WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА им. В. В. ВИНОГРАДОВА

На правах рукописи

Нечаева Ия Вениаминовна АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПИСЬМЕННОЙ АДАПТАЦИИ ИНОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва 2008

Работа выполнена в отделе культуры русской речи Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Л. П. Крысин Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор А. Я. Шайкевич кандидат филологических наук А. В. Глазков Ведущая организация Российский университет дружбы народов

Защита состоится «11»_ноября2008 г. в_14часов на заседании диссертационного совета Д 002.008.01 при Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН (119 019 Москва, ул. Волхонка, д. 18/2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН.

Автореферат разослан «»2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук Б. Л. Иомдин 2 ПРЕДИСЛОВИЕ Одним из аспектов освоения заимствованного слова является его письменная адаптация. При существующей активности процессов заимствования современная языковая ситуация характеризуется письменной нестабильностью иноязычных неологизмов, выражающейся в одновременном функционировании на письме графических вариантов слов. Примеры:

андеграунд и андерграунд, апгрейд и апгрэйд, баннер и банер, бренд и брэнд, джекпот и джек-пот, дженерик и женерик, имейл, имэйл, е-мейл и е-мэйл, капучино и капуччино, киднепинг, киднэпинг, киднеппинг и киднэппинг, лаптоп, лептоп и лэптоп, лейбл и лэйбл, массмедиа, масс-медиа и масс медиа, онлайн и он-лайн, офшор и оффшор, пиксел и пиксель, секонд-хенд, сэконд-хэнд, секондхэнд и сэконд-хенд, тренд и трэнд, фаст-фуд и фастфуд, флаер(с), флаэр(с) и флайер(с), экшен, экшэн и экшн и др.

Случаи колебаний относятся как к тем участкам правописания, которые регулируются действующими правилами, так и к тем, где написания устанавливаются словарно; в первом случае играют роль неполнота и частный характер орфографических рекомендаций, во втором – необщепринятость и необщедоступность норм практической транскрипции. Таким образом, в области иноязычной неологии размывается понятие орфографической нормы, что находит отражение во многих современных словарях, которые зачастую приводят по несколько письменных вариантов слов, не исключая случаи, противоречащие действующим правилам; иногда же, напротив, приводится единственный вариант написания, выбор которого может быть не вполне убедительным.

Данное исследование посвящено проблеме адаптации слова в русском книжно-письменном языке. С учетом того, что это процесс диахронический и связан с фактором времени, в течение которого формируются узуальные предпочтения, в период освоения необходимо тщательное, объективное и при этом критическое изучение письменной практики, попытка которого и была нами предпринята. Одновременно с этим полезно решить вопрос о принципах орфографической кодификации новых слов на этапе их освоения, об установлении разумных границ вмешательства кодификатора в объективные процессы адаптации иноязычных слов в языке.

Актуальность темы настоящего исследования определяют несколько факторов:

1) активность процессов заимствования иноязычной лексики русским языком как характерная черта настоящего времени;

2) недостаточная изученность адаптационного аспекта процесса заимствования, в том числе в плане установления письменной формы слов;

3) неполный охват существующими правилами правописания иноязычной лексики, отсутствие норм письменного употребления для новых слов;

4) недостаточность и противоречивость представлений об основаниях и тенденциях орфографического оформления заимствованной лексики;

нерешенность основных вопросов правописания заимствований как в теоретическом, так и в практическом аспекте;

5) необходимость изучения современного состояния орфографической вариативности в сфере лексического заимствования;

6) функциональная и практическая значимость обоснованного единообразия в орфографии в рамках общей задачи орфографической кодификации.

Объектом исследования являются лексические неологизмы иноязычного происхождения конца ХХ – начала ХХI века, собранные автором диссертации в процессе словарной работы с помощью Интернета, средств массовой информации, новейших лексикографических изданий, находящиеся на разных стадиях заимствования и на разных этапах освоения русским языком. В работе рассматриваются новые нарицательные непереводимые слова иноязычного происхождения, употребляющиеся относительно регулярно в русской графической передаче и имеющие определенное значение и грамматическое оформление.

