WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
Учреждение Российской академии наук

Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН

На правах рукописи

Мещерякова Елена Михайловна ФИГУРА НАБЛЮДАТЕЛЯ В ВИДО-ВРЕМЕННОЙ СЕМАНТИКЕ (на материале русского и английского языков) Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2009

Работа выполнена в Отделе современного русского языка Учреждения Российской академии наук Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН

Научный консультант: доктор филологических наук Марина Яковлевна Гловинская

Официальные оппоненты: доктор филологических наук Анатолий Янович Шайкевич доктор филологических наук Анна Андреевна Зализняк

Ведущая организация: Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, кафедра русского языка для иностранных учащихся филологического факультета

Защита диссертации состоится «22» октября 2009 г., в четверг, в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 002.008.01 при Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН по адресу: 119019, Москва, ул. Волхонка, 18/2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН.

Автореферат разослан « » 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук Б. Л. Иомдин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В современной лингвистике понятие «наблюдатель» широко используется в лексической и грамматической семантике. Указание на наблюдателя как точку отсчета входит в значение многих пространственных предлогов и наречий, параметрических существительных, глаголов движения и восприятия, конструкций с генитивом отрицания и т.д. Роль фигуры наблюдателя в описании семантики этих языковых единиц исследуется в работах Ю. Д. Апресяна, О. Ю. Богуславской, Т. В. Булыгиной, М. Я. Гловинской, Г. А. Золотовой, Г. И. Кустовой, О. Н. Ляшевской, Е. В. Падучевой, А. М. Пешковского, Р. И. Розиной и других. Тот факт, что указание на наблюдателя продолжает обнаруживаться все в новых языковых единицах, предопределяет актуальность проводимого исследования.

Особую роль фигура наблюдателя играет в семантике видового противопоставления. В 1980 году Ю. Д. Апресян обратил внимание на то, что ряд русских глаголов, описывающих расположение пространственного объекта (поворачивать~повернуть, приводить~привести, начинаться~начаться, доходить~дойти, а также некоторые другие), характеризуются особым типом видового противопоставления. Предложение с глаголом в форме НСВ (Тропинка доходит до обрыва) описывает свойство тропинки пролегать на местности определенным образом, тогда как эта же фраза с глаголом в форме СВ (Тропинка дошла до обрыва) подразумевает перемещающегося по ней наблюдателя, который и воспринимает данное свойство тропинки1.

Как показала М. Я. Гловинская, глаголы, характеризующиеся данным типом нестандартного видового противопоставления, бывают двух типов. У одного типа форма СВ описывает свойство пространственного объекта, по которому перемещается наблюдатель, ср.: Дорога привела к ручью. Форма СВ у глаголов другого типа характеризует объект, который возник в поле зрения наблюдателя в процессе его перемещения, ср.: С берега открылся замечательный вид; Впереди поднялись стены замка 2.

Две указанные работы положили начало изучению роли наблюдателя в видо-временной семантике глагола. Вместе с тем, отдельного исследования, посвященного данному вопросу и проведенного на обширном материале, до сих пор осуществлено не было. Это обстоятельство объясняет научную новизну настоящей работы.

Объектом исследования в диссертации являются два класса русских и английских глаголов: 1) глаголы, характеризующие расположение протяженных пространственных объектов (доходить~дойти, Апресян Ю. Д. Принципы семантического описания единиц языка // Семантика и представление знаний. – Тарту, 1980, с. 9.

Гловинская М. Я. Семантические типы видовых противопоставлений русского глагола. – М., 1982, с. 96.

начинаться~начаться, подниматься~подняться, упираться~упереться и т.д.), и 2) глаголы, описывающие ситуации, зрительно воспринимаемые неназванным наблюдателем (зеленеть~зазеленеть, виднеться~завиднеться, открываться~ открыться, проступать~проступить и т.д.). Последний класс мы, вслед за Ю. Д. Апресяном, называем глаголами-проявлениями.

Цель исследования состояла в том, чтобы изучить роль фигуры наблюдателя в семантике видового противопоставления русских и английских глаголов обоих указанных классов.

Сформулированная таким образом цель работы предполагает решение следующих конкретных задач:

1) Составление возможно полного списка глаголов, характеризующих расположение протяженных пространственных объектов, и глаголовпроявлений в русском и английском языках.

2) Исследование различных частных видо-временных значений форм СВ и НСВ отобранных русских глаголов, а также видо-временных форм английских глаголов с точки зрения того, несут ли они какую-либо информацию о наблюдателе и его типе.

