WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

подход в исторической науке как оправданный и действенный. В работе также пересмотрены на новом материале ранее утвердившиеся в литературе оценки отдельных событий, в частности погромов, прошедших в г. Саратове в октябре 1905 г. Затрагивается почти не исследованный вопрос о статусе викарного архиерея в епархиальном управлении конца синодального периода. Целый комплекс вопросов, связанный с историей епархиального управления начала XX в., формулируется впервые. Также впервые в литературе обстоятельно, в контексте истории Русской Церкви начала XX в., рассматриваются события, составившие «дело 1912 г.» Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы при написании общих работ по истории России и истории Церкви, в том числе учебников, а также при чтении лекционных курсов. Проанализированные в работе события января 1912 г. заслуживают, как представляется, включения в учебники по истории Отечества и Русской Церкви.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории России XIX – начала XX в. Исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. По теме исследования опубликованы: монографии, 1 брошюра, 2 сборника источников и ряд статей, в том числе статья в издании из списка ВАК.

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, пяти глав, Заключения, Списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность и научная новизна диссертации, обозначены ее цели и задачи. Первая глава посвящена разбору историографии темы и анализу источниковой базы (см. выше, раздел автореферата «Степень научной разработанности темы и состояние источниковой базы»).

Вторая глава диссертации («Личность будущего архиерея на фоне меняющейся России») посвящена начальным этапам биографии Гермогена: его обучению в нескольких учебных заведениях, началу карьеры в духовноучебном ведомстве, обстоятельствам его жизни тех лет.

Имея типичное происхождение для архиерея того времени (из духовной семьи), Гермоген прошел по нестандартному пути получения среднего, а затем и высшего образования. Он покидает в пятом классе семинарию и, невзирая на сопротивление своего отца, поступает в университет. Традиция духовенства отдавать своих детей в семинарию в эпоху социальных перемен и государственных реформ, не исчезая ни полностью, ни даже сколько-нибудь ощутимо, начинает частично перерастать в тенденцию, связанную с отказом «поповичей» идти в семинарию, с их стремлением примкнуть к «светскому» обществу, выбрать светскую профессию. Те, кому это удавалось, часто пополняли категорию так называемых разночинцев. Обратного потока (перехода в духовное сословие из других) почти не было. Поэтому неудивительно, что в университетах пореформенной эпохи было много сыновей духовенства. С этой точки зрения Георгий Ефремович Долганов стал типичным студентом-«поповичем». Необычные события произошли в дальнейшей его жизни, когда после учебы в университете, скитаний и исканий, он, фактически получив статус светского человека, вновь возвращается в духовную среду. Следуя наставлениям архиепископа Херсонского Никанора (Бровковича), Георгий поступил в СанктПетербургскую академию (от других студентов его отличало наличие университетского диплома и уже достаточно солидный возраст, так что и здесь он был нетипичен), в которой принял священный сан и получил возможность сделать достаточно стремительную «карьеру» по духовному ведомству.

Сделав столь нестандартный шаг с точки зрения социальных реалий пореформенной России, Гермоген в дальнейшем, будучи направленным на службу в Тифлисскую духовную семинарию (сначала инспектором, впоследствии ректором), расширил официальный круг своих обязанностей. Активная миссионерская, проповедническая, просветительская деятельность Гермогена в Грузинском экзархате выделяла его из среды «ученого монашества» и в глазах начальства делала кандидатом на посвящение в архиерейский сан. В целом материал всех трех параграфов второй главы позволил сделать вывод о том, что путь получения образования и прохождения начального карьерного этапа оказался для Гермогена весьма тернистым, что в контексте эпохи означало нетипичность для тех социальных сред, в которых он в это время жил и действовал (студенческая среда духовной академии, среда преподавателей духовной семинарии, «ученое монашество»).

Третья глава носит название «Епископ в начале XX в. (внутрицерковные аспекты)». Первый параграф посвящен периоду служения Гермогена епископом Вольским. На примере этого служения рассматривается статус викарного архиерея и его роль в епархиальном управлении.

