WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Коренным образом ситуация изменилась с назначением главнокомандующего Крымской армией М.Д. Горчакова. Согласно плану военной кампании на 1855 год, составленному при Николае I, князь должен был употребить имевшиеся в его распоряжении комиссариатские средства на устройство новых госпиталей для Южной армии, которой, по мнению высшего военного руководства, возможно, предстояло вести кровопролитную войну с Австрией на юго-западных границах Российской империи. При Александре II стратегические приоритеты были скорректированы. С назначением Горчакова главнокомандующим в Крыму, именно туда направились практически все имевшиеся к тому моменту комиссариатские запасы госпитального имущества Южной армии. Благодаря деятельным мерам князя, в течение полугода его командования в Крыму количество госпитальных мест там было увеличено в четыре раза. Однако это уже не могло остановить развитие эпидемии тифа и холеры, появившейся в крымских войсках зимой 1854-1855 гг., в результате острой нехватки в то время медицинских ресурсов. Пик эпидемии пришелся на осень-зиму 1855-1856 гг., причем в войсках не только Крымской, но и Южной армий, к которым в это время стали присоединяться новые части, сформированные из молодых рекрутов и ополченцев. Несмотря на деятельные противоэпидемические мероприятия командование вынуждено было признать свою беспомощность в этом вопросе и рассчитывало на то, что с наступлением теплого времени года медицинская обстановка в войсках улучшится. Это и произошло с началом весны 1856 года.

Война в Крыму оказалась тяжелым испытанием и для медицинской службы союзных войск. В течение первого полугодия осады Севастополя значительные медицинские потери несли английские войска, в то время как во французской армии медицинская обстановка в целом оставалась удовлетворительной; в течение второго полугодия – наоборот. В целом потери союзников от болезней в течение войны в Крыму практически не уступали аналогичным потерям русских войск.

В четвертой главе «Медицинская служба «Действующего корпуса на кавказско-турецкой границе» рассматривается медицинская служба войск, выделенных для боевых действий против азиатской Турции. При подготовке Действующего корпуса к войне, как и Дунайской армии в 1854 году, ему было предоставлено медицинских и госпитальных средств больше, чем на каждого пятого человека. Это позволило его медицинской службе успешно справиться со значительным числом раненых и больных, чему также способствовало, с одной стороны, устройство командованием на Кавказе медицинской части с учетом особенностей данного театра военных действий, когда на протяжении всей Крымской войны Действующему корпусу приходилось противостоять турецким силам, в несколько раз превышавшим его численность. С другой – постоянные победы русских войск на этом театре военных действий, которые поддерживая в воинских чинах высокий моральный дух и патриотический энтузиазм, положительно влияли на успех лечения.

В пятой главе «Медицинское обеспечение войск, прикрывавших западные сухопутные границы и Балтийское побережье России» впервые рассматривается деятельность медицинской службы на потенциальных театрах военных действий.

Медицинское обеспечение войск, прикрывавших западные границы Российской империи и составлявших Действующую армию, было тщательно спланировано, так как в 1853-1854 годах высшее военное руководство, вполне справедливо, считало это направление стратегически наиболее опасным. К тому же угроза медицинских потерь в войсках расположенных в западных губерниях, особенно в царстве Польском, изначально была более высокой по сравнению с другими актуальными и потенциальными театрами военных действий. В начале осени 1854 года, когда в Крыму уже начались военные действия, Военное министерство направило вновь приготовленные комиссариатские запасы в Действующую армию, тем самым снабдив ее воинских чинов госпитальными вещами из расчета на каждого человека. Но даже эти меры не смогли предотвратить в этом регионе чрезмерной болезненности среди воинских чинов. И хотя участие в боевых действиях Крымской войны Действующая армия до и после ее разделения не принимала, безвозвратные медицинские потери в ней за период войны составили порядка одной трети от общего числа войск, что в целом было сопоставимо с аналогичными потерями на Крымском театре военных действий. Столь же неблагоприятная медицинская обстановка сложилась и в австрийских войсках расположенных вдоль русской границы, особенно в районе Галиции. Это значительно снизило их боеготовность, и заставило австрийское командование еще до начала мирных переговоров с Россией распустить значительную часть мобилизованных войск по домам.

