WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

- идентификационное ядро или элемент (ИЭ). При этом отмечено, что идентификационное ядро никогда не было стабильным, организованным (сужение и расширение «круга в круге» – характерный вид динамики идентификационного элемента) и является внутренне раздробленным на две части – активных и пассивных представителей оппозиции;

- оперативный элемент (ОЭ), представленный высококвалифицированными специалистами, не замыкающимися только на профессиональных интересах и являющихся примером и личностным воплощением интеллигентской субкультуры;

- периферийный или резервный элемент (РЭ), являющийся резервуаром интеллигенции, содержит потенциальных представителей двух основных элементов системы – идентификационного и оперативного.

Главная функция идентификационного ядра состояла в критической рефлексии социальных и политических реалий и разработке моделей модернизации российского общества. Главной функцией оперативного элемента являлась профессиональная деятельность, в рамках которой осуществлялись трансляционная, образовательная, познавательная функции, а также функция развития и сохранения культуры. Периферийный элемент представлял социальную среду, выступающую резервом пополнения двух основных элементов интеллигенции.

Показано, что процесс самоорганизации социальной системы есть последовательная смена двух этапов. На первом увеличивается разнообразие возможных режимов и свойств системы. Это дивергентный этап, он необходим для поиска новых возможностей существования. На втором – разнообразие свойств уменьшается, но система (или ее элементы) совершенствуется, т. е. наилучшим образом приспосабливается к данным условиям. Этому соответствуют конвергентные стадии эволюции и процессы адаптации. Эти два типа самоорганизации чередуются в развитии систем, и каждый из них подготавливает условия для другого.

Для изучения динамики интеллигенции как сложной социокультурной системы, были рассмотрены в контексте системного подхода несколько аспектов: цели, логика, структура, закономерности поведения, определены признаки и функции каждого элемента интеллигенции.

В третьем параграфе «Проблемы генезиса и идентификации отечественной интеллигенции» рассмотрены как взаимодополнимые различные варианты генезиса русской интеллигенции. Доказывается, что наиболее перспективная традиция отечественной культуры - начинать историю русской интеллигенции с возникновения разночинства в 40-е годы XIX века. Данная традиция в современной интерпретации позволяет наиболее точно определить генезис русской интеллигенции как динамической социокультурной системы, выявить сущностные признаки и сформулировать социальные и исторические функции и задачи. Опираясь на концепцию В. М. Петрова1, показано, что интеллигенция может появиться не на любом этапе развития общества (и притом не любого общества), а лишь на достаточно позднем этапе, когда интеллектуальный труд начинает играть заметную роль. Возникновение интеллигенции связано с развитой потребностью в специальной гуманитарной, социокультурной и общественной деятельности, достаточным развитием средств массовой коммуникации, что стало возможным лишь начиная с XIX века. Что касается таких конкретных «микромасштабных» условий, как совпадение с этапом роста аналитических тенденций и открытием границ, то они индивидуальны в разных странах. Так, в России последнее конкретное условие существовало еще с XVIII в. (прорубленное Петром I «окно в Европу»), тогда как рост аналитических тенденций с развитой потребностью в специальной гуманитарной и общественной деятельности на данном отрезке времени впервые реализовались лишь в 1850-1860-е В.М. Петров. Интеллигенция как инструмент социальной и культурной динамики. Опыт системноинформационного подхода. //Роль интеллигенции в формировании картины мира. Культурологические записки. Выпуск 4.- М., 1998. - С.235-264; В.М.Петров. Социокультурная динамика и функции интеллигенции.

//Русская интеллигенция. История и судьба. - М., 2000.- С.90-108.

годы; именно отсюда, по нашему мнению, и начинается отсчет существования русской интеллигенции как особой социокультурной системы.

Появление на данном отрезке времени в России массового разночинного сообщества, составившего периферийный элемент интеллигенции, позволяет проследить выявленные ранее особенности, характеризующие русскую интеллигенцию как систему: к середине XIX века в ней представлены все основные элементы.

В работе рассматривается проблема самоидентификации отечественной интеллигенции в рамках дихотомии «идентификация – отчуждение», с одной стороны, с властью (государством), с другой – с народом. Автор отмечает внутреннюю противоречивость самоидентификации российской интеллигенции, что определило понятийный дуализм, отраженный в русской общественной мысли.