3) Изучение языковых средств, которые используются в английском языке для передачи указанного нестандартного противопоставления форм СВ и НСВ русских глаголов. До начала работы была высказана гипотеза, что рассматриваемое нестандартное противопоставление русских глаголов в английском языке будет передаваться не при помощи противопоставления видовых форм, а при помощи контекста, либо нивелироваться. В ходе работы данная гипотеза получила подтверждение на практике.

Исследование построено на достаточно представительном материале: в диссертации использовались два основных ресурса – Национальный корпус русского языка (http://www.ruscorpora.ru), общий объем которого превышает 140 млн. словоупотреблений, и Британский национальный корпус (http://sara.natcorp.ox.ac.uk), содержащий более 100 млн. словоупотреблений.

Кроме того, часть русского иллюстративного материала была почерпнута из словарей МАС, БАС, а также собственной картотеки автора. Сопоставительная часть работы базируется на созданном автором небольшом параллельном корпусе, куда вошли порядка 500 русских фраз из художественной литературы, содержащих рассматриваемые глаголы, и их английские литературные переводы, выполненные профессиональными переводчиками-носителями языка.

Методической основой и теоретической базой настоящей работы стал семантический (смысловой) подход к изучению семантики видов, развиваемый в работах Ю. С. Маслова, М. Я. Гловинской, З. Вендлера и т.д. В сопоставительной части работы нашли отражение идеи и принципы сравнительной аспектологии, заложенные в работах Ю. С. Маслова и А. В. Бондарко.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут оказаться полезными при преподавании теоретической лингвистики, а также теории и практики литературного перевода.

Апробация. Результаты работы докладывались на заседании аспектологического семинара филологического факультета МГУ под руководством д. ф. н. М. Ю. Чертковой (апрель 2009), конференции «Актуальные проблемы русского языка» (Челябинск, 2005) и II Международной научной конференции «Типология вида / аспекта: проблемы, поиски, решения» (Гаспра, 2009). Работа прошла детальное обсуждение на заседании Отдела современного русского языка ИРЯ РАН. По теме диссертации опубликованы три статьи.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, трех приложений и списка использованной литературы.

Во Введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, его актуальность и новизна, определяются цель и основные задачи.

В Первой главе представлен краткий обзор отечественных и зарубежных работ, в которых учитываются роль фигуры наблюдателя в современной лексической и грамматической семантике и связанные с ней теоретические проблемы.

Вторая глава посвящена русскому материалу. Она состоит из двух частей.

В первой части предметом изучения являются русские глаголы, описывающие расположение протяженных пространственных объектов. Вначале данному классу дается краткая семантическая характеристика. Дальше рассматриваются различные видо-временные значения форм СВ и НСВ отобранных глаголов с целью выяснить, несут ли они какую-либо информацию о наблюдателе и его типе. Вторая часть главы посвящена русским глаголам-проявлениям, описывающим зрительно воспринимаемые ситуации. Подробно рассматриваются значения, которые может иметь форма СВ данных глаголов.

Третья глава посвящена особенностям употребления английских глаголов, описывающих расположение протяженных пространственных объектов, и английских глаголов-проявлений. Глава открывается краткой характеристикой категории вида (аспекта) в английском языке на основе английских работ, посвященных данному вопросу.

Четвертая глава представляет собой фрагмент сопоставительной аспектологии. В ней русские фразы, содержащие глаголы обоих рассматриваемых классов, сопоставляются с их литературными переводами на английский язык. Акцент сделан на изучении языковых средств, которые используются в английском языке для передачи указанного нестандартного противопоставления форм СВ и НСВ русских глаголов.

В Заключении перечислены основные результаты работы. В Приложениях приводятся перечень рассматриваемых русских и английских глаголов, а также список источников для Главы IV. Работу завершает библиографический список, включающий более 110 работ отечественных и зарубежных авторов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава I «Современная семантика о фигуре наблюдателя» посвящена роли фигуры наблюдателя в современной лексической и грамматической семантике.

В современной семантике принято различать тривиального и нетривиального наблюдателя. Как отмечает Ю. Д. Апресян, тривиального наблюдателя в принципе можно усмотреть в любом высказывании: «даже простейшее высказывание типа Идет дождь подразумевает, что существует кто-то, кто этот дождь воспринимает»3. Тривиальный наблюдатель не представляет интереса именно потому, что присутствует всегда. «Фигура наблюдателя становится нетривиальной тогда, когда она лексикализована или грамматикализована, т.е. является частью значения какой-то языковой единицы, а не высказывания в целом. Неупоминание наблюдателя в таком случае делает неполным толкование соответствующего лексического или грамматического значения» [там же].