Медицинская обстановка в войсках, защищавших Балтийское побережье, была наиболее благополучной по сравнению с прочими театрами военных действий. Некоторое ухудшение состояния здоровья воинских чинов здесь было заметно лишь в первой половине 1855 года. Во многом это стало результатом увеличения численности войск, в том числе за счет дружин государственного ополчения, и их усиленных трудов по укреплению балтийских крепостей. Но в то же время болезненность и смертность в войсках этого региона никогда не достигала чрезвычайных размеров, что отчасти определялось близостью балтийского театра военных действий к столице, позволявшей сосредоточить здесь госпитальные и медицинские средства в короткие сроки и в необходимом количестве.

В шестой главе «Медицинское обеспечение Балтийского и Черноморского флотов» рассматривается медицинская служба российского флота. Материальных средств медицинской службы Балтийского флота, не имевшей сформированных запасов, было недостаточно для оказания необходимой медицинской помощи сосредоточенному на Балтике, по случаю войны, значительному числу морских чинов. Организация нужного для них количества госпитальных мест проходила затруднительно. Но благодаря близости к столице и энергичной деятельности чиновников Морского министерства под руководством великого князя Константина Николаевича, эти затруднения были преодолены и ко времени прихода союзной эскадры на Балтику, медицинская служба Балтийского флота была вполне готова. Медицинская обстановка здесь на протяжении всей Крымской войны оставалась удовлетворительной.

В черноморских портах, благодаря предусмотрительности местного морского командования и относительной независимости от Петербурга, были созданы запасы госпитальных средств, превышавшие положенные по штату того времени. Подобная распорядительность позволила с началом военных действий в Крыму увеличить количество мест в морских госпиталях в 2-4 раза и разместить в них раненых моряков, не прибегая к помощи военного ведомства. Даже, напротив, в первый период обороны Севастополя Черноморский флот сам оказывал существенную материальную поддержку медицинской службе Крымской армии.

Но значительные боевые потери среди севастопольских моряков уже в конце осени 1854 года практически полностью исчерпали возможности медицинской службы черноморского ведомства. К таким потерям Морское министерство было не готово и испытывало затруднения в оперативном и достаточном заготовлении необходимых медицинских и госпитальных средств. Тогда генерал-адмирал Константин Николаевич обратился к общественности с предложением о материальной помощи раненым морякам. Практически сразу же в Морское министерство стали поступать пожертвования, распределение которых на месте великий князь поручил энергичному и близкому ему по взглядам чиновнику – Б.П.Мансурову, наделив его весьма обширными полномочиями в деле «попечения над ранеными», а впоследствии и поставив его во главе всей морской госпитальной части Крыма. Это придало благотворительной миссии новое направление, позволив за счет пожертвований значительно усилить материальную базу медицинской службы Черноморского флота, которой, в сочетании с распорядительными действиями морской медицинской администрации, оказалось достаточно для оказания необходимой медицинской помощи беспрецедентно большому для флота числу раненых и больных. Назначение Мансурова, как и вся его деятельность, носило полуофициальный характер и сразу после вывода морских чинов из Севастополя, он был отозван обратно в столицу, а забота о раненых и больных вернулась в руки официального морского медицинского начальства.

В седьмой главе «Ранение, болезнь и смерть в повседневности войск» полностью основанной на источниках личного происхождения участников Крымской войны, показаны военные будни, и неразрывно связанная с ними военно-медицинская служба, сквозь призму переживаний военным человеком возможности ранения, болезни и смерти при исполнении воинского долга. В году, николаевские войска, воспитанные в духе патриотизма и самопожертвования во имя России, в целом, готовы были в очередной раз продемонстрировать всему миру силу русского оружия. Однако осадная война в Крыму с войсками и флотом коалиции потребовала беспрецедентного напряжения человека-воина. Даже самые высокие патриотические чувства, профессиональный опыт и закалка, повышая боевой дух, были не в состоянии устранить естественный предел человеческих нравственных и физических сил. К концу обороны, по воспоминаниям участников, общее переутомление гарнизонных войск дошло до крайности. Люди теряли аппетит, с трудом переносили отсутствие многочасового сна в течение суток (засыпали они даже под гул артиллерийского огня), легкие ранения стали сопровождаться тяжелыми осложнениями. Новая по возросшей разрушительной мощи оружия война, в целом, предъявила повышенные требования к командованию по рациональному расходованию запаса моральных и физических сил личного состава войск. Выжившие благодаря умению свыкнуться с обыденностью военной жизни осажденного города и развить в себе хладнокровие при исполнении служебного долга участники обороны еще долго, а чаще до конца своей жизни, обречены были испытывать негативные последствия войны на своем здоровье.

