WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Т.21,22; Он же. Постройка полевых перевязочных пунктов в Крымскую войну на позициях от Балаклавы до Севастополя в 1854 -1856 гг. Одесса, 1872.

Д-в Н. На походе и в Севастополе: из воспоминаний врача // Русский мир. 1872. №№139, 140, 145, 148, 149, 151.

Л-ский И. Впечатления военного врача в Крымскую кампанию // Русский вестник. 1873. Т.106. Кн.7.

Ульрихсон. Тяжелые дни Севастопольского военно-временного госпиталя во время осады 1854-1855 гг.

СПб., 1890; Он же. Из воспоминаний военного медика о Геническом отряде Крымской армии // Военномедицинский журнал. 1878. Т.127.

Бодан. О французских госпиталях, о крымском тифе и других болезнях французской армии во время Крымской войны / /Военно-медицинский журнал. 1858. Т.73.

Goldie S.M. Florence Nightingale. Letters from the Crimea, 1854-1856. NY, 1997.

За-кий. Жидкость Жданова, как противомиазматическое средство // Морской сборник. 1856. Т.25. №12;

Лебединцев А.Г. Из дневника священника в осажденном Севастополе 1854-1855 гг. М., 1908; Васильчиков В.И. Записки начальника штаба Севастопольского гарнизона князя В.И. Васильчикова // Русский архив.

1891. Кн.2. №6.

Затлер Ф.К. О госпиталях в военное время. СПб., 1861; Он же. Участь раненых и больных во время войны. СПб., 1868.

Ушаков Н.И. О состоянии госпитальной части в Южной и в Крымской армиях во время войны в 1853, 1854, 1855 и 1856 гг. // Военный сборник. 1867. №6. С.201-232.

должностей, опубликованные как отдельными изданиями, так и в составе сборников52.

Таким образом, привлеченные источники, значительную часть которых составляют неиспользованные и малоиспользованные в научной литературе опубликованные и неопубликованные материалы, в целом, позволяют раскрыть задачи настоящего исследования.

Научная новизна исследования. Работа представляет собой первую попытку комплексного изучения сухопутной и морской медицинских служб России во время Крымской войны. На основе нового документального и мемуарного материала изучена хронология распределения и передвижения военномедицинских средств в течение 1853-1856 гг., исследовано медицинское обеспечение войск расположенных не только на актуальных театрах военных действий, но и потенциальных. Впервые подробно рассмотрено медицинское обеспечение морских чинов во время Крымской войны и детально сравнено положение русской военно-медицинской части с английской и французской.

Проведенное исследование позволяет уточнить сложившиеся в историографии представления о слабости материальной базы военно-медицинской службы эпохи Николая I и малой эффективности ее организации, а также дает новый материал для изучения хода Крымской войны 1853-1856 гг. и причин поражения в ней России.

Научно-практическая значимость работы. Материалы и выводы исследования могут быть использованы при разработке общих и специальных лекционных курсов, проведении семинаров по отечественной истории, при создании обобщающих трудов по истории военной медицины и военнополитической истории России XIX века.

См., напр.: Берг Н.В. Записки об осаде Севастополя. М., 1858. Т.1-2; Венецкий М. Война и плен. Из воспоминаний молодости. Б.м., 1858; Вроченский М.А. Севастопольский разгром. Воспоминания участника славной обороны Севастополя. Киев, 1893; Бороздин М.Ф. На Висле и Дунае, в Одессе и Севастополе. Заметки артиллериста // Русская старина. 1875. Т.14. №10; Алабин П.В. Четыре войны.

Походные записки в 1849, 1853, 1854-56, 1877-78 годах. Ч. 2-3. М., 1890-1891; Никифоров Д.И. Кавказ и Севастополь. М., 1901; Сборник рукописей, представленных Его Императорскому Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу о Севастопольской обороне севастопольцами. СПб., 1872-1873. Т.1-3.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории России XIX – начала ХХ вв. Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Основные положения исследования отражены в ряде публикаций, апробированы во время выступления автора на двух международных научно-практических конференциях в городе Севастополе (Украина).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, характеризуются источники и литература.

