WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Щербинин П.П. Дети в годы Первой мировой войны 1914-1918 гг. – выживание в экстремальной ситуации: историко-психологические аспекты// Человек в экстремальных условиях: историкопсихологические исследования. Ч.2., СПб. 2005. С. 285.

Демоз Л. Психоистория. Ростов-на-Дону, 2000. С. 121.

Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения. Лекции. М., 2001. С. 13.

опыт издания мемуаров по истории Гражданской войны в регионе, до сих пор практически нет работ по истории научных организаций края, губернского Истпарта, комиссий по истории Гражданской войны при городском музее. Тех учреждений, которые систематически занимались не только изучением Гражданской войны, но и собиранием необходимых для этого изучения источников. Вне научного рассмотрения оказалась и деятельность любителей истории и краеведов. Вместе с тем, именно благодаря их усилиям был сохранен значительный комплекс источников личного характера, позволяющих сегодня ставить проблемы социальнопсихологической интерпретации событий Гражданской войны.

Занимаясь реконструкцией мемуарного комплекса, адресованного Гражданской войне в Оренбуржье, решая целый ряд задач, связанных с реализацией возможностей архивной, музейной и библиотечной эвристики, мы имеем возможность опереться на опыт источниковедческого анализа мемуаров как исторического источника. Исследователи отмечают, что способность мемуаров отражать массовые социальные характеристики привлекает особое внимание историков. Историки приходят к выводу, что намечается сближение приемов изучения отдельных подвидов мемуарных источников с методами обработки массово-статистических источников24.

Причем, характерно, что современная исследовательская традиция, опирается на устойчивый отечественный опыт25. Историки неоднократно поднимали вопрос о необходимости использования массовой природы мемуарной литературы.

Такой взгляд на мемуарную литературу в целом не противоречит суждениям о субъективном характере этого источника. В литературе часто подчеркивались именно эти особенности мемуарных источников в сравнении с делопроизводственной документацией. Об этом, в частности, не Минц С.С. Мемуары и российское дворянство. Источниковедческий аспект историко-психологического исследования. СПб, 1998. С. 78.

Рыбников Н.А. Автобиографии рабочих и их изучение. Материалы к истории автобиографии как психологического документа. М, 1930.

умаляя значения мемуаров как исторического источника, но противопоставляя их архивным документам, писал Е.В. Тарле. Коренная черта всей мемуарной литературы, по мнению ученого, заключается, прежде всего в том, что «у автора есть совершенно сознательное намерение показать людей и их поступки лишь в известном освещении: выявит одно, скрыть другое, извратить третье». Е.В. Тарле считал, что с точки зрения присущего им субъективизма мемуары не могут конкурировать с архивными документами26.

В пособии М.Н. Черноморского «Мемуары как исторический источник» была предпринята попытка разграничить субъективное в природе мемуаров и присущую им тенденциозность, подчеркнуть неоднозначность понятия «субъективность» по отношению к мемуарным источникам.

«Мемуары являются прежде всего источником субъективным. Они зависят от того, кто писал, что хотел написать, что мог знать и запомнить автор из пережитых событий и как он трактовал эти события. Субъективный фактор в мемуарах необходимо учитывать еще и по той причине, что он нередко приводит к неправильному отображению действительности и даже искажению»27. Та же двойственность в трактовке понятия «субъективность мемуарных источников», но с акцентом на тенденциозности, заметна и в очередном выпуске учебника М.Н. Черноморского по источниковедению советского периода28.

Требование не отождествлять субъективность мемуарных источников с субъективизмом оценок, содержащихся в этих источниках, было четко сформулировано В.С. Голубцовым. В статье «К вопросу о научных принципах переиздания мемуарной литературы» он писал: «Отождествлять индивидуальное, субъективное восприятие и описание событий с ошибочным, субъективистским нельзя. Сам факт ценности тех или иных мемуаров, как источника, не может быть отвергнут априори, а должен быть Тарле Е.В. Значение архивных документов для истории // Вопросы архивоведения. 1961. №3. С. 102.

Черноморский М.Н. Мемуары как исторический источник. М., 1959. С.68.

Черноморский М.Н. Источниковедение истории СССР. Советский период. М., 1976. С. 244.

