с. 854.

Имеется в виду наличие неслогового интервокального «йота» в английском этимоне слова флаер(с).

согласный + буква «е», что связано с историей самой буквы «э», появившейся в лишь 18 веке, и русской фонетической системы (например, имеет место наличие сочетаний с твердыми шипящими «же», «ше», «це»). Ситуация осложняется также тем, что по мере освоения заимствований у некоторых из них наблюдается тенденция к смягчению согласных перед <э>. Отмечается, что не все согласные способны к твердому произношению перед <э> в равной степени: менее всего – задненебные и «л», затем губные. Случаи твердого произношения согласных перед <э> в словах иноязычного происхождения падают в основном на зубные согласные6.

Вопрос о том, следует ли учитывать в орфографии твердое произношение согласных, решался разными исследователями по-разному. Многими предлагалось, при преобладающей орфограмме с буквой «е», расширить число исключений, пишущихся с «э», но не пояснялось, за счет каких слов этот список мог бы быть расширен. Тем временем в правиле сохранялся традиционный подход, а в словарях и в стихийной письменной практике множились написания с буквой «э».

В контексте общей проблемы постконсонантной «э» выделяются три частных: это а) проблема абсолютного конца слова, б) проблема дифференцировочных написаний и в) проблема синхронного членения слова в связи с различным употреблением данной буквы внутри корня и на стыке морфем.

Отмечается, что в неизменяемых заимствованных словах, оканчивающихся на <э> (варьете, кабаре, кафе, кашне, портмоне, реноме, шимпанзе, эссе и др.), предшествующие согласные всегда произносятся твердо (данное правило не распространяется на задненебные и [л’]: удэге, коммюнике, реле и др.). В связи с этим необходимости обозначать твердость предшествующего согласного нет и рекомендуется на конце слова после согласного всегда писать букву «е».

Относительно дифференцировочных написаний, т.е. написаний, служащих для различения неоднокоренных слов и словоформ (омонимов), См. по данной проблеме работы Р.И. Аванесова, Л.В. Щербы, М.Я. Гловинской, Н.А. Еськовой, Р.Ф. Касаткиной, Я.И. Шубова.

мнения специалистов расходятся. Одни полагают, что появление омонимов не должно служить препятствием для единообразной передачи <э> после согласных, другие считают различные написания удачным средством различения на письме разных по смыслу слов. Данная идея была поддержана кодификаторами, найдя свое отражение в орфограмме мэтр ‘учитель, наставник’, графически расподобляемой с названием меры длины (метр).

Употребление буквы «э» на месте этимологического морфемного стыка также должным образом не прояснено в кодифицирующих источниках. Это касается таких слов, как квинтэссенция, пленэр, анестезия, адекватный (последний пример принадлежит А.Б. Шапиро). Как видим, кодификационные решения по ним различны: в написании адекватный (причастие от латинского приставочного глагола ad-aequare ‘приравнивать’) этот момент не учтен, в отличие от слова пленэр (франц. plein air), которое введено в ряд исключений.

Наличие ряда подобных противоречивых прецедентов приводит к разнобою при появлении новых заимствований, как было, скажем, со словом уик-энд, которое в некоторых словарях приводилось в написании уикенд. Вопрос о нормах правописания для слов со слабой (этимологической) членимостью в целом остается нерешенным.

При изучении современного лексического материала в рамках данного исследования было установлено, что в целом преобладающим все же является написание с буквой «е» (45 из 65 слов). При этом написаний с «э» пропорционально больше у слов, где данная буква стоит после задненебных и губных – т.е. тех согласных, которые в меньшей степени способны сохранять твердость перед <э>. Почти все слова с буквой «э» после зубных – экзотизмы.

Среди заимствований, у которых данная орфограмма приходится на конец слова (всего 7), у трех преобладает буква «э», у четырех – «е». Слова с компонентами де…,...ер и …ент, как правило, пишутся с буквой «е» (дефолт, бартер, линер, постер, контент и др.).

У слов с двумя проблемными зонами (сэ/еконд-хэ/енд, хэ/етчбэ/ек) преимущественно обозначается твердость лишь одного из них – того, который в меньшей степени способен к сохранению твердости произношения.

