WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Считая высшую школу одним из главных центров либеральных кругов, правящая элита сопротивлялась ее развитию, боясь роста оппозиционных настроений в обществе. Это привело к принятию в 1884 году нового университетского устава. По этому уставу ректор и Совет университета были крайне ограничены в своих правах. Устав 1884 года содержал запрет на любые формы внутренней организации, блокируя активность студентов и преподавателей. Такая политика не только провоцировала нелегальную деятельность, но и обрекала на неудачу возможность консолидации проправительственных сил.

Проблема несоответствия системы управления высшей школой потребностям развивающейся экономики страны активно обсуждалась в печати с середины 90-х гг. XIX века. С идеей восстановления университетской автономии открыто выступила прогрессивная профессура Московского университета во главе с профессором кафедры философии С..

Трубецким. Однако отказ власти пойти на уступки академическому сообществу привел к участию преподавателей высшей школы в создании либеральных организаций, ставящих своей целью изменение политического строя в России.

Либеральная профессура Московского университета поддержала решение первого съезда либерального «Союза Освобождения» в январе года о создании профессиональных союзов с требованием введения конституции и гражданских свобод в стране. В ноябре 1904 года при активном участии профессоров Московского университета В. И. Вернадского и К.А. Тимирязева был создан «Академический союз», объединивший либеральных деятелей высшей школы России. Образование его свидетельствовало о значительном росте общественного самосознания профессуры. Академический союз был последним этапом на пути вступления большинства профессуры в кадетскую партию.

Студенчество Московского университета на рубеже веков активно участвовало в антиправительственных выступлениях. Главной причиной студенческих волнений являлось недовольство студентов положениями университетского устава 1884 года, запрещающими любые формы общественной деятельности студенчества. Другим источником студенческого недовольства была деятельность университетской инспекции.

Вмешательство ее сотрудников постоянно приводило к недовольству студентов и их открытым выступлениям против полицейского режима в университете.

29 июля 1899 года правительство приняло «Временные правила отбывания воинской повинности воспитанниками высших учебных заведений», согласно которым участвующие в беспорядках студенты могли быть направлены в солдаты. В этой ситуации студенчество проявило способность к быстрой самоорганизации. Старые объединения студентов по территориальному признаку – землячества – сменяются общестуденческими организациями, членов которых объединяли общие демократические убеждения. Когда Министерство народного просвещения в январе 1901 года впервые решило применить «Временные правила» от 29 июля 1899 года на практике, студенты Московского университета 29 января 1901 года устроили в Актовом зале сходку, на которой потребовали отмены «Временных правил» и пересмотра действующего университетского устава. Часть профессоров поддержала требования студенчества и подала «особое мнение» о необходимости отмены «Временных правил» от 29 июля 1899 года и неприменении их к участникам волнений25.

Осенью 1901 года в Московском университете в соответствии с циркуляром Министерства народного просвещения от 21 июля 1901 года были созданы курсовые совещания и совет курсовых старост под руководством профессоров университета. Однако попытка поставить под контроль активность студентов не удалась из-за вмешательства министра народного просвещения П.С. Ванновского, потребовавшего включить в состав совета старост инспектора студентов. В этих условиях профессора – члены комиссии сложили с себя полномочия.

9 февраля 1902 года в Московском университете состоялась общегородская студенческая сходка с политическими требованиями. Стоит отметить, что из десяти требований, предъявленных участниками сходки, лишь два касались университетской жизни. Остальные требования были политическими26.

Самым большим влиянием среди политически активного студенчества пользовались социал-демократы. Необходимо отметить, что для социалдемократов, в отличие от академистов, университетская автономия, была средством, а не целью в борьбе с властью. Значительную роль в 1903-1904 гг.

в Московском университете играла и партия социалистов-революционеров, выступавших за объединение всех левых студенческих групп при отсутствии главенства какой-либо из партий. Несмотря на партийные разногласия, идея университетской автономии поддерживалась как либеральными, так и социалистическими организациями студенчества (РСДРП и ПСР), объединяя все политически активное студенчество Московского университета. Это ЦИАМ, ф.418, оп.514, д.91, л.66-72.

ЦИАМ, ф.418, оп.514, д.50, л.116-118.

обусловило отсутствие явного политического противостояния между разными политическими группами университета и единство студенческой молодежи на начальном этапе Первой русской революции 1905-1907 гг.