установлен путем соответствующего критического анализа»29. Та же мысль проводится и в других работах В.С. Голубцова30. Субъективная природа мемуаров понимается им как отражение в источнике индивидуальных качеств автора, его личных взглядов, жизненного опыта, различной степени участия в описываемых событиях и т.п. «Совокупность этих обстоятельств сказывается не только в том, что запомнил мемуарист, но и в его стремлении осмыслить события прошлого, участником или современников которых он являлся. Субъективность тем самым внутренне присуща мемуарам. Это их неотъемлемая особенность и специфика»31. Однако в более поздних работах, посвященных источниковедческому анализу мемуаров, В.С. Голубцов определяет субъективность в мемуарных источниках более узко – как личное мнение авторов воспоминаний32.

Позиция А.А. Курносова по данному вопросу почти не отличается от взглядов В.С. Голубцова. Отмечая субъективность как одну из ведущих черт мемуарной литературы, А.А. Курносов употребляет этот термин как не нуждающийся в уточнении. Возможно, поэтому в некоторых случаях субъективная природа мемуаров отделяется им от субъективных факторов, противопоставляется им и трактуется только как интерпретация и оценка автором воспоминаний описываемых людей и событий33.

С.С. Дмитриев ввел новые элементы в детализацию понятия субъективного в мемуарах. Он связал специфику мемуарной литературы с личными особенностями авторов. Именно личные особенности мемуаристов, как отмечает С.С. Дмитриев, порождают субъективность и индивидуальность, органически присущие данным источникам. Личные особенности мемуаристов учитываются С.С. Дмитриевым более полно, чем другими авторами (это пол, возраст, характер, состояние памяти, Голубцов В.С. К вопросу о научных принципах переиздания мемуарной литературы // Источниковедение истории советского общества. Вып. II. С 371.

Голубцов В.С. Мемуары как источник по истории советского общества. М., 1970. С. 57.

Голубцов В.С. Мемуары как источник по истории советского общества. М., 1970. С. 38.

Источниковедение истории СССР. М., 1973. С. Курносов А.А. К вопросу о природе видов источников // Источниковедение отечественной истории. М., 1977.

мировоззрение, взгляды и чувства авторов), а проявления субъективности рассматриваются им как отражение в источниках индивидуальных качеств авторов воспоминаний, дневников, писем и индивидуальных качеств тех лиц, для которых они предназначались34. Такое понимание субъективного вплотную подводит историков к необходимости учитывать личностные характеристика автора источника как целостную систему, влиявшую на структуру и содержание источника.

В отечественной историографии оформилась и другая точка зрения на природу субъективного в мемуарах. Авторская индивидуальность рассматривалась как ведущая характеристика мемуарных источников. Автор этой концепции М.А. Варшавчик выделил непосредственное впечатление автора не только как первоисточник, но и как организующее начало мемуаров, определяющее их структуру. При этом он не отождествлял субъективность с тенденциозностью оценок и не противопоставлял их ей.

Субъективность рассматривается М.А. Варшавчиком как особое качество мемуарных источников35.

Проблему достоверности воспоминаний рассматривает и С.С. Минц36.

По ее мнению, эта проблема, если под достоверностью понимать документальную точность воспроизведения событий, для мемуаров вторична. Мемуары для того и создаются, чтобы ввести в оборот индивидуализированное видение мира. Представления авторов мемуаров о допустимой достоверности их повествования в первую очередь связаны с типами коммуникативного взаимодействия, присутствующего в их культуре или воображаемого мемуаристом, а лишь затем с его представлениями о том, что есть правда, а что выдумка. Вместе с тем С.С. Минц отмечает, что поиски адекватных методик работы с мемуарными источниками будут более Источниковедение истории СССР. М., 1973. С. Варшавчик М.А. Источниковедение истории КПСС. М., 1973. С. 315.

Минц С.С. Рождение культурологи. СПб., 1999.

результативны, если вся масса многочисленных источников будет осмыслена как определенное качественное единство37.

Социально-психологические подходы к интерпретации отечественной истории сформированы уже в традицию, на которую можно опираться и при введении в научный оборот мемуаров по истории Гражданской войны в Оренбуржье. Традиция эта была заложена трудами Б.Ф. Поршнева38, а сегодня получила продолжение через направление, поддерживаемое усилиями С.Н. Полторака.

По справедливому мнению С.С. Минц социально-психологический аспект исторического видения предоставил отечественной науке возможность более полно освещать проблему личности в истории. В её исследовании «Мемуары и российское дворянство» ставится вопрос о специфике отражения в мемуарах идентичности авторов и их окружения, а также механизмов взаимодействия личностного и группового сознания в индивидуализированных и коллективных формах его существования39.