Основная цель исследования – рассмотрение наиболее актуальных вопросов современной орфографии заимствований; выработка рекомендаций по орфографической передаче новой иноязычной лексики в тех случаях, где это возможно, предупреждение (или, по крайней мере, минимизация) случайных нормативных решений, идущих вразрез с практикой употребления.

Цели исследования соответствует постановка и решение следующих конкретных задач:

1) анализ узуального лексического материала с целью обозначения орфографических (письменных) оппозиций для иноязычных слов и их описания на материале новой лексики;

2) установление факторов, вызывающих орфографические (письменные) колебания; установление критериев оценки варьируемых орфографических фактов;

3) выявление возможных мотиваций написания и рассмотрение вопроса о приоритетности некоторых из них в случаях их стихийной конкуренции в письменной практике;

4) изучение письменной вариативности заимствований и отделение случаев, для которых возможны однозначные нормативные решения, от случаев объективно закономерной вариативности;

5) исследование вопросов орфографического нормирования новой иноязычной лексики и выработка способов словарной кодификации для слов, находящихся на различных этапах их освоения русским языком.

Научная новизна и теоретическая значимость работы заключаются в следующем: выявлены и проанализированы причины орфографической нестабильности иноязычных неологизмов; связь между различными свойствами иноязычного слова и его написанием исследована на современном лексическом материале; при этом в фокусе внимания находились не вопросы внешней унификации написаний, а обоснованность последних языковыми факторами; использован новый способ изучения письменной практики – с помощью современных интернет-данных; предложен иной, по сравнению с общепринятым, способ орфографической кодификации слов с неустоявшимся написанием.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования полученных результатов в процессе орфографической кодификации новых слов и в словарной работе, в выработке рекомендаций для пишущих по орфографической передаче заимствований, следствием чего может быть сокращение орфографического разнобоя.

Методы исследования. В работе используются синхронно-описательный и частично диахронно-сопоставительный методы; применяется метод лингвистического наблюдения с элементами фонетического, морфемного и словообразовательного анализа, а также метод количественного анализа узуальных словоупотреблений.

Материалом исследования послужили около 300 лексических единиц – иноязычных заимствований (их список приведен в словарном приложении к диссертации). Объем материала был установлен с помощью отбора слов, орфограммы которых характеризуются отношением к тем или иным проблемам письменного употребления и на практике реализуются, как правило, наличием письменных вариантов. Источниками являются средства массовой информации, включая Интернет, а также лексикографические справочные издания последних лет.

Апробация проведенного исследования заключается в том, что его содержание нашло отражение в четырех научных публикациях. Кроме того, были сделаны научные доклады: 1) в соавторстве с проф. Л.П. Крысиным на заседании ученого совета ИРЯ РАН в апреле 2007 года; 2) на международной научной конференции «Культура русской речи» (15–17 октября 2007) и 3) на конференции «Кодификация современного русского языка: результаты и проблемы» (14–15 декабря 2007).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, определяется объект исследования, формулируются цели и задачи диссертационной работы.

Исследуются теоретические положения, касающиеся освоения заимствованных слов, причины их колебаний на письме. Признаком письменного освоения заимствования предлагается считать приобретение им единого графического облика. При этом имеется в виду не такое положение, при котором какое-либо иное написание исключено на 100% (что, безусловно, невозможно), а когда установившееся написание является общепринятым, применяется в подавляющем большинстве случаев (и, как правило, закреплено в кодифицирующих источниках). В некоторых случаях этот процесс протекает с большими затруднениями и занимает длительное время.

Трудности письменной адаптации иноязычных слов связаны а) с неоднозначностью фонетических замен при транскрибировании и б) с наличием во многих случаях различных мотиваций написания и их стихийной конкуренцией.