Большая часть «академически» настроенного студенчества Московского университета придерживалось умеренно-либеральных взглядов и выступало за предоставление автономии университету и устранение полицейского режима в высшей школе. Следует отметить, что активной общественной и политической деятельностью либеральная группа студентов университета до революции 1905 года почти не занималась. Это было связано с позицией идеологов и руководителей «Союза Освобождения», выступавших против привнесения политики в высшую школу. Такое отношение разделяло студентов и профессоров и объективно ослабляло позиции либерального движения в университете. В итоге к началу 1905 года значительная часть студентов – «освобожденцев» объединилось на почве требований университетской автономии с представителями радикальных антиправительственных студенческих групп. Их борьба за автономию косвенно, а порой и прямо поддерживалась прогрессивными профессорами и преподавателями Московского университета. Более того, именно студенческие волнения использовались либеральной профессурой в качестве основного довода для обоснования необходимости изменения университетского устава 1884 года и самостоятельности высшей школы.

Таким образом, к концу 1904 года активная общественная деятельность профессоров и преподавателей Московского университета привела их к конфликту с властью и требованию автономии университета. Студенчество Московского университета в этот же период прошло путь от отдельных выступлений с требованием изменения внутреннего режима в университете до объединения под руководством левых партий с целью борьбы с существующим государственным строем Во втором разделе – «Участие преподавателей и студентов Московского университета в Первой русской революции», исследовано участие преподавателей и студенчества Московского университета в основных событиях на разных этапах революционной борьбы.

В начале ХХ века в России складывалась революционная ситуация.

Крестьянские выступления, массовые забастовки пролетариата, неудачи в войне с Японией и финансовый кризис в стране привели к активизации социальных групп, оппозиционных правящему строю.

События 9 января 1905 года вызвали всеобщее стачечное движение в стране. 1 февраля 1905 года в Московском университете состоялась общестуденческая сходка, на которой всеобщим голосованием была принята резолюция, требующая немедленного созыва Учредительного собрания и объявляющая о забастовке до 1 сентября 1905 года.

25-28 марта 1905 года в Санкт-Петербурге состоялся 1-й учредительный съезд «Академического союза» деятелей науки и просвещения. В декларации съезда содержался призыв к правительству немедленно начать «коренную политическую реформу» государственного строя. Участники съезда продемонстрировали косвенную поддержку общестуденческой забастовке, заявив, что «считают нравственно невозможным чтение лекций, ведение практических занятий и производство экзаменов при условии применения в высшей школе репрессий и насилия»27.

Съезд Союза Союзов, проходивший в Москве 24-26 мая 1905 года, принял решение о передаче своей резолюции Николаю II. Во время вручения резолюции 5 июня 1905 года речь с призывом к скорейшему созданию собрания народных представителей от имени делегации произнес профессор Московского университета С.Н. Трубецкой. Он же, по просьбе Николая II, подал «Записку о настоящем положении высших учебных заведений и о мерах к восстановлению академического порядка»28. В указанной «Записке» обосновывалась не только необходимость университетской автономии, но и тесная связь ситуации в высшей школе с положением в стране.

Положения «Записки…» были в значительной мере учтены в новых «Временных правилах об управлении высшими учебными заведениями», утвержденных Советом Министров от 27 августа 1905 года. Новые «Временные правила…» значительно расширяли полномочия ректора и Совета университета. Ректор теперь не назначался, а выбирался профессорами и являлся полномочным представителем профессорской корпорации. Первым ректором Московского университета, избранным сентября 1905 года по новым правилам, стал профессор С.Н. Трубецкой.

Инспекция студентов была упразднена.

Сын отечества. 1905. 31 марта.

Сергей Николаевич Трубецкой. М.: Изд-во Московского университета, 1996. С. 62.

По новым правилам полиция не имела права доступа на территорию высших учебных заведений. Это позволяло революционным организациям в сентябре 1905 года использовать Московский университет как место для собраний и митингов. В сентябре 1905 года происходят массовые политические выступления с требованиями конституции и свержения самодержавия.

