WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В дальнейшем, в XII-XIII вв. изобразительный материал продолжает демонстрировать сосуществование прямого и искривленного типов клинкового оружия. При этом прямой клинок сохраняется преимущественно в сфере боевого оружия, хотя встречается в руках аристократов.

Для периода с XIII в., то есть со времени вторжения в Иран монголов, основным источником информации становится миниатюрная живопись, точно отражающая реалии. Миниатюры демонстрируют не только разные типы длинноклинкового оружия, что уже отмечалось для более раннего времени, но и их одновременное функционирование в тронных церемониях. Кроме того, изобразительный материал позволяет выявить преобладание в иранской аристократической культуре кривого клинка, сабли, ко второй половине – концу XIV в. Совокупный анализ изобразительного материала, первых материальных памятников и данных письменных источников позволяет заключить, что в IX в. сабля была еще новым предметом холодного оружия для иранцев и, скорее всего, была маркером монаршего достоинства или принадлежности к царской семье. Со второй половины XIV в. сабля постепенно выходит за пределы ближайшего царского окружения, становясь социальным маркером аристократического сословия.

Стоит отметить, что помимо длинноклинкового оружия, на миниатюрах XIII и особенно XIV-XV вв. изображаются и кинжалы разных типов, а также секиры.

В XIV-XV вв. оружейные традиции иранцев продолжают преобладать в придворной культуре. На миниатюрах этого времени – все те же типы оружия, фигурирующие и в качестве личного оружия правителя, и как оружие его приближенных. Продолжает расширяться ареал распространения сабли, меч же, возможно, сохраняется как оружие пеших воинов и как этикетное оружие, наследуемое от предков. При этом, как повествуют письменные источники, к XV в. использование клинка в иранской этнокультурной традиции было сопряжено с исполнением воли Аллаха и демонстрировало рыцарские манеры его владельца, в чем видно соединение исламских представлений и традиционно иранских взглядов на культуру оружия, известную еще как минимум со времен Сасанидов.

С XV в. увеличивается число сохранившихся образцов холодного оружия, использовавшихся на Ближнем и Среднем Востоке. Среди клинков XV в. есть те, которые атрибутируются как иранские: это и сабли (некоторые из них приписываются даже Тимуру или представителям основанной им династии), и мечи, и кинжалы, хотя точно датировать предметы вооружения этого времени достаточно трудно. Особенно это касается экземпляров, на которых нет надписей – довольно частого приема декорирования предметов вооружения. Образцы с надписями можно датировать точнее, сопоставляя не только орнаментику, но и тексты с другими точно датированными материальными памятниками, а также сравнивая почерк с почерком, использовавшимся в рукописях.

В целом, судя по данным разных источников, к XVI в. основные традиции иранской оружейной культуры, с преобладанием клинкового оружия в качестве ритуально-церемониального, сохраняются и получают дальнейшее развитие в условиях, определенных исламом и новыми типами клинкового оружия.

В XVI в. в Иранской истории и культуре начался новый этап, связанный с формированием Сефевидского государства.

Иранскому оружию XVI – XIX вв. посвящена третья глава данного исследования, озаглавленная «Иранское оружие XVI - XIX вв.».

В 1501 г. представителями тюркской азербайджанской династии Сефевидов на территории Ирана было образовано новое государство. К концу XVI - началу XVII в. правящая династия достаточно «иранизировалась», и иранские культурные традиции стали снова доминировать в придворной культуре.

Клинковое оружие использовалось в обряде возведения на престол Сефевидские владыки. В процессе этой церемонии шаха опоясывали и жаловали ему клинок. Церемония опоясывания известна во многих ближневосточных культурах. В иранской культуре эта традиция бытует еще со времен скифов. Сохранилась она и в исламское время: со времени правления династии Сельджуков зафиксировано участие в этой церемонии двух клинков;

Тугрул-беку аббасидский халиф жаловал их наряду с двумя венцами, символизировавшими власть над Востоком и Западом. При этом два клинка тоже, как представляется, были знаками военного господства над Востоком и Западом. При возведении на престол Сефевидских шахов участвовали, вопервых, клинок, передававшийся от монарха к монарху, и, во-вторых, личный клинок коронующегося царя. Согласно письменным источником, одним из этих клинков была сабля, другим, возможно, был меч, символизировавший преемственность власти, восходящей к имаму Али. Для XIV и XV вв. участие двух клинков в тронных сценах зафиксировано в миниатюрной живописи. Эта традиция сохранилась вплоть до династии Каджаров.