Проанализировано, что самоидентификация интеллигенции через оппозиционное и революционно-радикальное движение, через протестные формы общественной жизни была обусловлена не только природой самой интеллигенции, но и характером государственной власти, не допускавшей неконтролируемых ею форм социально-политической деятельности. Однако отмечается, что реакция проявлялась зачастую не адекватно ситуации, отечественная интеллигенция в основной своей массе оставалась по своей сути оппозиционной независимо от всех социально-политических маневров и послаблений режима.

Отмечено, что на очередном дивергентном этапе функционирования российской интеллигенции проявляется симптоматика кризиса социальной идентичности, когда интенсифицируется процесс распада упорядоченной системы освоенных в процессе социализации смыслов и ценностей, утрачиваются традиционные структурные связи и, вместе с тем, выстраивается новый интеграционный механизм содержательных компонент идентификационного пространства. Причины этого процесса заключаются в неоднозначности и колебаниях привычных рамок самоидентификации интеллигенции, что происходит в результате трансформации ценностных ориентиров, в снижении роли авторитетов и устойчивых символов, выработанных отечественной интеллигенцией.

Во второй главе «Социальная динамика отечественной интеллигенции» раскрыт характер социальной динамики и модификация структуры интеллигенции в дореволюционный период, в советскую эпоху и в постсоветский период; исследована эффективность функционирования отечественной интеллигенции на конвергентных и дивергентных этапах социальной динамики.

Первый параграф «Идейно-политическая борьба как фактор динамики интеллигенции в XIX - начале XX веков» посвящен вопросам социальной динамики дореволюционной интеллигенции.

Исследовано, что начало функционирования интеллигенции как специфической социокультурной системы совпало с периодом постепенной модернизации России. В эпоху петровских преобразований было положено начало формированию оперативного элемента (ОЭ) русской интеллигенции и санкционирована государственная поддержка имеющимся представителям идентификационного ядра (ИЭ) системы. Особую направленность социального ориентирования интеллигенции придали результаты победы России в войне с Наполеоном, когда началось переосмысление крестьянского положения в стране и правовых основ российской власти. Результатом подобного переосмысления стало создание декабристских обществ и проведение восстания на Сенатской площади. Руководителей и участников декабристского движения следует отнести к ярким представителям идентификационного ядра интеллигенции. Идеи общественной пользы, народного блага, свободомыслия и свободолюбия, поднятые декабристами, будут развиваться далее идентификационным элементом системы. Формирование этих идей происходило неровно, скачками, то уводя в мир социальных утопий, что было характерно как для интеллигентского дискурса 30-х годов, так и отчасти для споров славянофилов и западников десятилетие спустя, то уклоняясь в критику западноевропейской общественнополитической жизни и буржуазных порядков. В этом, как раз, сказывался динамизм формирующейся системы, когда происходило наращивание идейнотеоретического потенциала, и одновременная апробация социальных идей сначала в кругу единомышленников, а затем, через доступные формы общественной деятельности в диалоге с властью. В поисках ответов на вопросы века происходило активное размежевание трех идейных направлений: радикального, либерального и консервативного.

Доказывается, что социокультурная система «интеллигенция» вступала в конвергентную стадию своего развития, когда признаки и системообразующие «элементы» совершенствовались, приобретали определенную устойчивость.

Это проявлялось как в комплексной направленности деятельности интеллигенции, выработке устойчивых идейно-теоретических концепций, так и способов их реализации. На конвергентной фазе развития происходило определение одного варианта из нескольких возможных, когда нельзя сказать заранее, какое из идейных направлений окажется лидирующим. Немаловажную роль в данном выборе играла внешняя среда. Исследовано, как интеллигенция останавливает свой выбор сначала на либеральном направлении своей деятельности, а затем, на дивергентном этапе, совпавшем с коротким периодом реформирования, на последовательно революционизирующемся радикальном. Во многом этому процессу способствовали такие факторы как непризнание социальной значимости интеллигенции, как со стороны властей, так и со стороны народа, воспринимавших интеллигенцию господствующим, даже противостоящим ему классом с другим языком, понятиями, культурой.

