WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Во втором параграфе «Низовые партийные ячейки – начальный этап отбора будущей политической элиты» рассматривается специфика функционирования партийной элиты на городском уровне, при этом в качестве примера берется деятельность демократической организации демократов Нью-Йорка (Таммани-Холл). Исследование показало, что коррупция, патронаж, охота за должностями – таковы были методы политической борьбы, которыми широко пользовались главные партии для достижения власти. Правда, в повседневной практике применялись и другие средства, которые в некоторой степени оправдывали «необходимое зло», совершаемое по указке партийных боссов. Речь шла о социальной помощи нуждающимся, преимущественно иммигрантского происхождения. Конечно, роль партий в социальной сфере вряд ли стоит переоценивать. Польза от исполнения ими ряда несвойственных им функций зачастую нивелировалась множеством злоупотреблений, случаев коррупции и махинаций, ставших неотъемлемой частью политической жизни. «Позитивный эффект» от социальной деятельности партий носил временный и отчасти спонтанный характер. Стремительное возрастание их социальных функций обусловили такие факторы, как урбанизация, огромный приток иммигрантов, слабость муниципального правительства и социальных служб и, наконец, появление на политической арене профессиональных политиков-управленцев.

Специфика партийной работы заключалась в постоянной борьбе за расширение электоральной базы, поэтому малоимущие слои населения, являвшимися потенциальными избирателями, интересовали политиков исключительно из прагматических соображений. Высокая эффективность работы с массами была обязательным условием успеха любой партии на выборах.

Партийная элита носила иерархический характер, между ее представителями на федеральном, штатном и муниципальном уровнях существовали значительные различия. Например, для того, чтобы занять руководящие позиции в партийной организации того или иного города, от претендентов требовалось только одно - быть ее ярым сторонником, при этом такие «социальные составляющие» как образование, происхождение, профессиональные навыки решающего значения не имели. В качестве примера сошлемся на данные о сокращении на 57%, по сравнению с довоенным периодом, числа лиц со средним образованием среди партийных лидеров низшего звена1.

В третьем параграфе «Партийные посты штатного и федерального уровня – вотчина бизнес-элиты» показано, что политику для того, чтобы подняться выше муниципального уровня и занять важный государственный пост в региональных и, тем более, федеральных структурах, требовалось соответствовать ряду параметров. Отбор партийных лидеров осуществлялся по жестким критериям, которые исключали случайных людей на политическом Олимпе. В этой связи показательно, что представители правящей верхушки конца XIX в. прошли все этапы партийной иерархии.

Анализ социальных характеристик партийной элиты высшего ранга (председателей национальных комитетов республиканской и демократической партий) показал, что и демократы, и республиканцы, неизменно избирали на пост председателей национального партийного комитета людей, принадлежащих к когорте политического руководства.

Burch P. Op. cit. P. 320.

Их объединяло благородное происхождение и длинные родословные, восходящие к первым переселенцам. В основном их семьи были выходцами из среды преуспевающих финансистов и предпринимателей, обладавших деловой жилкой. Все они получили хорошее образование в известных университетах и колледжах страны, им был дан стартовый капитал для начала собственного бизнеса и профессиональной карьеры.

В стане партийной номенклатуры не было «случайных» людей. Все они считались авторитетными политиками в своих родных штатах, причем пятеро из республиканцев даже являлись главами («боссами») партийных организаций. По нашим подсчетам, руководство обеих партий на состояло из представителей экономической элиты. Большинство из них, сделав успешную карьеру в сталелитейной и железнодорожной отраслях промышленности, к моменту начала политической деятельности входило в список самых влиятельных людей своего времени. Таким образом, при отборе партийной верхушки действовал жесткий «социальный фильтр», в соответствие с которым ее ряды пополнялись преимущественно представителями экономической элиты, владельцами и акционерами крупнейших корпораций.

В третьей главе «На вершине политического Олимпа: основные черты депутатского корпуса федерального законодательного собрания США» проводится анализ политической элиты на примере членов высшей палаты конгресса США. На примере сенаторского корпуса автор стремился проверить, соответствовало ли истине распространенное о них мнение как о самых лучших представителях американского истэблишмента.