Вопрос об исключениях из действующих правил до сих пор не был прояснен, критерии отбора таких слов не обозначены. Представляется, что в настоящее время отнесение некоторых заимствований к исключениям носит случайный характер. Прежде чем закреплять те или иные орфограммы в качестве исключений, требуется осознать основания для такого отбора. В диссертации предлагается такими основаниями считать (а) идею дифференцировочных написаний (из нового материала это применимо к слову футбэг – с целью графического расподобления его с корнем бег) и (б) принадлежность слова к экзотической лексике. В некоторых случаях (при желании избежать последующего смягчения согласного) таким критерием может быть (в) позиция после задненебного или губного.

В главе 3 «Проблема слитных/дефисных написаний заимствованных слов» рассматриваются вопросы правописания заимствований, являющихся этимологически сложными или восходящими к словосочетаниям, а также слов, образованных в русском языке из иноязычных словообразовательных элементов. Этот раздел орфографии заимствований является наиболее запутанным вследствие неоднородности данной лексической группы.

Многообразие различий обусловливает связь правописания сложных заимствований с вопросами словообразования и с вопросами этимологии.

Трудность представляет само определение оснований написания. Для прямых заимствований это может быть характер этимона и его написание в языке-источнике. Для слов, образованных в русском языке, это может быть способ словообразования.

Нахождение единого лингвистического основания для рассматриваемой лексической группы затруднено, в частности, постольку, поскольку это связано с функциональной неоднозначностью дефиса, который является знаком разделения и знаком соединения одновременно. Как знак соединения он используется при передаче на письме заимствованных слов, лексикализованных из иноязычного словосочетания (напр., альма-матер от лат. alma mater, бизнес-класс от англ. business class); как знак разделения он является показателем двуосновности иноязычного этимона, что может выражаться или не выражаться в виде синхронной членимости слова в русском языке (напр., фэн-шуй, киндер-сюрприз).

В диссертации рассматриваются следующие основания для написания сложных заимствований: а) членение слова, б) соотношение основ сложного слова, в) грамматическая спаянность частей сложного слова.

Фактор членения учтен в правилах орфографии, в которых материал группируется именно с точки зрения структуры слова. Однако критерий членимости довольно зыбок и субъективен, так как представление о членении слова часто зависит от знакомства носителя русского языка с иностранными языками. Кроме того, имеет место изменчивость способности к членению у заимствований по мере пополнения ими лексической системы языка: в языке появляется ряд иноязычных слов, в структуре и семантике которых можно увидеть некоторую однородность7. Вот примеры таких неологизмов, на глазах изменяющих наши представления о степени их членимости: фаст(-)фуд + фуд(-)центр, мини(-)вэн + вэн, виндсерфинг + скайсерфинг + кайтсерфинг + серфинг, бизнес(-)вумен + шоу(-)вумен, арт-хаус + пентхаус + таунхаус, скейтборд + сноуборд, корнер-шоп + шоп-тур + секс-шоп, бодибилдинг + фейсбилдинг, тетра(-)пак + мульти(-)пак, уик(-)энд + хеппи-энд, бестселлер + лонгселлер, диджей + виджей, супермаркет + гипермаркет, лайт(-)постер + лайт(-)бокс, онлайн + офлайн и др. Если исходить из представления, что слово принципиально членится, если в его составе можно выделить хотя бы одну составную часть, встречающуюся в других словах с тем же значением, то слов, о которых можно было бы с уверенностью судить как о нечленимых, среди иноязычных неологизмов (при современной активности процессов заимствования) будет немного.

Может показаться очевидным предположение, что дефис используется на письме как показатель стыка морфем; однако возможное влияние степеней членимости слова на его орфографическое «поведение» в узусе остается неизученным. Вопрос, является ли синхронная членимость обязательным условием дефисного написания слова (т.е. могут ли нечленимые слова писаться См. об этом Крысин Л.П. Ступени морфемной членимости иноязычных слов // Развитие современного русского языка. 1972. Словообразование. Членимость слова. М., «Наука», 1975, с. 227–231.

с дефисом), решается отрицательно при наличии таких слов, как буги-вуги, джиу-джитсу, папье-маше и под.

Что касается вопроса о соотношении основ сложного слова, то здесь внимания заслуживают слова, имеющие в препозиции так называемое «аналитическое прилагательное»: аэропочта, фотоматериалы, пресс-офицер, эрзац-литература, экс-президент, суперкризис и др. По мнению М.В. Панова8, данные препозитивные элементы обладают всеми признаками слова: свободной сочетаемостью, персональным ударением, способностью отрываться от второй основы и употребляться в тексте как самостоятельное слово. Таким образом, проблема словообразовательной модели трансформируется в проблему границ слова и отграничения его от словосочетания, а это, безусловно, связано с орфографией.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»