Правовой статус викариев был довольно неясным. С одной стороны, они занимали достаточно высокое положение в церковной иерархии, являясь носителями высшей степени священства, с другой – предполагалась их несамостоятельность, практически полная подчиненность епархиальному архиерею. Устав духовных консисторий о викариях почти ничего не говорил, лишь как бы между прочим устанавливая (в § 331), что «в епархиях, где есть викарий и имеет местопребывание в епархиальном городе, рассмотрение и утверждение журналов епархиальный архиерей может предоставить ему»43. Практика позднего синодального периода пришла к тому, что из числа викариев обычно избирались кандидаты на занятие самостоятельных кафедр. По словам исследователя, «не было смысла назначать на самостоятельную кафедру из числа возведенных перед этим в архиерейский сан, поскольку существовали епископы, получившие опыт работы на местах викариев»44. Ярким примером такого продвижения по службе стала и «карьера» епископа Гермогена.

Прибыв в святительском сане в Саратовскую епархию, Гермоген на месте нового служения занимался разнообразными вопросами: от назначения учителей церковных школ и псаломщиков до организации архиерейской квартиры в Устав духовных консисторий… СПб., 1912. С. 148.

Конюченко А.И. Архиерейский корпус Русской православной церкви во второй половине XIX – начале XX века: Исследования и материалы. Челябинск, 2005. С. 16.

Вольске, от попыток более активно удовлетворять духовно-нравственные потребности городских жителей до мер по налаживанию полноценной монашеской жизни в монастырях епархии. Он еще не вступил в полноправное распоряжение церковно-административной единицей, но к его скорому назначению самостоятельным архиереем были созданы все предпосылки. Формально понадобилось два года, чтобы он занял место епископа Иоанна (Кратирова), фактически же он стал не просто его помощником, а, по крайней мере, равным ему по влиянию в делах епархиального управления, гораздо раньше, чем занял саратовскую кафедру.

После официального перемещения с вольской на саратовскую кафедру в 1903 г. начался новый период в служении Гермогена. Подробно его деятельность как пастыря и администратора рассмотрена во втором параграфе реферируемой главы. Как администратор Гермоген проявил себя далеко не с самой лучшей стороны. Положив в основу администрирования не требования закона, а собственные предпочтения и соображения, епископ привел делопроизводство, финансовую и распорядительную части епархиального управления в тяжелейшее состояние, для выхода из которого его преемнику, епископу Алексию, пришлось очень много потрудиться. Между тем, как глава духовенства Саратовской епархии Гермоген был инициатором ряда новшеств, которые, думается, позволили ему с успехом выполнять такие важнейшие архиерейские обязанности, как укрепление людей в вере, усиление их приверженности церковным идеалам и распространение с помощью миссии церковного учения среди «инородцев», старообрядцев и сектантов.

В третьем параграфе подробно рассмотрено отношение епископа (на практике и в теории) к проблемам семинарского образования начала XX в.

Гермоген управлял епархией в годы наивысшего обострения кризиса духовной школы, который прекрасно иллюстрируется красноречивыми фактами, приведенными в этом разделе диссертации. Понятно, что владыке было нелегко справиться с «семинарской Цусимой», тем более что кризис носил системный, всеобщий характер. В то же время Гермоген преимущественно занимался семинарскими делами с помощью бумажных резолюций и посещал учебное заведения лишь в торжественные или самые критические дни, а не «во всякое время», как то предусматривалось Уставом духовных семинарий, при том, что справиться с конкретными проявлениями кризиса практическими мерами было легче, чем теоретизированием.

Четвертый параграф третьей главы посвящен взаимоотношениям епископа с паствой в период его служения на саратовской кафедре. Рассмотренный материал позволил сделать вывод о том, что среди пасомых Гермогена, со временем сформировались разные категории. Особое положение в «структуре» его паствы занимали активные сторонники-миряне, ставшие в большинстве своем с 1907 г. членами его политической партии («братчиками»). Их мнение авторитетно звучало в стенах архиерейского дома, хотя их образовательный уровень не соответствовал фактическому статусу епархиальных советников. Почетное место в указанной «структуре» занимали также действительно почтенные люди, с которыми епископ часто встречался и находился в переписке. Это благо творители и попечители, по своему статусу – крупные купцы и помещики. Литургический контакт с широкими массами пасомых Гермоген устанавливал в стенах храмов, а вне храмовой ограды – стремился удовлетворить духовнонравственные, а иногда и материальные потребности представителей разных социальных категорий (рабочих, арестантов, неимущих). Контакт этот был достаточно прочным, а посещаемость архиерейских служб – стабильно высокой.

