WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

На правах рукописи

Нативная агрегация как механизм формирования временных клеточных структур, необходимых для всех форм клеточной активности, трансформаций и передачи сигналов В.В. Матвеев Лаборатория физиологии клетки, Институт цитологии РАН, 194064, Санкт-Петербург, Тихорецкий пр., 4 Электронный адрес: vladimir.matveev@gmail.com Эта статья опубликована за рубежом: Vladimir Matveev. Native aggregation as a cause of origin of temporary cellular structures needed for all forms of cellular activity, signaling and transformations. Theoretical Biology and Medical Modelling 2010, 7:19. Адрес статьи: http://www.tbiomed.com/content/7/1/19 Адрес рукописи на русском языке: http://vladimirmatveev.ru/nativeaggregationrus.html Автор будет признателен за критические замечания Согласно предлагаемой гипотезе, нативная агрегация — это обратимая высокоспецифичная агрегация белков, находящаяся под генетическим контролем (запрограммированная агрегация), в результате которой формируются временные структуры.

Предполагается, что догма Анфинсена может быть распространена на межбелковые взаимодействия: состав и аминокислотная последовательность определяют не только вторичную структуру и другие структурные уровни белка, но и характер его взаимодействия с другими белками (агрегации, ассоциации). Функционирование клетки (или отдельной структуры) рассматривается как повторяющаяся серия переходов между двумя состояниями, состоянием покоя и активности (модель двух состояний). В состоянии покоя ключевые белки клетки (или отдельной структуры) представлены неактивными формами: нативноразвернутыми и глобулярными белками. При активации, в нативно-развернутых белках (включая развернутые участки белков) начинают формироваться временные вторичные структуры (в результате сворачивания полипептидной цепи), а в глобулярных белках вторичные структуры становятся доступными для взаимодействия в результате плавления глобул. Индуцированные вторичные структуры обеспечивают высоко специфичные внутри- и межбелковые взаимодействия. В результате такого взаимодействия появляются временные структуры, выполняющие функции, необходимые для обеспечения функциональной активности.

"One of the principal objects of theoretical research in any department of knowledge is to find the point of view from which the subject appears in its greatest simplicity." Josiah Willard Gibbs (1839-1903) Введение К настоящему времени в клетке найдено множество взаимодействий, сигнальных путей и факторов разного рода. Естественно желание исследователей найти общие закономерности в механизмах клеточной регуляции. Я хотел бы предложить субстанциональный подход к проблемам физиологии клетки, а именно ту структурную основу, которая порождает сигналы и служит основой функционирования разнообразных клеточных механизмов.

Методологической основой предлагаемой гипотезы являются результаты исследований научных школ Д.Н. Насонова (Насонов, 1962) и Г. Линга (Ling, 1962, 1984, 1992, 2001, 2006;

Линг, 2008), получившие новое звучание за последние 20-30 лет благодаря успехам физики белка (Финкельштейн и Птицын, 2005) в изучении свойств глобулярных белков, их развертывания и свертывания, а также открытию новых состояний белковой молекулы:

нативно-развернутого и расплавленной глобулы. Ключевым для логики этой статьи является положение о том, что специфичность взаимодействий полипептидных цепей друг с другом (на внутри- и межмолекулярном уровнях) способны обеспечивать только вторичные структуры, к которым в первую очередь относятся -спирали и -листы.

Трудами школы Насонова было открыто и исследовано фундаментальное явление — неспецифическая реакция клетки на внешние воздействия (Насонов, 1962), а труды Линга и его последователей (Линг, 2008) позволяют понять механизмы этого явления.

Упомянутая реакция клетки названа неспецифической потому, что разнообразные физические и химические факторы вызывают в клетке один и тот же комплекс структурных изменений: увеличение мутности и макроскопической вязкости цитоплазмы, увеличение адсорбции гидрофобных веществ цитоплазматическими белками. Принципиально важным является то обстоятельство, что такие же изменения происходят в клетке и тогда, когда она переходит в активное состояние: при мышечном сокращении, потенциале действия, при усилении секреторной активности. То есть, с точки зрения структурных изменений, нет принципиальной разницы между результатом действия на клетку гидростатического давления и, например, мышечным сокращением. В обоих случаях белки агрегируют.

Причиной этих изменений Насонов назвал начальные стадии денатурации клеточных белков потому, что изменения свойств изолированных белков при денатурации очень похожи на изменения в цитоплазме при неспецифической реакции. В итоге, была создана денатурационная теория возбуждения и повреждения клеток (Насонов, 1962). Под денатурацией обычно понимают развертывание глобулярных белков и разрушение вторичных структур. Ниже я дам свое определение начальных стадий денатурационных изменений для глобулярных и нативно-развернутых белков.