Источниковой базой нашему исследованию послужила система центральных и местных архивохранилищ, музеев и библиотек. При этом мы имели в виду, что в избранном для нашего исследования регионе имели место перемещения архивов в условиях административно-территориальной ломки. А это сопровождалось утратой большого числа исторических документов. Так, известно, что, покидая Оренбург, А. Дутов эвакуировал все архивы губернских учреждений с 1913 года, архивы его собственных учреждений были вывезены почти целиком. Велика вероятность того, что все они при уходе за границу были уничтожены. Впрочем, определенные информационные следы остались. Это прежде всего постановления и распоряжения казачьей власти, издаваемые типографским способом для широкого ознакомления.

Минц С.С. Мемуары и российское дворянство. Источниковедческий аспект историко-психологического исследования. СПб, 1998. С. 78.

Поршнев Б.Ф., Колбановский В.Н. Проблемы общественной психологии. М. 1965.

Минц С.С. Мемуары и российское дворянство. Источниковедческий аспект историко-психологического исследования. СПб, 1998.

Источникова база исследования. Занимаясь выявлением мемуаров по истории Гражданской войны в Оренбуржье мы оказались перед необходимостью сплошного просмотра архивных, музейных и библиотечных собраний. Часть воспоминаний по истории событий Гражданской войны в Оренбуржье была опубликована в сборниках или на страницах периодической печати. Многие из этих публикаций стали уже библиографической редкостью. Это примерно 30% всего комплекса мемуаров. Неопубликованные воспоминания выявлены в результате поиска в архивных и музейных фондах и коллекциях, которые хранятся в учреждениях гг. Москвы, Оренбурга, Самары, Уфы, Орска, Бузулука и Бугуруслана. При этом основное внимание было уделено архивам городов изучаемого региона, прежде всего Оренбурга, Орска, Бузулука, Бугуруслана.

Значительный объем материалов был взят в Государственном архиве Оренбургской области (ГАОО). Здесь имеются фонд Военнореволюционного комитета и фонд Губисполкома Оренбурга. Ряд материалов был собран на местах, например в филиалах архива ГАОО в Орске, Бузулуке, Бугуруслане. Однако полнота коллекций во многом зависела от региональных особенностей и личной заинтересованностью краеведов.

Первые ощутимые результаты складывания комплекса мемуарных источников связаны с организацией губернского Истпарта. Все материалы, собранные Оренбургским Истпартом, сегодня находятся в фондах Центра Документации Новейшей Истории Оренбургской области (ЦДНИ ОО).

Полнота этой коллекции источников личного происхождения связана с особенностями деятельности и многочисленных реорганизаций областной комиссии.

Небольшая часть материалов хранится в Российском Государственном архиве Социально-Политической Истории (РГАСПИ), поскольку в 1930-х гг.

в Москве активно действовало Оренбургское землячество. Все собранные материалы должны были храниться в фондах РГАСПИ, однако большая часть источников утеряна.

Богатейшим собранием документов и экспонатов по истории Гражданской войны в Оренбуржье располагает коллекция воспоминаний в Архиве Областного краеведческого музея (АОКМ). Характерной чертой коллекции является большое количество материала, присланного из центра, например, из Центрального музея Красной Армии. Правда, в основном это карты, схемы, копии первых декретов Советской власти, плакаты. Особый интерес представляют личные фонды участников Гражданской войны. Здесь хранятся материалы, рассказывающие о жизни и деятельности видных большевиков Южного Урала. Однако особо ценными для исследователя является фонд - №2554, который организован через две описи «Организация отрядов регулярной армии» и «Автобиографические воспоминания участников Гражданской войны». Коллекция мемуаров, представленная в архиве музея, одна из богатейших в крае. Следует отметить, что до сих пор подавляющая часть материалов архива не вовлечена в научный оборот.

Часть материалов представлена фондами ЦГАОО РБ (Центральный Государственный Архив Республики Башкотостан), а также СОГАСПИ (Самарский областной государственный архив социально-политической истории). Это объясняется сопредельностью территорий и близкими связями Оренбуржья с Башкирией и Поволжьем.

Методологические основы исследования. Системный подход к источниковедческой основе изучения Гражданской войны обусловил обращение к методам архивной, библиотечной и музейной эвристики. При характеристике выявлено комплекса мемуаров, использовались статистические и психологические подходы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»