В первой главе «Русская медицинская наука и военно-медицинская служба накануне Крымской войны» исследуются достижения отечественной и зарубежной военно-медицинской науки первой половины XIX века и механизм функционирования военно-медицинского административного управления, сложившегося к началу Крымской войны.

В §1 показан общий уровень развития медицинской науки в первой половине XIX века. Несмотря на все ее достижения, она во многом продолжала основываться на врачебной интуиции и не обладала эффективными способами лечения болезней. Российская медицина в этот период представляла собой сильную научную школу, которая являлась полноправной частью общеевропейской и, по общему мнению отечественных историков медицины, была в состоянии «призреть» (т. е. лечить) больных на европейском уровне.

В §2 показано развитие военной и военно-морской медицины в России в первой половине XIX века. Отечественная военная медицина накануне Крымской войны в целом не уступала европейской, хотя уровень ее развития, так же как и зарубежной, был невысок и не поспевал за ростом военных потребностей.

Разработанные в России в первой половине XIX века медико-полицейские мероприятия, в условиях примитивной фармакопеи того времени, основанной на гомеопатии, могли лишь снизить, но никак не предотвратить болезненность в вооруженных силах. Военные медики признавали свое полное бессилие при лечении таких болезней как холера и чума, смертность от которых, как правило, составляла не меньше половины от числа заболевших. Развитие военно-полевой хирургии сдерживало отсутствие анестезии, эффективной иммобилизации, асептики и антисептики. Хлороформ (анестезирующий эфир) и гипсовая повязка стали вводиться в русскую военно-медицинскую практику незадолго до Крымской войны, и часто воспринимались военными врачами как вредные нововведения.

Военно-морская медицина развивалась в фарватере военной. Специальным предметом исследования она стала лишь во второй половине XIX века.

В §3 рассматривается структура русской медицинской службы накануне Крымской войны. В ходе реформирования военных учреждений в 1830-х – 1840-х гг. заметным изменениям подверглась и военно-медицинская система, характерной чертой которой, в отличие от ее западных аналогов, стало «многоначалие».

Управление медицинской частью армии было сосредоточено в трех департаментах Военного министерства и одном Министерства Внутренних дел. Преобразованиям подверглась и система военных лечебных учреждений. Ее организация была определена рядом госпитальных положений 1820-х – 1830-х гг., ориентирующихся на создание более совершенной госпитальной сети, отвечающей современным потребностям эвакуационной системы военно-медицинского обеспечения войск. К началу Крымской войны солдаты и офицеры могли получить медицинскую помощь в непременных (постоянных) военных госпиталях, лазаретах и военновременных госпиталях. Последние раскрывались на основе заранее заготовленных медицинских и госпитальных средств, которые хранились налицо либо в постоянных военных госпиталях, либо в комиссариатских комиссиях.

Формирование медицинских и госпитальных запасов проходило в соответствии с законом от 27 января 1812 года, которым было признано, что во время европейской войны выбывает ранеными и больными 1/10 часть наличного состава войск, во время азиатской – 1/7.

В §4 рассматривается медицинская служба русского флота, механизм работы которой, несмотря на специфику военно-морской медицины, выстраивался по аналогии с медицинской службой армии. Однако попытка привести морские госпитали в «единообразное положение» с армейскими, в соответствии с морским госпитальным уставом 1832 года, сравняла только их внутреннюю организацию, не устранив в системе медицинского обеспечения флота ряда серьезных недостатков, в том числе отсутствие комиссариатских запасов на случай войны. В тоже время, в 1853 году новым управляющим Морского министерства фактически стал великий князь Константин Николаевич, человек либеральных взглядов, будущий активный деятель эпохи Великих реформ. При нем сменились начальники почти всех структурных частей министерства. Среди новых служащих морского ведомства были Б.П. Мансуров, В.И. Доргобужинов и Д.А. Оболенский, оказавшие значительное влияние на деятельность морской медицинской службы во время Крымской войны.

