WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Обращает на себя внимание тот факт, что выбранные девочками и девушками издания являются «женскими», а пресса, предпочитаемая мальчиками, юношами и более взрослыми мужчинами и женщинами не имеет ярко-выраженной гендерной направленности – «Московский Комсомолец» позиционирует себя как газету для всех, а «Молоток» – как журнал для подростков обоих полов. Подсчет единиц контекста демонстрирует, что чем более универсально издание, тем меньше в нем представлено описаний женщин. Так, в журнале «Молоток» и в газете «Московский Комсомолец» женщины упоминаются значительно реже, чем мужчины (251 против 434 и 476 против 1090, соответственно). В остальных журналах представителям обоих полов уделено примерно одинаковое внимание (в «Yes!» выделено 229 мужских образов и 227 – женских, а в «Cosmopolitan» – 558 и 579, соответственно).

Таким образом, женская пресса не только отражает интересы своих читательниц, но и рассказывает им о них самих и представителях противоположного пола, а издания, не являющиеся гендерноориентированными, описывают человека «вообще», который традиционно отождествляется с мужчиной. То, что в подростковом и юношеском возрасте девушки предпочитают читать женские журналы, а в более старшем – выбирают «нейтральный» «Московский Комсомолец», отражает динамику закрепления андроцентристского мировоззрения – от знакомства с «женскими» сферами жизни к пониманию общего устройства мира, который трактуется с мужских позиций. Эти результаты говорят о том, что в ходе вторичной социализации происходит закрепление гендерной иерархии, в рамках которой женщинам необходимо понять, усвоить и, в некоторых случаях, освоить правила социального взаимодействия, «естественные» с мужской точки зрения. Перед юношами же подобная задача, обычно не стоит, так как современная культура выражает особенности их мировосприятия, соответствует их повседневному жизненному опыту и понятна им с детства.

С помощью подсчета квантилей во всех изданиях выделены образы представителей каждого пола, включающие в себя наиболее значимые параметры описания, а также игнорируемые качества. В результате обнаружена внутренняя противоречивость приписываемых психологических характеристик, как женщинам, так и мужчинам – например, одинаково часто упоминаются активность и пассивность или оптимизм и, одновременно, пессимизм и т.п. Однако не выявлено ни одной черты, которая бы статистически значимо часто встречалась в описании представителей одного пола, а противоположная ей – другого.

Полученные данные не позволяют принять гипотезу-следствие о том, что образы мужчин и женщин конструируются через противопоставление, но указывают на то, что межгрупповая дифференциация здесь происходит в форме сопоставления [Т.Г.Стефаненко, 2006].

Данные по частоте встречаемости основных категорий при построении каждого образа были переведены в проценты (таблица 1).

Таблица Частота встречаемости основных категорий контент-анализа (в %) «YES!» «COSMO» «МОЛОТОК» «МК» муж. жен. муж. жен. муж. жен. муж. жен.

Б. Возраст 5,29 3,51 4,37 4,28 2,79 3,21 2,42 4,В. Внешность и ее оформление 11,31 21,93 9,16 14,09 11,56 15,76 6,08 11,Г. Психологические характеристики 62,03 62,63 62,00 66,38 63,09 63,55 58,32 58,Д. Социальные роли 21,37 11,93 24,46 15,25 22,56 17,48 33,18 25,Наибольшее внимание при описании представителей и того, и другого пола уделяется психологическим характеристикам (категория Г). Это подтверждает гипотезу-следствие 1.1. о том, что наиболее значимым содержанием гендерных стереотипов являются представления о маскулинности/феминности, которые выражаются в приписывании мужчинам и женщинам определенных психологических качеств. Тем не менее, в целом первая гипотеза может быть принята лишь частично.

Для анализа данных, полученных по категории «Внешность», применяется критерий углового преобразования Фишера (*) [Е.В.Сидоренко, 2002]. Сравнивается значимость этой категории для описания мужчин и женщин в каждом издании. Все показатели *эмп>1,64, что свидетельствует о значимых различиях на уровне p0,05. Таким образом, результаты позволяют принять гипотезу-следствие 2.1 о важности внешности в конструировании женских образов.

Аналогичным образом подтверждена гипотеза-следствие 2.2. о том, что при описании мужчин во всех изданиях категория социальных ролей будет более значимой, чем при описании женщин (все показатели *эмп >1,64).

Таким образом, вторая гипотеза полностью подтверждается.

Более детальный анализ категорий «Внешность» и «Социальные роли» позволяет отметить важную отличительную особенность конструирования образов женщин в молодежных печатных изданиях: в подростковом журнале для девочек «Yes!» внешность героинь описывается существенно чаще, чем их социальные роли, а в журнале для более взрослых девушек «Cosmopolitan» и в журнале «Молоток», предпочитаемом мальчикамиподростками, эти категории фактически равнозначны. В образах мужчин во всех изданиях наблюдается иная картина – внешности уделяется гораздо меньшее внимание, чем социальным ролям. Лишь в «Московском Комсомольце» при описании представителей обоих полов внешности уделяется значительно меньше внимания, чем социальным ролям. Но при этом различия между этими категориями в образах мужчин существенно больше, чем у женщин (см. Таблицу 1).

