WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

4. Элементы «эмигрантского мифа» структурируются вокруг трех основных мифологем (со своим универсальным «набором» символических оппозиций), символически репрезентированных внутри трех основных тем, реализуемых в художественном дискурсе «Современных записок» – дореволюционная Россия, русская революция, эмиграция. При этом дореволюционная Россия вписывалась в символическую парадигму мифологемы Космоса (с ее положительной и «созидательной» аксиологией), революционная Россия, соответственно, – в «деструктивную» мифологему Хаоса, эмигрантское бытие выступало адекватом мифологемы Возвращения (Космоса).

5. Художественный дискурс «Современных записок» почти идеально подходит для анализа экспликаций «эмигрантского мифа». Появившись в переходную эпоху, будучи компендиумом прецедентных текстов русского зарубежья, претендуя на место «священного текста» эмигрантской культуры, «Современные записки» и их текстуальное пространство выступают уникальным объектом для демонстрации структуры «эмигрантского мифа». И одно из главных условий такой уникальности – бесспорное совпадение осевой – антибольшевистской – линии эмигрантской идеологии и общей антибольшевистской направленности журнала при внешнем идеологическом разнообразии текстуального ландшафта и «Современных записок», и эмигрантской культуры в целом.

6. Основными репрезентантами мифологемы Космоса на пространстве русского текста «Современных записок» выступают символы сада и дома, выступающие в качестве символических комплексов, аккумулирующих спасительную и охранительную символику традиционных культур – символика Центра, мирового древа, золотого века, «взыскуемого» града и т.д. Реализация данных репрезентантов проходит в рамках центральной оппозиции сакральное/профанное. На страницах «Современных записок» – в рамках дореволюционной тематики – эта символика наиболее широко представлена в романах И. Бунина «Жизнь Арсеньева», И. Шмелева «История любовная», тетралогии Б. Зайцева «Путешествие Глеба» и малой прозе И. Бунина.

7. Мифологема Хаоса реализуется на пространстве русского текста «Современных записок» в парадигме символики зла, ведущими репрезентантами которой выступают символы не только русской, но и любой другой революции – потоп, Страшный суд, Атлантида, Антихрист, ад, Голгофа, кладбище, театр, тюрьма и другие символы, располагающиеся в рамках оппозиции истинное/ложное. Эти фундирующие кризисную эпистему образы наиболее полно представлены в тетралогии М. Алданова «Мыслитель», дилогии Д. Мережковского «Рождение богов»-«Мессия» и романах В. Набокова «Приглашение на казнь» и «Отчаяние».

8. Мифологема Возвращения фундирует одну из основных тем не только текстов, напечатанных в «Современных записках», но и русского зарубежья в целом – миссии русской эмиграции. Реализация этой темы проходит в рамках символики убежища (трилогия М. Алданова «Ключ»–«Бегство»–«Пещера»), символики памяти и забвения (роман В. Набокова «Дар»), символики обрядов перехода (роман В. Набокова «Подвиг») и иеротопичской символики (роман Б.

Зайцева «Дом в Пасси»).

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что оно выводит знания о функционировании медиафеноменов (в данном случае – литературного и общественно-политического журнала) в рамках определенной культурной целостности на новый уровень научного осмысления и обобщения. В работе сформулированы теоретические положения для мифосимволического изучения журнальных текстов в целом. Материалы и выводы исследования актуальны для характеристики принципов функционирования современного медиасектора в синхроническом и диахроническом аспектах.

Результаты исследования используются в учебных курсах «История отечественной журналистики», «Психология журналистики», «Социология журналистики», в рамках спецкурса «Журналистика русского зарубежья» в Волгоградском государственном университете. Кроме того, положения диссертационного исследования могут использоваться журналистами-практиками, работающими в печатных средствах массовой информации.

Апробация работы. Результаты исследования отражены в монографии «От текста к тексту. Символы и мифы «Современных записок» (1920– 1940)» (Волгоград, 2008), коллективном учебном пособии «Литература русского зарубежья (1920–1990)» (М.,2006) и еще 31 публикации. Автор делал доклады по теме исследования на международных конференциях и семинарах в Москве, СанктПетербурге, Воронеже, Новосибирске, Томске, Саранске, Волгограде.