Во второй главе «Медицинская служба Дунайской армии» рассматривается деятельность медицинской службы III, IV и V пехотных корпусов, которые были направлены на занятие Дунайских княжеств. Мероприятия командования по подготовке войск к расквартированию в Дунайских княжествах были тщательно спланированы, чему причиной стала память о традиционно высокой болезненности и смертности в этом регионе. Снабжение войск госпитальными и медицинскими средствами не соответствовало положению 27 января 1812 года. Однако при определении необходимого количества комиссариатских запасов командование первоначально рассматривало Дунайскую кампанию как акцию, исключавшую масштабные боевые потери, а потому обеспечение госпитальными вещами на каждого 10 человека было не столь необходимо, что в дальнейшем вполне оправдалось.

После объявления Турцией войны России была увеличена численность Дунайской армии и ее медицинских средств, во главе медицинского управления войсками был назначен более опытный медицинский чиновник, заработали карантинные посты на граничащих с Портой территориях. Медицинская обстановка в войсках до марта 1854 года была вполне удовлетворительной, и хотя Дунайская армия была снабжена госпитальными средствами по-прежнему меньше, чем на каждого 10 человека, даже они оказались не до конца востребованными.

После разрыва дипломатических отношений c Англией и Францией в феврале 1854 года, русским высшим военным руководством решено было перенести военные действия за Дунай и начать осаду крепости Силистрия, в связи с чем последовало высочайшее повеление об усилении комиссариатских средств Дунайской армии. В результате для войск III, IV и V пехотных корпусов были предоставлены госпитальные и медицинские припасы, вдвое превосходившие положенные им военным законодательством того времени. При этом медицинская обстановка в войсках по-прежнему оставалась удовлетворительной и большая часть доставленных в армию комиссариатских средств оставалась не востребованной до лета-осени 1854 года, когда русские войска были выведены из княжеств. Медицинская служба Дунайской армии вполне справилась с поставленными перед ней задачами; на протяжении всей дунайской кампании медицинское сопровождение войск было организовано на довольно высоком уровне, значительных эпидемий не было. Фактически впервые в истории отечественной военной медицины практиковался плановой заблаговременный маневр госпиталями, которые устраивались там, где ожидались раненые и больные, а не там, где они накапливались, как это было раньше. Одновременно в англофранцузских войсках, высадившихся в том же регионе в июне 1854 года, холерная эпидемия не прекращалась в течение всех двух месяцев их лагерной стоянки.

В третьей главе «Медицинская служба Крымской и Южной армий» взаимосвязано рассматривается деятельность медицинских служб этих армий.

Медицинское обеспечение Крыма было рассчитано только на условия мирного времени, запасов, в том числе и медицинских, Крымская армия для продолжительной военной кампании практически не имела. С точки зрения снабжения Крымский полуостров был довольно неудобным театром военных действий, который после утверждения господства союзников на Черном море фактически представлял собой стратегическую ловушку. Усугубило ситуацию невнимание главнокомандующего Крымскими войсками князя А.С. Меньшикова к медицинскому обеспечению вверенных его командованию воинских чинов, что наглядно продемонстрировало медицинское сопровождение русских войск в Альминском и Инкерманском сражениях. В это же время в распоряжении князя М.Д. Горчакова, главнокомандующего Южной армией (бывшей Дунайской), предназначенной к отражению возможного нападения австрийских войск, были сосредоточены значительные медицинские средства. Поэтому князь, учитывая возможную потребность Крымской армии в медицинских ресурсах, неоднократно обращался к А.С. Меньшикову с предложением о помощи, но последним любое стороннее вмешательство в дела своего управления полностью исключалось. Все вместе это привело к сбою в системе центрального медицинского обеспечения крымских войск. В результате поступление медицинских средств на крымский театр военных действий приобрело импровизированный характер, и вся тяжесть медицинского обеспечения Крымской армии легла на плечи Таврической губернии, для которой эта ноша оказалась непосильной. Медицинская часть на полуострове стала несколько поправляться только зимой 1854-1855 гг. (отчасти благодаря усилиям российской общественности), но медленнее, чем того требовали обстоятельства.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»