В заключении подводятся итоги исследования, делаются общие выводы.

Крымская война продемонстрировала довольно значительные возможности русской военно-медицинской части, при организации которой были учтены не только последние достижения военно-медицинской науки, но географические и экономические особенности Российской империи. Изученный материал позволяет считать преувеличенными распространенные в литературе утверждения о негативном влиянии на эффективность военно-медицинской службы «многоначалия» в центральном военно-медицинском руководстве, недостаточности комиссариатских запасов Военного министерства, сильной зависимости местных военно-медицинских администраторов от органов центрального управления. В то же время выявлены слабые места военномедицинской системы николаевского времени: недостаточность положенного по штату военно-медицинского персонала, который к тому же не имел военных званий, что, во многом, снижало его авторитет в глазах сухопутного и морского командования, и определенная переоценка в военно-политическом руководстве реальных возможностей военной медицинской науки того времени.

Заготовленные Военным министерством к Крымской войне медицинские средства примерно соответствовали нормам наполеоновских войн. Но, исходя из опыта русско-турецких войн первой половины XIX века, командование предоставило войскам, выделенным для военных действий с Турцией на ее западных и восточных границах с Россией, медицинских и госпитальных средств в 1,5 раза больше, чем было предусмотрено военным законодательством, что в целом, оказалось вполне оправданным. Несколько иная ситуация сложилась в Крыму, где от ран и болезней в итоге умерла практически треть армии, что во многом было вызвано недостатком медицинских средств в первое полугодие обороны Севастополя.

Основная масса заготовленных в 1853-1854 гг. комиссариатских запасов сосредоточилась в войсках расположенных на западном направлении, которое в виду австрийской угрозы рассматривалось как стратегически наиболее опасное.

Учитывая традиционную чрезмерную болезненность среди воинских чинов Действующей армии, такой шаг следует считать вполне оправданным. Южная же армия, большая часть которой была отправлена в Крым, уже в октябре 1854 года, острой необходимости в имевшихся у нее значительных госпитальных и медицинских средствах, даже в случае начала боевых действий в этом регионе, не испытывала. Поэтому М.Д. Горчаков счел возможным предложить свою помощь Крымской армии, но его предложение принято не было. Лишь весной 1855 года, с назначением князя главнокомандующим в Крыму туда стали поступать многочисленные медицинские и госпитальные запасы Южной армии. Эта задержка оказалась роковой.

Трудности, с которыми столкнулась русская военно-медицинская служба во время Крымской войны, не носили уникальный характер и в целом были свойственны и противникам России. Безвозвратные медицинские потери в английских и французских войсках посланных на Восток также как и в русских армиях составляли 1/5 – 1/3 часть от общего числа войск.

В более тяжелом положении по сравнению с сухопутной медицинской частью оказалась медицинская служба морских сил Российской империи. С началом войны, возросшие медицинские потребности сухопутных войск заставили высшее военное руководство обратить основной поток комиссариатских заготовлений на нужды армии. Медицинское же обеспечение морского ведомства проходило фактически по остаточному принципу, несмотря на необыкновенно высокие боевые потери среди личного состава флота, к которым его медицинская служба не была готова. Однако в результате активной деятельности великого князя Константина Николаевича и его помощников, медицинское обеспечение Балтийского и Черноморского флотов в течение Крымской войны оставалось вполне удовлетворительным.

В целом же, состояние и работа русской медицинской службы в Крымскую войну 1853-1856 гг. отнюдь не свидетельствовали об ее отсталости, а высокие боевые и медицинские потери России были вполне сопоставимы с аналогичными потерями ее противников. Поэтому их не следует относить к числу главных причин поражения России в Крымской войне.

Публикации по теме диссертации:

1. Наумова Ю.А. Санитарно-медицинские средства и потери русской армии в Крымскую войну // Вестник Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Серия 8. История. 2006. №5. С.3-23.

(Журнал входит в перечень изданий, утвержденных ВАК.) 2. Наумова Ю.А. Медицинское обеспечение русского флота во время Крымской войны 1853-1856 гг. // Материалы VI международной научнопрактической конференции. Севастополь, 2008. С.42-53.

3. Наумова Ю.А. Ранение, болезнь и смерть как элементы повседневности русских войск в Крымскую войну // Русский Сборник. Исследования по истории России XIX-XX вв. Т.7. М., 2009. С.367-402.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»