Судя по данным письменных источников и миниатюрам, оружие, участвовавшее в официальных церемониях, было весьма пышно декорировано.

Примеры таких парадных клинков составляют большинство материальных памятников, сохраняющихся от периода XVI-XVIII вв. Немногочисленные памятники XVI в. декорированы весьма сдержанно, и только к рубежу XVIXVII в. декор становится особенно изысканным. Иногда клинки подписаны именем мастера. Одними из самых распространенных имен этого периода были легендарные Асад-Аллах Исфахани и Калб-Али. По мнению одних исследователей, это были отец и сын, работавшие в XVII в. при дворе иранского шаха Аббаса Великого, другие исследователи полагают, эти имена писали придворные мастера XVII в. и более позднего времени на высококлассных клинках как знаки качества, а простые оружейники этими, несомненно, известными «клеймами» просто украшали свое оружие. Последняя точка зрения представляется вполне убедительной во многом потому, что в письменных источниках, в первую очередь, персидских, не содержится никаких данных об оружейниках Ирана, тогда как в отношении столь выдающихся мастеров, каким должны были быть эти оружейники, это было бы едва ли возможно.

Во времена правления шаха Аббаса Великого (последняя четверть XVI- первая треть XVII в.) получили распространение не только обычные сабли с кривизной в нижней трети клинка, но и так называемые шамширы - особенно изысканные неширокие, но довольно толстые сабли с плавным изгибом со второй трети клинка, суженого к острию. Эти сабли стали характерны только для иранского клинкового оружия, которому подражали в сопредельных странах.

Кроме сабель в Иране сефевидского времени были распространены разного типа кинжалы: кард - кинжал, по форме напоминающий нож, который с XVI в. был распространен не только среди аристократов, но и среди нетитулованных особ; длинный кинжал с рукоятью в виде головы птицы (кинжал принцев); кинжал типа бебут - слегка изогнутый кинжал с рукоятью в виде латинской буквы «I». Он был социальным маркером аристократического сословия и военного чина.

Кинжал был еще и знаком мужского достоинства его владельца. В нем, как и в любом другом клинковом оружии, больше всего ценился собственно клинок. Как показывают материальные памятники, лучшие клинки в сефевидском Иране, изготавливались из высококлассной стали – булата, как индийского, так и персидского производства. В Иране лучший металл и клинки делали в Хорасане и столичном Исфахане.

Обладание знаниями в производстве булата для Ирана сефевидского времени было сопоставимо с обладанием своеобразными «высокими технологиями», что, в свою очередь, служило и служит знаком мощи и силы государства. Это значение булата стало осознаваться только во время правления династии Сефевидов, и булатные клинки сефевидские шахи начали посылать монархам других стран в качестве дипломатических даров. При этом в Иране высококлассные клинки изготавливались только для дворцовых нужд.

По данным письменных источников, боевое оружие Сефевидской армии было не очень высокого качества, по крайней мере, уступавшим турецкому.

Семиотический статус булата и изготовленного из него клинка как знака мощи государства осознавался и в дальнейшем, особенно при правлении династии Каджаров (конец XVIII в. – XIX вв.).

После крушения Сефевидского государства, в период междоусобиц и вторжений захватчиков, в Иране, конечно, функционировало большое количество боевого оружия, однако от него практически ничего не сохранилось. Из парадного оружия до настоящего времени дошли экземпляры, датирующиеся либо началом XVIII в., либо периодом правления династии Афшаров. Судя по письменным источникам, этнографический статус холодного и особенно клинкового оружия оставался высоким.

Оружие конца XVII-XVIII вв. исполнялось уже из не очень сложных по технике изготовления, а следовательно, и менее ценных сортов булата, что связано с экономическим упадком в Иране этого периода и с утратой большинства технологий. В Иране этого времени продолжали функционировать те же типы холодного оружия, хотя произошли и изменения, коснувшиеся, прежде всего, разных типов кинжалов, которые широко распространились в разных социальных слоях иранского общества.

С приходом к власти в Иране династии Каджаров, представители которой управляли страной весь XIX в., иранская придворная культура снова достигла большого размаха. Предметы вооружения, в первую очередь сабли, опять стали фигурировать в качестве подарков правящим династам иностранных государств и людям, угодным шаху. Кинжалы и сабли продолжали дополнять парадный костюм иранского владыки, при этом для каждого царского платья создавался отдельный набор вооружения из пояса, сабли, кинжала и иногда булавы.