Одним из ключевых понятий физиологии является состояние покоя клетки. В скрытом виде оно присутствует в представлении о пороговом характере действия раздражителей на клетку, сыгравшим историческую роль в развитии физиологической наук

и. Именно порог действия является границей между двумя состояниями — покоя и активности. Но так случилось, что все наши знания о клетке — это знания об активной клетке, а не о клетке в состоянии покоя. Именно в активной клетке происходят разнообразные изменения, поддающиеся регистрации. В покоящейся клетке ничего не происходит, и регистрировать в ней нечего. Тем не менее, очевидно, что состояние покоя — исходное состояние клетки, которая является точкой отсчета для всех изменений, происходящих в ней.

Что представляет собой клетка в структурном отношении в состоянии покоя Ясный ответ на этот вопрос я нашел только у Линга (Линг, 2008). Смысл этого ответа можно выразить так: если все белки клетки в состоянии покоя уложить в одну линию, то окажется, что бльшая часть пептидных связей этого суперполипептида доступна растворителю (воде), и лишь незначительная часть включена во вторичные структуры. При активации клетки это соотношение между развернутыми и свернутыми участками резко меняется на обратное:

доля пептидных связей, доступных растворителю резко снижается, а число пептидных связей, включенных во вторичные структуры, значительно возрастает. Предложенные Лингом два крайних состояния белков клетки дают повод для дальнейших рассуждений.

Если объединить подход Линга с теорией Насонова, то мы получим ряд интересных следствий. Прежде всего, ясно, что белки с максимально развернутой структурой потому составляют структурную основу покоящейся клетки, что они неактивны, т.е. не взаимодействуют с другими белками и макромолекулами. Ситуация меняется при надпороговом воздействии на клетку: в ее ключевых полностью или частично развернутых белках начинается процесс сворачивания, при котором образуются новые и новые вторичные структуры. Благодаря этим новым вторичным структурам белки становятся реакционноспособными, а именно, начинается внутримолекулярная агрегация (сворачивание отдельных полипептидов в глобулы) и межмолекулярная агрегация (взаимодействие одних белков с другими). Отличительной чертой этих агрегационных процессов является их сугубо специфический характер, который обеспечивается аминокислотным составом, формой и размером вторичных структур. Возникающие структуры имеют физиологический смысл, и поэтому такая агрегация является нативной, а вызвавшие ее вторичные структуры являются центрами нативной агрегации. Другим источником вторичных структур, необходимых для нативной агрегации, являются расплавленные глобулы.

Способность клетки вернутся в исходное состояние, состояние покоя, означает, что нативная агрегация полностью обратима, а структуры, возникшие в ходе нативной агрегации, — временные, и разбираются, как только в них исчезает необходимость.

Нативная агрегация может охватывать как всю клетку, так и отдельные органеллы, компартменты, структуры, а активация белков имеет пороговый, а не спонтанный характер.

Смысл предлагаемой гипотезы нативной агрегации состоит в том, что первопричиной любых функциональных изменений в клетке является появление в результате нативной агрегации временных структур, непрерывно возникающих и распадающихся в процессе ее жизнедеятельности. Поскольку нативная агрегация инициируется внешним или регуляторным воздействием, а возникшие в результате этого структуры носят временный характер, их можно назвать сигнальными.

Сигнальные структуры могут обладать разнообразными свойствами: (1) они могут быть центрами связывания ионов, молекул и белков; (2) они могут обладать ферментативной активностью; (3) они могут образовывать каналы и межклеточные контакты; (4) они могут служить матрицей, организующей взаимодействие молекул в синтетических и транспортных процессах; (5) они могут служить рецепторами сигнальных молекул; (6) они могут служить основой для построения еще более сложных надмолекулярных структур. Эти структуры «вспыхивают» в пространстве клетки подобно сигнальным огням, выполняют свою роль и исчезают, чтобы появится вновь в другом месте и в другое время. Смысл существования структурных «вспышек» в том, что при переходе в активное состояние клетке необходимы новые ресурсы, функции, механизмы, регуляторы и сигналы. Как только клетка переходит в состояние покоя, необходимость в этих структурах исчезает и они разбираются. Крайними примерами нативной агрегации могут служить мышечное сокращение, конденсация хромосом, возникновение веретена деления, взаимодействие лиганда с рецептором.