Отмечено, что уже в 40-е годы XIX века в идентификационном ядре интеллигенции наблюдается, а в 60-е годы уже явственно обнаруживается наличие «активной» и «пассивной» оппозиции. Пассивная оппозиция сосредотачивалась на научно-просветительской деятельности, организации научных сообществ, музеев, способов преодоления культурной отсталости народа. Жесткая позиция властей в отношении либерального общественного движения приводила к резкому радикализму активной оппозиции ИЭ интеллигенции и возникновению почвы для развития и укоренения социалистических идей. Проанализировано, что снятие сословных ограничений для поступления в высшие учебные заведения открыло доступ к высшему образованию с 60-х годов XIX века всех слоев общества, активизация этого процесса в следующие десятилетия привели к количественному перепроизводству образованных кадров. Разночинецнигилист – это, прежде всего, представитель периферийного элемента интеллигенции, в большинстве своем молодой человек, студент, который по своему материальному положению и по духовным потребностям ощущал свою несовместимость с традиционным укладом жизни, в отрицании которого вызревал нигилизм. В работе делается вывод, что представители идентификационного ядра не отторгают нигилистически настроенный периферийный элемент, но пытаются найти ему место в функционировании системы. Происходит внутренний процесс системной самоорганизации.

В работе акцентируется внимание на том, что, несмотря на всесословный характер интеллигенции, состав представителей идентификационного ядра как пассивной, так и активной оппозиции был в значительной степени дворянским.

Среди представителей оперативного элемента процент выходцев из дворян был не менее значительным. То, что образованная часть дворянства не слилась с властью, а составила ей политическую оппозицию и вышла за рамки сословных приоритетов в интересах всего общества, безусловный феномен русской отечественной культуры. В исследовании показано, что отсутствие идейнополитического единства внутри идентификационного элемента стало одной из причин отсутствия конструктивных действий интеллигенции в реформационных процессах XIX – начала XX века и создало предпосылки для социальной инициативы наиболее радикально настроенной части, особенно периферийного элемента.

Во втором параграфе «Социокультурная динамика интеллигенции в советский период» проанализирован комплекс проблем, связанных со сложностью выбора интеллигенции в условиях жесткого партийно-государственного контроля. Отмечено, что в условиях нового дивергентного периода на фоне революционных пертурбаций резко возросла вариабельность системы. Под воздействием идеологического принуждения сущностные черты интеллигенции были подвергнуты дифференцированию и альтернативной вариабельности.

Часть представителей интеллигенции приветствовала установление советской власти, некоторые принимали непосредственное участие в революционных событиях и определили свой выбор как сотрудничество с советской властью. Эта часть оформлялась в группу «идеологов-фундаменталистов», оплот и основу партийной и государственной власти, пропагандирующую официальные идеи и новые советские ценности, становилась инициаторами и авторами «социального заказа». Многочисленной оказалась группа старой интеллигенции (представители оперативного элемента и часть пассивной оппозиции ИЭ), занявшая позицию невмешательства в политику. Основная часть интеллигенции (прежде всего, представители идентификационного ядра, как пассивной оппозиции, так и активной, не примкнувшей к стану «революционной партии», часть оперативного элемента) открыто осудила октябрьскую революцию. Этой части было присуще игнорирование политической конъюнктуры, готовность идти на определенные трудности ради идеи или любимого дела; некоторые ее представители были вынуждены эмигрировать, многие оставшиеся в стране были репрессированы.

В работе указывается, что перенесение в сферу культуры форм и методов классовой борьбы стало началом «подпольного» и «распыленного», почти фантомного существования старой русской интеллигенции. Для интеллигенции, оставшейся в стране, реализация системных признаков могла осуществиться для идентификационного ядра – в параллельной, «катакомбной» деятельности (работа в «ящик»), сохраняя в интеллектуальном пространстве традиционную для России систему ценностей и историческую картину и порою ценой собственной жизни передавая ее потомкам; для оперативного элемента в продолжении своей профессиональной деятельности, по возможности удаленной от официальных программ.

Делается вывод, что в советский период отечественной истории в результате почти полного уничтожения старого идентификационного ядра и в соответствии с задачами модернизации была сформирована интеллигенция как социальная группа, центральным и самым многочисленным элементом структуры которой стал трансформировавшийся оперативный элемент. Его основная функция состояла в осуществлении главных задач государства, а именно – создании индустриального производства, повышении обороноспособности страны, развитии образования и науки, а также идейно-воспитательной и идеологической работе. В результате в условиях тоталитарного режима интеллигенция утратила культуру интеллектуальной и нравственной рефлексии, которая сохранялась только фрагментарно – у представителей разных слоев интеллигенции советского периода.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.