Понятие наблюдателя4 используется современной семантикой при описании значений пространственных предлогов и наречий (Ю. Д. Апресян, О. Ю. Богуславская, Г. А. Золотова, А. М. Пешковский), параметрических существительных (Ю. Д. Апресян), глаголов движения и восприятия (Ю. Д. Апресян, Г. А. Золотова, Е. В. Падучева, Е. В. Рахилина), каузативов перемещения (А. Карловска), конструкций ориентирования одного предмета относительно другого (В. И. Подлесская, Е. В. Рахилина) и др.

Ю. Д. Апресян также противопоставляет друг другу внутреннего и внешнего нетривиального наблюдателя. При рассмотрении синонимического ряда нарративных глаголов виться, извиваться, змеиться, петлять, вилять он Апресян Ю. Д. Лингвистическая терминология Словаря // В. Ю. Апресян, Ю. Д. Апресян, Е. Э. Бабаева, О. Ю. Богуславская, И. В. Галактионова, М. Я. Гловинская и др. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. 2-е издание, исправленное и дополненное. Под общим руководством академика Ю. Д. Апресяна. М.; Вена, 2004, c. XLIII. Далее – НОСС.

Здесь и далее наблюдатель = нетривиальный наблюдатель. Там, где речь будет идти о тривиальном наблюдателе, это будет специально оговариваться.

обратил внимание на то, что все они характеризуют пространственный объект как непрямой, но глаголы виться, извиваться и змеиться в основном употребляются при описании местности, которая открывается взору внешнего наблюдателя, обозревающего ее издалека, сверху или как бы сверху5, ср.:

Тропинка вилась / извивалась / змеилась вдоль берега. Глагол вилять, напротив, всегда описывает местность с точки зрения внутреннего наблюдателя, перемещающегося по дороге / тропинке и фиксирующего все ее повороты, ср.:

Тропинка постоянно виляла из стороны в сторону. Глагол петлять занимает промежуточное положение: он может предполагать как внутреннего, так и внешнего наблюдателя.

Понятие «наблюдатель» находит широкое применение и в грамматической семантике. Оно используется исследователями при описании значений видо-временных форм русского глагола (Ю. С. Маслов, М. Я. Гловинская, Е. В. Падучева), форм множественного числа отдельных русских существительных (О. Н. Ляшевская), форм глагола в аварском языке (Ф. И. Рожанский), отделяемых приставок в немецком языке (И. А. Мельчук), конструкций с генитивом отрицания (Ю. Д. Апресян, Е. В. Падучева) и т.д.

Один из разделов I Главы посвящен вопросу о семантическом статусе наблюдателя. Представляется, что в настоящее время существуют две точки зрения по данному вопросу.

Первая точка зрения прослеживается в работах Московской семантической школы – Ю. Д. Апресяна и его последователей (М. Я. Гловинская, Е. В. Урысон, О. Ю. Богуславская, И. Б. Левонтина и т. д.).

Эта школа, в числе других задач, ставит перед собой задачу полной экспликации всех значений языковой единицы. Для толкования значений используется специальный семантический метаязык, который представляет собой сокращенный, упрощенный и стандартизованный подъязык естественного языка. Фигуре наблюдателя в рамках такого лексикографического описания отводится роль фиктивного (мыслимого) актанта ситуации, при этом он не входит в исчисление семантических участников, и его положение относительно реальных актантов описываемой ситуации фиксируется в специальной зоне толкования – рамке наблюдения6.

Вторая точка зрения прослеживается в работах Е. В. Падучевой и ее последователей (Г. И. Кустова, Р. И. Розина и т.д.) В рамках данного подхода представление о наблюдателе связывается с понятием коммуникативного ранга.

Коммуникативные ранги были введены в работах Е. В. Падучевой при Апресян Ю. Д. Словарная статья ВИТЬСЯ2, ИЗВИВАТЬСЯ2, ЗМЕИТЬСЯ1, ПЕТЛЯТЬ2, ВИЛЯТЬ2 // НОСС, с. 102 – 106.

О зонах толкования см., например, НОСС: XLIX, а также Апресян Ю. Д. Отечественная теоретическая семантика в конце ХХ столетия // Известия АН. Серия литературы и языка, 1999, т. 58, № 4, с. 39 – 53.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»