WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В первом параграфе рассматриваются основные подходы к определению и разделению понятий «пол» и «гендер». Подчеркивается, что не только психология, но и биология признает сложный, комплексный характер пола человека [И.С.Кон, 1998; S.S.Turner, 1999]. Обосновывается важность социальных факторов, формирующих особенности мужчин и женщин в каждой отдельно взятой культуре [М.Мид, 2004]. Описана история возникновения и использования дефиниций понятия «гендер» [Дж.Батлер, 2000; С.Бем, 2004; О.А.Воронина, 1997; 2002; Э.Гидденс, 1999; И.С.Клецина, 2004; Дж.Лорбер, 2000; Г.Рубин, 2000; К.Уэст, Д.Зиммерман, 1997]. Особое внимание уделено необходимости разведения таких понятий, как «половая роль» и «гендер» [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 1998; 2001; Р.Хоф, 1999]. На основе общего определения социальной роли [Г.М.Андреева, 2006] предлагается понимание половой роли как нормативно одобренного образца поведения, ожидаемого от каждого представителя определенного пола, а гендера – как деятельности по созданию подобных образцов (для своего поведения и оценки других).

Кроме того, подчеркивается важность учета контекста культуры при построении гендерных исследований и критического осмысления методологии, переносимой на другую социальную реальность [З.Айзенстайн, 2004; Дж.Батлер, 1999; И.А.Жеребкина и др., 2000; М.Лильестрем, 2005;

С.А.Ушакин, 1998; Дж.Флекс, 1999].

Обоснована целесообразность рассмотрения гендера как социальной конструкции. В качестве определения гендера предложена дефиниция, разработанная И.С.Клециной, которая понимает его как «специфический набор культурных характеристик, которые определяют социальное поведение женщин и мужчин, их взаимоотношения между собой. Гендер, таким образом, относится не просто к женщинам или мужчинам, а к отношениям между ними, и к способу социального конструирования этих отношений, то есть к тому, как общество «выстраивает» эти отношения и взаимодействие полов в социуме» [И.С.Клецина, 2004, с. 71].

Второй параграф посвящен анализу истории развития гендерных исследований. Продемонстрировано, что основой гендерного подхода является феминизм как критическая философская концепция социокультурного развития. В целом, общая критика современной науки с позиций феминистских исследований совпадает с основными замечаниями в адрес американской и европейской науки со стороны других философских, методологических и социально-психологических концепций. Особое внимание уделено негативным последствиям таких особенностей классической научной парадигмы, как: 1) стремление к получению некого абсолютно истинного знания; 2) представление о возможности существования «нейтрального» языка; 3) отстраненность исследовательской позиции; 4) предубеждение против прикладных исследований [К.Герген, 1995; К.Гиллиган, 2000; Т.П.Емельянова, 2006; Л.А.Микешина, М.Ю.Опенков, 1997; Л.В.Попова, 1999; Д.Е.Смит, 2000; Б.Л.Уорф, 1999; Дж.Флекс, 1999;

Е.В.Якимова, 1999; Morawski, 1994]. Кратко описана история становления гендерных исследований и отдельно рассмотрена специфика их развития в России [Т.В.Барчунова, 2000; Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2002;

З.А.Хоткина, 2000; Е.Р.Ярская-Смирнова, 2001]. Проанализированы особенности такого явления, как «псевдогендерные исследования», которое характерно для современной отечественной науки [О.А.Воронина, 2002;

О.И.Ключко, 2007].

В третьем параграфе перечислены основные этапы изучения пола и гендера в психологии и социологии. Подробно рассмотрены ключевые направления исследований в психологии половых различий [Е.Ф.Иванова, 2001; И.С.Клецина, 2004; R.D.Ashmore, 1990; J.Sidanius et al., 1994].

Приведены причины возврата интереса к данной проблематике в наше время [Ш.Берн, 2001; K.Deaux, 1999]. Особое внимание уделено полоролевому подходу, разработанному в социологии Т.Парсонсом и Р.Бейлсом, и его критике с позиций гендерных исследований [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 1998; 2001; Е.Клецина, 2002]. Систематизированы ключевые моменты теории социального конструирования гендера, базирующиеся на идеях П.Бергера и Т.Лукмана, Г.Гарфинкеля, И.Гофмана [П.Бергер, Т.Лукман, 1995; Г.Гарфинкель, 2007; К.Герген, 1995; Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2001; К.Уэст, Д.Зиммерман, 1997; E.Goffman, 1977]. На основе работ этих авторов предложена концептуальная модель теории социального конструирования гендера, которая включает в себя следующие положения:

• Гендер конструируется на социальном и индивидуальном уровнях.

• Гендерные отношения пронизывают многие аспекты человеческого опыта – построение «внутреннего Я», семейной жизни, государства, экономики и т.п.

• Отнесение индивидов к той или иной категории по признаку пола является важным компонентом социально компетентного поведения и залогом успешного межличностного взаимодействия.