Структура и хронологические рамки диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка литературы из 408 наименований.

Хронологические рамки диссертации – 1920-е–1940-е годы с выходом на исторические закономерности.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы диссертации, научная новизна исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цель и задачи, характеризуются теоретическая и практическая значимость результатов работы.

В первой главе «Русский текст «Современных записок» и трансдискурсивность символа» дается характеристика журнала «Современные» записки» в историко-типологической перспективе и определяется основной теоретический инструментарий, характеризующий парадигму дискурсивного анализа текста журнала.

В первом параграфе ««Современные записки» – литературный и общественно-политический журнал русской эмиграции «первой волны»» отражены основные этапы становления, развития и исчезновения «Современных записок», самого крупного «толстого» литературного журнала русской эмиграции. В системе русской зарубежной печати 1920–1930-х годов была четкая политическая сегрегация. В основном это были газеты и журналы, коммуникативные стратеги которых отражали направление определенного вектора политической жизни эмиграции. В типологической палитре эмигрантской периодической печати не могла не остаться не заполненной и такая традиционная для русской журналистики ниша, как «толстые» журналы, ориентированные на литературный сегмент информационного поля русской зарубежной культуры. Первым таким «толстым» журналом эмиграции была «Грядущая Россия», основанная в Париже в 1920 году. На смену пришел журнал «Современные записки», сполна отвечающий типологическим требованиям, предъявляемым к традиционным русским «толстым» журналам. «Современные записки» представляли собой самое крупное и влиятельное издание русского зарубежья (некоторые исследователи относят «Современные записки» к числу самых крупных изданий русской журналистики вообще). Это был журнал-долгожитель (выходил с 1920 по 1940 год – всего вышло 70 номеров), на страницах которого были опубликованы художественные, философско-публицистические, мемуарные и критические произведения наиболее видных и известных писателей, мыслителей, критиков и, в целом, деятелей культуры русской эмиграции первой волны. Невозможность переоценки той роли, которую сыграл журнал в истории русского рассеяния, хорошо осознавалась и самыми изгнанниками. Рождение нового эмигрантского «толстого» журнала было одним из «пунктов» достаточно широкой издательской программы эсеровски ориентированной («левой») русской интеллигенции. Редакторами были выбраны пятеро членов эсеровской партии: М.В. Вишняк, А.И. Гуковский, В.В. Руднев, Н.Д. Авксентьев и И.И. Бунаков-Фондаминский. Кроме того, соблюдая принцип межпартийности, было решено, что пятеро эсеров не будут фигурировать на обложке в качестве редакторов: вместо этого будет обозначено, что журнал выходит «при ближайшем участии» фигурантов. Композиционная структура журнала была трехчленной. Первым шел традиционный для «толстых» журналов художественный (без названия) раздел, состоящий из двух немаркированных частей – проза и поэзия (в этом же разделе – опять без дополнительного деления – публиковались и (философская) публицистика). Вторым по объему (не всегда) и очередности шел раздел «Культура и жизнь», в состав которого входили статьи на самую разную тематику – политика, философия, экономика, культура и т.д.. Чаще всего статьи содержали те или иные из этих аспектов в различной степени вариативности. Третий – последний – раздел назывался «Критика и библиография» и содержал достаточно большое количество обзоров и рецензий на книжные «новинки» как на русском, так и на иностранных языках. «Современные записки», несмотря на свое «эсеровское происхождение», не мыслился своими создателями как партийный орган, наоборот, позиционировал себя как внепартийное, более того, отнюдь не узко-политическое издание, но ориентированное на освещение общих культурных приоритетов («аттитюдов») эмигрантской («старой») России. В программном заявлении редакции говорилось: ««Современные записки» посвящены прежде всего интересам русской культуры. <…> «Современные записки» открывают поэтому широко свои страницы, – устраняя вопрос о принадлежности авторов к той или иной политической группировке, – для всего, что в области ли художественного творчества, научного исследования или искания общественного идеала представляет объективную ценность с точки зрения русской культуры.» (Современные записки. 1920. № 1. С. III). Противоречием между декларируемой партийной («демократической») и общекультурной направленностью журнальной политики и обусловлен дальнейший поиск структур, обеспечивающих дискурсивно-семантическую целостность журнала.