Однако в последние годы служения епископа на саратовской кафедре в этот контакт самим Гермогеном вносились такие черты и «особенности» (политизация его служения, поддержка выступлений Илиодора, резкий характер собственных проповедей), которые отталкивали от Церкви широкий круг преданных ей, но образованных и мыслящих людей.

Четвертая глава диссертации («Общественно-политическое служение архиерея начала XX в.») посвящена служению епископа на общественном поприще и в политической сфере в период первой революции и первые годы «третьиюньского» периода. В первом параграфе речь идет о деятельности Гермогена в 1905 г. Накануне революции он начал выпускать епархиальную газету, которая в разгар смуты выражала точку зрения местного церковного руководства во главе с Гермогеном на происходящие события, вступала с полемику со светскими изданиями. Сам епископ использовал проповедь для призывов к миру. В октябре 1905 г. он оказался единственным должностным лицом в Саратове, который открыто резко осудил состоявшийся в центре города революционный митинг, в условиях, когда государственная власть в отсутствие губернатора П.А. Столыпина фактически бездействовала. В параграфе сделан вывод о большом влиянии епископа на общественно-политическую жизнь Саратова и губернии и формировании у него в период первой русской революции твердой политической позиции. На конкретных, впервые введенных в научный оборот данных опровергнут тезис советской историографии о том, что Гермоген был инициатором еврейских погромов, прошедших в Саратове 20 октября 1905 г.

Содержание второго параграфа естественным образом связано с первым, ибо партийным, политическим деятелем Гермогена сделала первая русская революция. Уже 12 ноября 1905 г. в зале саратовской гостиницы «Россия» было объявлено о создании народно-монархической партии, получившей благословение епископа. Впоследствии она преобразуется в местный отдел Союза русского народа, в котором в 1907 г. произошел раскол: по инициативе архиерея был создан Православный всероссийский братский союз русского народа – фактически собственная партия Гермогена. Деятельность этой организации была противоречивой и неустойчивой, свидетельствуя о бесперспективности вовлечения Церкви в партийно-политическую борьбу. После удаления епископа с кафедры союз распался.

Третий параграф посвящен илиодоровщине и ее месту в служении Гермогена. Деятельность скандального иеромонаха Илиодора (Труфанова) вышла за рамки церковного служения, приобрела в годы святительства Гермогена на саратовской кафедре острый общественно-политический смысл.

Рассмотрение ключевых моментов деятельности Илиодора в Саратовской епархии, характерных черт илиодоровщины в том виде, в котором она сущест вовала до 1912 г., предоставило важный материал для понимания особенностей общественно-политической деятельности Гермогена. На протяжений ряда лет, в течение которых вокруг Илиодора произошло много событий, составляющих позорные страницы в истории Русской Церкви, епископ стоял за спиной иеромонаха, защищал его, выгораживал. В этом смысле Гермоген оказался виновником того, что вредная и для Церкви, и для государства, и в конечном итоге – для российского общества – деятельность иеромонаха смогла принять в Поволжье широкий масштаб. Покровительство Илиодору оказалось роковой ошибкой Гермогена. Инок оказался политической фигурой, плохо управляемой как с помощью церковных, так и с помощью нерепрессивных государственных методов. Это вызывало недовольство у светских властей (вплоть до императора) не только иеромонахом, но и епископом и, в конечном итоге, стало одним из факторов падения Гермогена.

В четвертом параграфе содержится анализ общественноидеологических кампаний, проводившихся Гермогеном в 1907 – 1911 гг. в Саратове. В основном они были направлены против театральных постановок, литературных постановок, общественных мероприятий, привносивших в народ, по мнению епископа, чуждую Церкви идеологию. Подробный анализ этих мероприятий позволил придти к выводу о том, что Гермоген видел целью своего общественного служения предотвращение влияния на широкие массы православного населения антицерковных (в действительности или в его воображении) произведений литературы, как напечатанных, так и поставленных на сцене. Он действовал с помощью проповеди, что естественно для любого священнослужителя, однако когда проповедь не помогала, он прибегал к апелляции к светским властям, то есть в итоге – к запретам. К сожалению, запретительная политика если и действенна, то всегда лишь на короткое время, а не в длительной перспективе. Запреты оказывались гораздо менее действенными, чем проповедь, ведь они не производили изменений в сознании людей. Поэтому в итоге «успехи», которых Гермоген добился в борьбе с литературой и театром, во многих случаев обернулись против него: та резкая форма, в которой он вел борьбу, очень многих отталкивала от Церкви.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»