• Приписывание пола происходит согласно правилам создания гендера, принятым в данном обществе, и выражается в гендерном дисплее.

Глава 2 – «Проблема гендерных стереотипов в социальной психологии» – состоит из четырёх параграфов и представляет собой теоретическое исследование свойств, функций и содержания стереотипов маскулинности и феминности, в том числе, транслируемых средствами массовой коммуникации.

В первом параграфе обосновывается необходимость изучения конструирования гендера в средствах массовой коммуникации. Масс-медиа рассматриваются как институт социализации [Н.Н.Богомолова, 2002; 2008;

Г.Крайг, Д.Бокум, 2007; Д.Лемиш., 2007; Р.Харрис, 2003], и особо отмечена их роль в период вторичной гендерной социализации [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 1997; И.С.Клецина, 1998; D.Gauntlett, Электронный ресурс].

Проанализированы и соотнесены между собой основные концепты, с помощью которых происходит осмысление конструирования гендера в средствах массовой коммуникации: репрезентации, представления, стереотипы.

Второй параграф посвящен анализу гендерных стереотипов как особого вида социальных стереотипов. Разведены понятия «полоролевой стереотип» и «гендерный стереотип» как имеющие различную методологическую основу – полоролевую парадигму и теорию социального конструирования гендера, соответственно. Проанализированы содержательные и динамические свойства гендерных стереотипов (согласованность, схематичность, выраженная оценочная и ценностная окраска, устойчивость и ригидность), которые во многом совпадают с характеристиками социальных стереотипов [Ш.Берн, 2001; А.И.Донцов, Т.Г.Стефаненко, 2002; И.С.Клецина, 2004;

S.Beyer, 1999; K.Heimer, 1996], но, в то же время, имеют свою специфику [J.K.Swim, B.Campbell, 2001]. Особое внимание уделено социальнопсихологическим и социальным функциям стереотипизации, которые реализуются в гендерных стереотипах [С.Бем, 2004; Ш.Берн, 2001;

И.С.Клецина, 2004; Дж.Мани, П.Такер, 2001; А.Е.Чирикова, 2002; R.Vonk, M.Olde-Monnikhof, 1998].

В третьем параграфе гендерные стереотипы определяются как социально-конструируемые категории «маскулинность» и «феминность», которые «подтверждаются различным в зависимости от пола поведением, различным распределением мужчин и женщин внутри социальных ролей и статусов, и которые поддерживаются психологическими потребностями человека вести себя в социально одобряемой манере и ощущать свою целостность и непротиворечивость» [Т.Б.Рябова, Электронный ресурс].

Развивается идея о трех сторонах гендерных стереотипов, в основе которой лежат выделяемые И.С.Коном [2002] трактовки маскулинности. Описаны объективная составляющая («зерно истины») гендерных стереотипов;

обозначены направления анализа аскриптивного и нормативного компонентов, которым посвящен следующий, четвертый, параграф.

Четвертый параграф представляет собой теоретический анализ и систематизацию результатов 60 исследований гендерных стереотипов в российских средствах массовой коммуникации, которые были проведены отечественными и западными авторами. Опираясь на модель рассмотрения нормативных образцов для мужчин в позднесоветском дискурсе, которая была разработана Е.А.Здравомысловой и А.А.Темкиной [2002], и развивая логику этих авторов, выделены следующие виды стереотипов маскулинности и феминности, чаще всего встречающиеся в отечественных СМК:

«традиционная западная»; «традиционная русская»; «советская» и «новая».

«Традиционная западная маскулинность», в самом общем виде, подразумевает авторитет, агрессию, компетентность в технических вопросах и стремление подчинить женщин [G.Cavender et al. 1999], а также успешность, властность, независимость [S.Coltrane, M.Messineo, 2000].

Прототипами можно считать героев Э.Хэмингуэя, Э.-М.Ремарка, ковбоев из американских вестернов 1960-х гг. – это одиночки, которые борются с несправедливостью общественного устройства, защищают слабых, они независимы, благородны, уверенны в себе, живут в соответствии со своим кодексом чести [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2002].

Все эти характеристики находят свое выражение и во внешнем облике героев – чаще всего они молоды (но не юны), имеют «тяжелую» челюсть, богатую шевелюру (без каких- либо признаков облысения), хорошо развитые мускулы верхней части тела, в их пластике чувствуется угроза и уверенность – они всегда готовы к драке. В СМК данный образ сохраняется и для героев пожилого возраста - с добавлением морщин и седины, которые становятся маркерами богатого жизненного опыта.

Этот образ ярко выражен как в западных [Р.Харрис, 2003; L.Brown, 2000; T.L.Dietz, 1998], так и в российских масс-медиа [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2002а; С.Лапицкий, 2002; И.С.Мирошниченко, 2002].