В первом параграфе «Специфика функционирования высшего законодательного органа в последней четверти XIX в.» обосновывается тезис о росте активности конгресса в послевоенной Америке. В связи с необходимостью принятия целой серии законов, соответствовавших условиям индустриального общества, конгресс становился ключевым звеном в политической системе. Именно тогда начался резкий рост его влияния на всю систему управления государством. Недаром в американской правоведческой литературе конец XIX в. получил наименование эпохи «правления конгресса»1. Усложнение задач, стоящих перед депутатами, привело не только к расширению функций федерального собрания, но и профессионализации его кадров. В результате этих изменений увеличился престиж депутатской должности по сравнению с аналогичными постами в штатных и муниципальных органах.

Во втором параграфе «Особенности персонального состава руководителей конгресса США» подробно анализируются социальные характеристики законодателей. В качестве примера были выбраны Вильсон В. Государственный строй Соединенных Штатов. СПб., 1909. С. 50.

наиболее влиятельные политики под сводами Капитолия – президенты и исполняющие обязанности президента (presidents pro tempore) сената, а также спикеры палаты представителей. При исследовании их биографических данных становится ясно, что облик конгрессменов федерального собрания заметно отличался от политиков более низкого, регионального или муниципального звена. Их отличало, в первую очередь, благородное происхождение и высокий социальный статус. Многие из них происходили из кланов потомственных политиков и являлись самыми образованными людьми в Америке. Большинство из них не только имело за плечами учебу в колледжах и других высших учебных заведениях, но и профильное образование по юриспруденции, необходимое для освоения популярной профессии адвоката. Все это свидетельствовало о том, что кадры высшего звена в основном набирались из людей, знавших основы права и юриспруденции, в гораздо меньшей степени – из сферы бизнеса, образования и науки. Во все времена преимущество отдавалось адвокатам, ставшим, по сути, правящей кастой Соединенных Штатов. Не случайно, конгресс на состоял из служителей Фемиды. Дорога от адвокатской конторы к политической карьере была прямой.

Второй по численности профессиональной группой, представленной в сенате после адвокатов, была бизнес-элита. В эту узкую прослойку, составлявшую не более депутатского корпуса, входили, в основном, люди солидного возраста, значительно старше, чем многие конгрессмены.

Большинство из них прошло все ступени политической иерархии до назначения в высший законодательный орган страны.

Самой незначительной по численности прослойкой среди депутатов была формировавшаяся технократическая элита. К этой группе относились высококвалифицированные специалисты, хорошо зарекомендовавшие себя в управлении крупными корпорациями. Включение так называемых «технократов» в политический процесс было новым веянием времени, их число существенно возросло в конгрессе только к середине XX в.

Третий параграф «Председатели ключевых комитетов конгресса США – основные участники политического процесса» посвящен исследованию малоизученного сегмента политической элиты США в лице глав ключевых комитетов конгресса. Среди них - председатели комитетов по ассигнованиям и судебных комитетов сената и палаты представителей, а также финансового комитета сената, комитета морских и военных дел сената, бюджетного комитета палаты представителей.

Благодаря действию отработанного механизма отбора председателей комитетов, на этом посту оказывались, как правило, наиболее опытные и авторитетные политические лидеры. Все политики, в разное время возглавлявшие ключевые комитеты обеих палат, являлись людьми в высшей степени компетентными и хорошо знакомыми с механизмом принятия политических решений.

Как правило, успешные бизнесмены, издатели и адвокаты с самого начала своей профессиональной карьеры ориентировались на занятие высоких должностей в государственных структурах. Именно из этих людей и формировался основной костяк ключевых комитетов конгресса, что наглядно демонстрирует общую тенденцию по слиянию позиций экономической и политической элит. Не случайно, в обеих палатах конгресса на должность председателей ключевых комитетов назначались самые опытные и подготовленные к серьезной работе законодатели, отличавшиеся высоким профессионализмом и компетентностью.