Таким образом, в статье будет рассмотрен смысл и значение нативной агрегации как универсальной структурной основы активной клетки. В основе патологических состояний лежит неспособность клетки вернуться в состояние покоя и ошибки при формировании сигнальных структур. Представление о нативной агрегации основывается на трех столпах: 1) активность (возбуждение) клетки сопровождается обратимой агрегацией белков (школа Насонова); 2) функционирование клетки или отдельных ее структур может рассматриваться как непрерывный переход между двумя состояниями (активности и покоя), ключевую роль в котором играют нативно-развернутые белки (теория Линга); 3) специфичность взаимодействий частей одной полипептидной цепи друг с другом (свертывание) или взаимодействие полипептидных цепей между собой (самосборка, агрегация) способны обеспечить только вторичные структуры белка.

Целью настоящей статьи является изложение принципов, а не обзор фактов, соответствующих этим принципам.

Нативная агрегация в ретроспективе Возможно, наиболее изученным неспецифическим ответом клетки на внешнее воздействие является ответ клетки на действие фиксирующих растворов. Долгое время в истории науки, клетки были для исследователей оптически пустыми образованиями.

Появление методов фиксации и окрашивания произвело революцию в цитологии, так как эти приемы открыли взору исследователей множество клеточных структур, о существовании которых они и не подозревали. После периода эйфории возникли сомнения, а являются ли эти структуры подлинными или они — результат фиксации, денатурации нативного вещества клетки Опасность серьезных ошибок, когда артефакты фиксации могли рассматриваться как реальные структуры, стала предметом всеобщего внимания с 1899 г. (подробности здесь:

Wilson, 1928, Ch.1), когда было показано, что коагуляция гомогенных растворов белков приводит к возникновению структур, весьма сходных со структурами, наблюдаемыми на фиксированных препаратах клеток (см. Porter, 1984, Fig. 24). Причем форма таких искусственных структур зависела от химической природы фиксатора, его концентрации, от концентрации белка в растворе, от температуры и других условий. В исследованиях морфологии клетки наступил явный кризис.

Однако было очевидно и другое. В оптически пустой части клетки могли возникать видимые структуры не только при фиксации, но и при переходе клетки в активное состояние.

Сравнительные наблюдения над фиксированными препаратами и живой клеткой показывали, что там, где структура появлялась in vivo, она наблюдалась и на фиксированном препарате.

Явное подобие между нативными структурами и структурами, полученными в результате фиксации, давали основание считать, что ряд клеточных структур формируются не только при фиксации, но и при активации той или иной клеточной функции, когда происходит самосборка новых структур, которых не было в покоящейся клетке (подробности здесь:

Wilson, 1928, Ch.1). Таким образом, дискуссия привела к весьма важному выводу о том, что при всей опасности получения артефактов, несомненным остается и другое: в процессе агрегации денатурирующих клеточных белков они взаимодействуют друг с другом не хаотично, а по определенному плану, закономерно (это я и называю нативной агрегацией).

Законы этого взаимодействия приводят к формированию временных структур, необходимых клетке для функционирования в новых условиях. При фиксации и дегидратации этот процесс идет вначале «как полагается» (имеет место самосборка реальных клеточных структур), но заходит слишком далеко по завершении процесса приготовления препарата, когда агрегация становится необратимой, а возникшая в результате агрегации структура становится «трупом». Если бы взаимодействие белков в ходе агрегации было бы хаотичным, мы до сих пор мало что знали о строении клетки.

Ход нативной агрегации определяется, по-видимому, тем обстоятельством, что содержимое клетки в состоянии покоя не является гомогенным, а обладает структурой, скрытой от наблюдения под световым микроскопом, но обнаруживает себя с началом нативной агрегации. Роль структуры, направляющей нативную агрегацию может играть, например, «микротрабекулярная» система Портера (Porter and Tucker, 1981), которую можно определить «as that which is in the background of all the visible membranous organelles and all the visible elements of the cytoskeleton; e.g., that which has been invisible up until now and which we wish to see microscopically» (Heuser, 2002). Такая сетка могла бы выступать в качестве центра «кристаллизации» или центром «притяжения» агрегирующих белков. Но это только пример, который я привожу для ясности. Центрами кристаллизации могут служить и наиболее чувствительные белки, которые первыми реагируют конформационными изменениями на изменения в среде и становятся агрегатоспособными. Так или иначе, в результате нативной агрегации скрытые структуры становятся видимыми в микроскоп.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»