«Традиционная западная феминность» определяется в контексте «западной маскулинности» и описывается как подчиненная ей. Чаще всего характеризуется через понятия зависимости, сексуальной привлекательности, материнства, социабельности [G.Cavender et al. 1999].

Прототипом этого образа является классическая американская домохозяйка 1950-х гг. Для нее главным является статус жены своего мужа и матери его детей. Её силы направлены на то, чтобы «добиться экономии средств, хорошо вести домашнее хозяйство, обеспечить лучшее будущее для своих детей» [Ж.Липовецкий, 2003, с. 310]. В середине ХХ века появляются новые обязанности домохозяйки – потребительское поведение, поддержание молодости и красоты, то есть женщина становится все более заинтересованной в своем внешнем виде [там же]. Красоте женщины в данном контексте придается огромное значение, она подчеркивает социальный статус мужчины.

В российских средствах массовой коммуникации «западная феминность» была особенно популярна в либеральном дискурсе 1970-х гг. и в начале 1990-х гг., когда развивалась идея «возвращения женщины в семью» [Н.И.Ажгихина, 1996; А.Яковлева, 1994].

«Традиционная русская маскулинность». Выделяют следующие положительные качества русского мужчины: способность противостоять лишениям судьбы, твердость, непритязательность в быту, великодушие, патриотизм, способность целиком отдаться работе или празднику, удаль, щедрость, терпение. Признаются и такие отрицательные черты, как буйный характер, жестокость, малодушие, нерешительность, бравирование грубой силой, бесшабашность, лень, любовь к спиртному [М.Ю.Тимофеев, 2002]. Он часто задавлен женщиной, но предпринимает попытки на время выйти из-под её опеки. Кроме того, также как и женщина, подчинен семье и бесправен перед лицом государства [А.С.Синельников, 1999].

Это сильный, крепкий, отличающийся выносливостью, не особенно следящий за внешностью человек.

Популярность данного образа в российских средствах массовой коммуникации растет, начиная с 1990-х гг. [Е.Гощило, Н.Ажгихина, 2002;

М.Ю.Тимофеев, 2002; О.Шабурова, 2002] «Традиционная русская феминность». Отличительными её характеристиками являются самоотверженность, самопожертвование, заботливость, милосердие, способность к сопереживанию страстей, к вживанию, к оказанию помощи [Т.Е.Ломова, 2002]. В первую очередь эти черты связаны с материнством - это сильная и доминирующая мать. Такая позиция женщины проявляется не только в детско-родительских отношениях, но и в супружеском, семейном взаимодействии, а также в гражданской позиции. Нередко русским женщинам приписывается особая мудрость [Н.Л.Пушкарева, 2001], героизм во имя мужчины и семьи [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2002]. Большое внимание уделяется православию как важной характеристике «русской феминности» [Т.М.Горичева, 1992]. К негативным чертам относят безропотность, импульсивность, перегруженность заботами [Т.Е.Ломова, 2002].

Прототипами можно считать жен декабристов и некрасовских героинь («есть женщины в русских селеньях»).

Внешние параметры, включаемые в данный стереотип, чаще всего соотносятся с красотой и дородностью.

Это представление о феминности распространено в отечественной системе образования [Г.И.Зверева, 1999; М.И.Либоракина, 1995; И.И.Юкина, 1996], но и СМК все чаще обращаются к нему в последнее время.

«Советская маскулинность» традиционно связана с авторитаризмом, неприкрытой брутальностью и установкой на покорение [Г.Слобин, 2002].

Прототипом чаще всего выступает образ мужчины предшествующего поколения - образ отца. Его жизненный путь - это путь солдата освободителя, строителя могучей советской державы, то есть Героя.

Самореализация для него возможна лишь «на службе Родине», понимаемой как безоговорочное и самоотверженное участие в реализации любых государственных проектов [И.Н.Тартаковская, 2000]. Психологические черты советского мужчины производны от его основной военно-защитной функции [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2002].

Внешность советского человека, как и его характер, являются продуктом властных ожиданий: формируются особые «тотальные тела» - их ценность и привлекательность зависят от классовой принадлежности [А.С.Синельников, 1999].

Безусловно, данный стереотип можно считать преобладающим для советских СМИ, в последнее время он пересматривается и наполняется все более и более отрицательными коннотациями [Е.А.Здравомыслова, А.А.Темкина, 2002; С.Ларсен, 2002; А.С.Синельников, 1997;

И.Н.Тартаковская, 2002].

«Советская феминность» рассматривается через ключевое понятие «работающая мать» [Н.И.Ажгихина, 2000]. Она ответственная, сильная, авторитарная, способна управлять другими, активно участвует в профессиональной и социальной жизни общества, имеет ярко выраженную гражданскую позицию [А.В.Кирилина, 2000]. Этот образ определялся государством, его задачами и нуждами в той же степени, что и «советская маскулинность».

Внешность «советской женщины» оценивается как асексуальная (например, «девушка с веслом»).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»