Демократическое студенчество под руководством революционных партий стремилось использовать создавшуюся ситуацию для углубления революции и окончательного свержения самодержавия. В Москве забастовка печатников, начавшаяся 19 сентября 1905 года во многом под влиянием митингов, проходящих в Московском университете, превратилась в общегородскую стачку с требованиями свержения самодержавия и созыва Учредительного Собрания. В октябре 1905 года московская стачка переросла во Всероссийскую политическую стачку, охватившую железные дороги, почту, телеграф. Николай II был вынужден 17 октября издать «Манифест об усовершенствовании государственного порядка» и пойти на созыв законодательной Государственной Думы и введение гражданских свобод в обществе29.

Кульминацией борьбы революционного студенчества с царской властью стало участие их в вооруженном восстании в Москве 7-16 декабря 1905 года.

Необходимость консолидации либеральных сил привела к созданию конституционно-демократической партии. Создание партии было неразрывно связано с именем бывшего приват-доцента Московского университета, видного историка и политического деятеля П.Н. Милюкова.

Руководство кадетской партии стремилось как можно лучше использовать возможности прессы. В решении данного вопроса активное участие принимали профессора и преподаватели Московского университета.

Ф.Ф. Кокошкин, П.И. Новгородцев, М.Я. Герценштейн, А.А. Кизеветтер активно сотрудничали с «рупорами» кадетской партии – газетами «Речь» и «Русские ведомости».

По итогам выборов в I Государственную Думу в марте 1906 года кадеты завоевали 179 мест из 499. Всего из общего состава депутатов I Думы Полное собрание законов Российской империи. Собрание. 3-е. Т. 25 (1905 г.). № 26803.

54 человека (или 11%) были выпускниками, профессорами или преподавателями Московского университета.

На первом заседании Государственной Думы ее председателем был избран бывший профессор юридического факультета Московского университета С.А. Муромцев. Видную роль в Думе играл приват-доцент Московского университета Ф.Ф. Кокошкин, являвшийся признанным авторитетом в области национального вопроса. Автором аграрной программы кадетской партии был депутат Думы приват-доцент Московского университета М.Я. Герценштейн. Он же выступал и основным докладчиком в Думе в прениях по данному вопросу. Вышеперечисленные лица являлись наиболее яркими представителями «профессорской группы» в кадетской партии, они же были главными идеологами и организаторами партийной работы.

Таким образом, можно сделать вывод, что Московский университет воспитал в своих стенах к началу ХХ века новое поколение политиков и общественных деятелей России.

Однако активное обсуждение вопросов о демократических реформах в стране, инициированное депутатами I Государственной Думы, не нашло понимания у власти – Дума была распущена 8 июля 1906 года.

Выборы во II Государственную Думу проходили на фоне хотя и затухавшей, но продолжавшейся революции. Кадетское руководство внесло коррективы в свою тактику и решило сосредоточить основное внимание на избирательной кампании. При этом кадеты подчеркивали, что они идут в Думу «законодательствовать, а не делать революцию», что уменьшило популярность партии в массах. В результате партия народной свободы во II Думе получила только 98 депутатских мест (из 509 депутатов). Из числа преподавателей университета во II Государственную Думу вошли лишь три человека: «готовящийся к профессорскому званию» публицист и адвокат М.А. Аджемов, философ приват-доцент С.Н. Булгаков и известный историк приват-доцент А.А. Кизеветтер, ставший заместителем председателя II Думы. Выпускников Московского университета в кадетской фракции II Думы было 18 человек из 98 (около 20%). Сравнивая эти показатели с аналогичными показателями в первой Думе, а также проанализировав биографические данные депутатов, можно сделать вывод, что относительная доля «людей Московского университета» в кадетской фракции обеих Дум не изменилась. Вместо основателей партии – профессоров и преподавателей университета – ее составили, в основном, выпускники, работающие в провинции.

Думские комиссии приступили к разработке многочисленных законопроектов. Основным оставался аграрный вопрос, по которому каждая фракция представила свой проект. Но у правительства П.А. Столыпина имелась собственная программа аграрной реформы, построенная на основе уничтожения крестьянской общины и неприкосновенности помещичьих земель.

Не добившись одобрения Государственной Думой правительственной аграрной реформы, Столыпин взял курс на роспуск Думы и изменение избирательного закона. 3 июня 1907 года. Государственная дума была распущена. Одновременно с роспуском Государственной Думы был изменен, в нарушение «Основных законов Российской империи» от 23 апреля года, и избирательный закон.

Опыт I и II Государственных Дум показал, что Николай II и его правительство не были готово к диалогу с парламентом, относительно адекватно выражавшим настроения населения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»