Во втором параграфе «Русский текст и текстуальное пространство «Современных записок»» определяются эпистемологические условия, в которых проявляет себя структурное единство журнальных элементов. В парадигме предложенной Б.Я. Мисонжниковым методики анализа периодического издания как текстуального образования, в рамках которого преодолевается неизбежная энтропия его структур, «Современные записки» могут быть представлены как единое текстуальное пространство (или, если воспользоваться терминологией Ю.М. Лотмана, текст), объединяющего множество различных текстов различной дискурсивной принадлежности. Приоритетное положение занимал художественный дискурс, формальные границы которого совпадали с пространством художественного раздела «Современных записок». Именно художественный раздел играл определяющую роль в журнале, что позволило В.Ф. Ходасевичу очень точно охарактеризовать «Современные записки» как выставку литературы русского зарубежья. На страницах художественного раздела, действительно, был представлен весь «цвет» эмигрантской культуры. Ни один не только эмигрантский, но и вообще российский журнал не мог похвалиться таким богатым средоточением текстов крупнейших поэтов, прозаиков и драматургов на одном текстуальном пространстве журнала (М.В. Вишняк насчитывает 42 «беллетриста, романиста и драматурга»), Эстетические и общественно-философские позиции этих писателей не отличались гомогенностью, поэтому необходимость обнаружения объединяющего их тексты семантического поля диктует обращение к понятию русского текста «Современных записок».

Созданный по модели «петербургского текста» В.Н. Топорова, русский текст эксплицируется в литературе и – шире – в культуре русского зарубежья некоторое проблемно-тематическое, образное, идейное и мифопоэтическое (мифологическое) единство, условно определяемое как русский текст эмиграции. Он включает в себя ряд достаточно константных (ментальных, но закрепленных текстуально) комплексов, интенционально ориентированных на осмысление российских событий 1917 года, «фоном» которых выступают самые широкие пласты как русской, так и всемирной истории. Русский текст тем самым, как и «петербургский», ограничен не столько локально (Россия), сколько «перспективно» («судьбы мира» в целом), и имеет не столько тематическое (тексты о России), сколько проблемное «измерение». Русский текст охватывает собой абсолютное большинство эмигрантских текстов самого различного плана, принадлежащих самым разным дискурсам, обеспечивая им особую гомеоморфность, а в специфических условиях (то есть будучи помещенными в единое текстуальное пространство, в частности, в журнальное) делая возможным прочтение даже весьма «нейтральных» текстов с помощью именно своего «кода». Большая часть этих (прецедентных для культуры русского зарубежья) текстов была опубликована на страницах «Современных записок», что позволяет говорить о русском тексте журнала. При этом философско-публицистический дискурс «Современных записок» является доминирующим в экстраполяции стержневой проблемы русского текста – «Россия и революция», накладывая на тексты соседних дискурсов (художественного, критического, собственно философского) именно свой – социологический – код прочтения.

В третьем параграфе «Трансдискурсивность символа: семантический потенциал символики в художественном дискурсе «Современных записок»» рассматриваются механизмы трансдискурсивного переноса семантических структур текстуального пространства «Современных записок» в условиях принципиальной полидискурсивности журнала. «Осевая» проблематика русского текста возникает в границах философско-публицистического дискурса «Современных записок», но в силу нескольких причин искомого единства эти границы не обеспечивают.

Во-первых, нет этого единства внутри самих этих границ – идеологические позиции ведущих публицистов и философов журнала по поводу «русского вопроса» не отличались единодушием, а иногда, как, например, в большом цикле статей Ф.А.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»