Все они происходили преимущественно из состоятельных семей среднего и высокого материального достатка. Профессиональная деятельность их родителей разворачивалась в основном в сфере политики, бизнеса и служения церкви. Среди глав комитетов палаты представителей преобладали выходцы из фермерской среды, что отчасти объяснялось региональным фактором: многие из них представляли штаты Среднего Запада. Остальные депутаты являлись жителями Новой Англии и с детства вращались в среде предпринимателей, торговцев, представителей среднего и крупного бизнеса. Их биографические данные наглядно демонстрируют явное отличие от остальной массы депутатов по уровню образованности.

Среди руководителей комитетов верхней палаты только 8 из 22 человек имели дипломы о высшем образовании, а в палате представителей конгресса вообще не было выпускников именитых учебных заведений.

Тем не менее, 13 из 16 председателей комитетов являлись дипломированными специалистами и прошли академический курс обучения в провинциальных колледжах. Таким образом, общий образовательный уровень глав комитетов нижней палаты был на порядок выше аналогичного показателя в сенате, что свидетельствует о важности этого критерия среди конгрессменов для выдвижения претендентов на занятие этих ключевых постов. Негласное правило назначать на должность председателей комитетов конгресса самых образованных и квалифицированных политиков из общего числа законодателей говорит об установлении общей тенденции к профессионализации их кадрового состава.

Подобное положение дел вполне соответствовало императивам времени, ведь в условиях формировавшегося индустриального общества круг вопросов, которые ежедневно решались в комитетах конгресса, так или иначе были связаны с экономикой или финансами. Им принадлежала ключевая роль в разработке тарифного и налогового законодательства, решение вопросов бюджета и стандартов денежного обращения.

Представители депутатского корпуса, вне зависимости от партийной принадлежности, были единодушны во мнении о необходимости проведения форсированной индустриализации. Они направляли и корректировали ход модернизации американского общества путем принятия необходимого законодательства, выбора оптимальной для своего времени стратегии развития.

В четвертой главе «Основы функционирования института президентской власти» проанализированы биографии шести президентов: Р.Хейса (1877-1881 гг.), Дж.Гарфилда (1881 г.), Ч.Артура (1881-1885 гг.), Г.Кливленда (1885-1889, 1893-1897 гг.), Б.Гаррисона (18891893) гг. и У.Маккинли (1897-1901 гг.). Все они, кроме Г. Кливленда, были республиканцами. В данной главе автор пытается определить, какую роль играли президенты в выработке ключевых политических решений.

В первом параграфе «Социальный портрет американских президентов последней четверти XIX в.» проанализированы личные и профессиональные качества глав Белого дома. Обобщенный социальный портрет американского президента эпохи «позолоченного века» выглядит следующим образом: это был белый мужчина из северо-восточных штатов старше 53 лет, имевший за плечами огромный опыт в профессиональной политике. Большинство из них родилось в протестантской семье, получило юридическое образование и отличилось в годы Гражданской войны, служа в рядах федеральной армии. Их биографические данные свидетельствуют о том, что для американского общества последней четверти XIX в. был характерен высокий уровень социальной мобильности. Героем жизни становился человек, сам себя сделавший (self-made) и получивший должное за свои дела. Именно поэтому доступ в «большую» политику открылся для образованных людей из средних слоев, не имевших аристократического происхождения. Социальный фактор являлся отличительной чертой политических лидеров нового типа, которые пришли к руководству страной после Гражданской войны.

Во втором параграфе «Идеологические представления первых лиц государства о роли исполнительной власти в общественном развитии» показана эволюция взглядов американских президентов относительно деятельности исполнительной власти. Главам Белого дома конца XIX в.

приходилось действовать в рамках сложившейся либеральной традиции, предписывавшей четкое соблюдение принципа разделения властей. Главы государства считались администраторами, в их функции входило не разрабатывать законы, а выполнять директивы конгресса. Однако потребности индустриального общества заставляли их пересматривать основы политической философии и занимать более активную позицию в проведении внутри- и внешнеполитического курса.

Несмотря на осторожные попытки по усилению роли в общественнополитической жизни, президенты последней четверти XIX в. играли, скорее, символическую роль морального лидера нации, ставящего во главу угла абстрактные идеалы. Аппарат Белого дома был небольшим, кабинет министров немногочисленным, а сами президенты, опираясь на господствующие идеи классического либерализма, стремились четко следовать букве законов.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»