Сопоставление полученных результатов с выводами, которые делают другие исследователи на материале некоторых проанализированных в данной работе изданий, демонстрирует определенную устойчивость выявленных особенностей [Ю.Е.Гусева, 2002; А.В.Кирилина, 2000; С.Лапицкий, 2002;

Л.Письман, 1997; О.Торхова, 2004 и др.]. Кроме того, при сравнении стереотипов маскулинности и феминности у подростков и молодежи [Т.А.Араканцева, Е.М.Дубовская, 1999; И.С.Клецина, 2004; Т.Е.Ломова, 2002] с теми, которые представлены в молодежной прессе, выявлено сходство этих образов. Это свидетельствует о важности изучения гендерных стереотипов в средствах массовой коммуникации для более глубокого понимания психологических особенностей современной молодежи.

По результатам проведенного теоретико-эмпирического исследования сделаны следующие выводы:

1. Конструкционистский подход в социальной психологии, применяемый к изучению гендерных стереотипов, предполагает не только анализ образов мужчин и женщин, но и способов их конструирования в определенном социально-историческом контексте. Обзор широкого круга междисциплинарных исследований, направленных на выявление гендерных стереотипов в российских средствах массовой коммуникации позволяет выделить несколько наиболее популярных стереотипов маскулинности и феминности – «традиционная западная», «традиционная русская», «советская» и «новая».

2. Полученные в ходе предварительного исследования данные подтверждают значимость учета возраста и половой принадлежности при изучении предпочтений печатных средств массовой коммуникации, в связи с тем, что выбор определенных изданий отражает особенности гендерной социализации.

3. В молодежной прессе гендерные стереотипы конструируются с помощью категорий, характеризующих особенности мужчин и женщин как представителей больших социальных групп. Значимость категорий различна – при создании женских образов большое внимание уделяют особенностям внешности, а при создании мужских – социальным ролям. Однако в создании гендерных стереотипов наиболее значимой оказывается одна, общая для всех, категория – «Психологические качества». Это говорит о том, что основное содержание гендерных стереотипов представлено стереотипами маскулинности/феминности, а другие представления (например, связанные с разделением труда мужчин и женщин, или закрепляющие семейные и профессиональные роли в соответствии с полом) являются производными от них.

4. Важной особенностью конструирования гендерных стереотипов в молодежных средствах массовой коммуникации является то, что они создаются с помощью дифференциации в форме сопоставления, а не противопоставления. Этот результат согласуется с теорией гендерной схемы, однако противоречит традиции исследования мужчин и женщин как «противоположных» полов.

5. Анализ молодежных печатных изданий показывает, что образы женщин близки к стереотипам «новой феминности», так как включают в себя и традиционно «мужские» характеристики (нацеленность на реализацию в профессиональной сфере, силу, активность и т.п.), и традиционно «женские» (забота о внешности, значимость взаимодействия и коммуникации с окружающими). Образы мужчин в большей степени соответствуют модели «традиционной западной маскулинности», в которой подчеркивается ориентация на карьеру и характеристики, связанные с активностью, а «женские» качества, связанные с ориентацией на отношения, игнорируются.

В Заключении диссертации подводятся итоги работы, обсуждаются перспективы использования выявленных особенностей гендерных стереотипов в психологическом консультировании подростков и молодежи, а также в работе с журналистами. Подчеркивается необходимость дальнейшего исследования нормативной стороны гендерных стереотипов.

Рассматриваются возможности, которые предоставляет разработанная в диссертации модель анализа гендерных стереотипов.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ НАШЛО ОТРАЖЕНИЕ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК МО и науки РФ:

1. Гендерные стереотипы в средствах массовой коммуникации, ориентированных на аудиторию разных возрастов // Мир психологии.

2004. №3. С.171-176.

Другие статьи и тезисы докладов:

2. Гендерные стереотипы родителей и их представления о маскулинных /фемининных характеристиках ребенка // Материалы конференции РПО. М., 2002. С. 28-30.

3. Представления родителей о маскулинных и фемининных характеристиках своего ребенка в условиях изменяющейся гендерной системы // Материалы IX Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Секция Психология. М., 2002. С. 10-12.

4. Формирование представлений о гендере у молодежи // Материалы Международного конгресса «Социальная психология XXI столетия».

Ярославль, 2003. С. 72-74.

5. Гендерная психология как психология больших групп // Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С.Клециной. СПб., 2004. С.333-346.

6. Контент-анализ // Социальная психология: Практикум / Под ред.

Т.В.Фоломеевой. М., 2006. С. 131-163 (в соавт. с Н.Н.Богомоловой и Т.Г.Стефаненко).

7. Социально-психологический подход к анализу гендерных отношений // Новые в психологии: сборник статей молодых ученых факультета психологии Московского Университета / Отв. ред. М.А.Степанова. М., 2006. С. 143-153.

8. Содержание стереотипов маскулинности /феминности в средствах массовой коммуникации // Гендерные практики: описание, рефлексия, интерпретация. Материалы V Международной конференции молодых исследователей «Гендерные практики: традиции и инновации» (10-ноября 2005 года) / Отв. ред. Т.А.Мелешко, И.И.Юкина. – СПб., 2007.

С. 58-64.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»