Неустойчивость фонемного состава лексем – особенность иноязычных слов на раннем этапе заимствования, и зависит она от степени фонетических различий между контактирующими языками. Фонемные (фонетические) замены всегда в определенной степени условны и относительны. Звуки иностранного языка могут не иметь точных эквивалентов в русской языковой системе, а приблизительных – иметь больше одного. Поэтому часто процесс перехода осложняется различными допущениями и неточностями, которые в итоге ведут к различным написаниям. Примеры:

– английский [] передается в русском как [э] или как [а] (напр., сэндвич/сандвич, лэптоп/лаптоп);

– английский [ ] также передается как [а] или как [э] (напр., ланч/ленч);

– английский [w] передается в русском как [у] или как [в] (уокмен/вокмен, ватерполо, но уик-энд);

– европейский полумягкий [l] передается как [л] или [л’] (аблатив/аблятив, пиксел/пиксель; апелляция, но салат; полюс, но лупа; бал, но дуэль);

– греческий [u] передается как [у] или [в] (эукариоты/эвкариоты);

– английский [ ] передается как [дж] и как [ж] (дженерик/женерик);

– немецкий [h] передается как [г] и как [х] (Гейне/Хайне, Гейдельберг/Хайдельберг, галстук, но хинтерланд ‘район, прилегающий к промышленному центру’) и др.

При письменном пути заимствования, характерном для современного этапа развития языка, новые слова сразу попадают в письменную речь, без непосредственного контакта носителей двух языков. Из этого следует, что фонемный состав иноязычных неологизмов в заимствующем языке зачастую окончательно устанавливается одновременно с орфограммой. Не только фонетический облик слова определяет написание в заимствующем языке, но и последнее влияет на установление фонемного состава лексемы.

С другой стороны, при выборе пишущим способа записи нового слова из числа возможных орфографическое основание написания также может оказаться не единственным, и при этом все возможные основания могут представляться в равной степени законными. В этой ситуации основной вопрос нормирования – какие факторы считать определяющими в ситуации, когда таких факторов несколько. Примеры:

1) штрих(-)код. Если рассматривать это слово как состоящее из двух самостоятельно употребляющихся существительных (штрих + код), то его следует писать через дефис, как пишется большинство аналогичных слов (ср.

резус-фактор, бизнес-проект); если же считать первую часть усеченной основой прилагательного (штриховой код), то его следует писать слитно (по типу спортинвентарь, физкультура);

2) слово эконом(-)класс как имеющее усеченную первую часть (экономический класс) следовало бы писать слитно; но сопоставление с парным – в данной тематической группе – понятием бизнес-класс дает возможность рассмотрения слова как кальку с английского (economy class) и подсказывает написание через дефис;

3) экзит(-)пол. В языке-источнике это понятие представляет собой словосочетание (от англ. exit выход + poll опрос), но в русском языке слово не членится, что подсказывает слитное написание (ср. бонмо, бельэтаж, матчбол); в узусе написание слова колеблется;

4) дистрибьютор / дистрибьютер (англ. distributor). Перед конечным [р] после твердого [т] произносится редуцированный. Языковые аналогии с суффиксом -ер в значении деятеля или аналогично пишущейся не вычленяемой конечной частью (ср. парикмахер, кондитер, голкипер, мистер, гангстер, акушер и т.п.) подсказывают соответствующее написание; однако написание этимона в языке-источнике послужило основанием для фиксации этого слова в некоторых словарях с буквой «о»;

5) по действующему правилу после гласных при предшествующих е, и употребляется буква е, а при предшествующих а, о, у, ю – э. Но слово риелтор / риэлтор не подчиняется этому правилу, несмотря на соответствующую фиксацию в словарях; вероятно, это происходит благодаря другой мотивации – отсутствию йотированного произношения, которое в русском языке обозначается обычно с помощью буквы е;

6) слова фитнес(с), топлес(с), имеющие в этимоне удвоение согласной на конце слова, в русском языке отличаются нестабильным написанием, причиной которого является противоречивость аналогий: некоторые из освоенных заимствований теряют конечное удвоение (адрес, бизнес), другие его сохраняют (стресс, компромисс).

Таким образом, причины фонетико-орфографической неустойчивости иноязычных слов неоднородны и зависят от того, к какому из этапов перехода они относятся. Неточности начального этапа заимствования (чтения иноязычного написания этимона) реализованы, к примеру, в колебаниях ланч/ленч: английское слово lunch подразумевает прочтение с гласным [ ]; тем не менее в русском языке произношение колеблется между гласными [а] и [э], графически а и е, что зафиксировано многими словарями. Колебания следующего этапа (этапа нахождения русских фонемных соответствий) выражены в вариантах килт/кильт, пиксел/пиксель, уокмен/вокмен.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»