Несмотря на широкое распространение огнестрельного оружия, которое иногда тоже дополняло костюмы шахов, сабли всегда оставались неотъемлемым атрибутом царского платья, а кинжал – платья почти каждого иранца. Сабля становится оружием кавалеристов и конных артиллеристов, а к рубежу XIX-XX вв. – всякого, чья жизнь и ремесло связаны с конем. Наряду с кинжалами и саблями фигурировали и прямые мечи, что вполне вписывается в выбранную Каджарами концепцию их наследования Сефевидам. Прямые мечи могли использоваться и в шиитских религиозных театральных представлениях.

Практически для любого оружия, особенно для парадного, был обязателен декор. В древний период клинки декорировали священным для иранцев золотом, таким образом подчеркивая их причастность к обрядоворитуальной сфере. Обкладки украшались либо изображениями животных, либо растительным и геометрическим орнаментом, характерным для предметов вооружения и во время правления династии Сасанидов. Практически все эти приемы остались актуальными и в исламское время. Декорировались не только оправы, но и собственно клинки, на которых мастера при помощи разных видов таушировки искусно создавали элементы декора, включавшие в это время надписи из коранического текста, отрывки из стихов персидских поэтов и магические квадраты. Все это, а также данные письменных и живописных источников, говорит о том, что с течением времени в иранской традиции клинковое оружие в полной мере стало элементом не только бытовой, но и обрядово-ритуальной сферы в рамках культуры ислама, для которой характерно почитание коранического текста и написанного или произнесенного слова.

В иранской традиции исламского периода с обрядово-ритуальной сферой связана культура суфиев. Этой культуре были причастны и предметы вооружения. Об этом свидетельствует характер их декоративного оформления, за которым просматриваются мистические смыслы.

Орнаментика на иранских клинках традиционно располагается в нижней части клинка, у самой рукояти. Особенно это стало заметно на клинках сефевидской эпохи: мастера этого времени наносили на булатный клинок текст или витиеватый узор, подчеркивавший, с одной стороны, мастерство исполнителя, а с другой, важность самого клинка и металла. Наносить на клинок коранические надписи мастера могли только в состоянии ритуальной чистоты. С XVII в. рукояти и ножны клинков стали украшать миниатюрной живописью, изображающей чаще всего райский сад, молодых юношей и девушек. Символика клинка и его семиотический статус усиливала цветовая гамма, возникавшая на оружии благодаря цветным камням, особенно распространившимся в каджарский период. Кроме того, согласно письменным источникам, драгоценные камни, жемчуг, горный хрусталь, агат, нефрит, кость и др. несли выраженную семантическую нагрузку: нефрит – камень победы;

жемчуг – один из ярчайших коранических образов, символ чистоты; шпинель, рубин – уста красавицы и т.д.

Суфийские братства действительно широко распространились в исламском мире, и в частности в Иране. Суфии несли военную службу, придавая ей значение религиозного служения, вовлекались и в политическую деятельность. Особенно ярко выраженным это стало в период правления Сефевидов, возводивших свой род к суфийскому шейху. Суфии участвовали в возведении на престол нового монарха, служили они и в сефевидской армии. В конце концов, суфизм стал ассоциироваться с военным искусством. В набор личных вещей суфиев входило оружие, использовавшееся, прежде всего, как церемониальное и защитное. Это кинжалы-карды и особенно так называемые табарзины – приседельные топоры. Самые ранние экземпляры таких топоров относятся ко временам Сефевидов и Афшаров, хотя, судя по изображениям, они были известны и в более раннее время. Как показал анализ, табарзинами назывались два разных типа топоров, которые использовались не только и, возможно, не столько в качестве боевого оружия, сколько в качестве церемониального. Изображения топоров-секир обоих типов есть на персидских миниатюрах, где они вложены, как показано в работе, в руки личных гвардейцев правящих монархов, а также суфиев, тоже непосредственно связанных с монаршими особами. Оружие на миниатюрах декорировано золочением, что свидетельствует о его ритуальном назначении. Сохранившиеся экземпляры таких топоров-секир также декорированы золочением, растительным и эпиграфическим орнаментом.

К XIX в. в среде суфиев возобладал один из типов топоров - с загнутыми к рукояти обоими концами клинка. Экземпляры таких секир сохранились в музейных коллекциях (например, в МАЭ РАН). Они продолжали использоваться как церемониальные, например, в ритуалах жертвоприношения.

Дервиши просили подаяние, положив секиру на плечо. О церемониальном характере этих секир говорят и приемы их декорирования - инкрустация стали драгоценными металлами (для указанного времени преимущественно серебром), а также растительный орнамент и цитаты из стихов персидских поэтов на клинке. В ритуальном дервишеском обиходе использовались еще мечи.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»