WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Во втором параграфе автор обращается к понятию иска и права на иск в российском гражданском процессуальном праве.

В первом пункте анализируется понятие иска в российском гражданском процессуальном праве. В дореволюционном российском гражданском процессуальном праве термин «иск» определялся как требование истца к суду. Материальная сторона иска, как правило, не выделялась, а если и выделялась, то косвенно, в рамках учения о праве на иск (В.М.

Гордон, Т.М. Яблочков, И.Е. Энгельман, Е.В. Васьковский). Вместе с тем, Е.В. Васьковский указывал, что иск одновременно изучается в гражданском праве, представляя собой требование, основанное на гражданском праве и допускающее принудительное осуществление при помощи суда.

В советское время интерес к понятию иска возрос. Большинство авторов высказалось в той или иной степени в пользу существования в науке права иска в материальном смысле (или материальной стороны иска). Некоторые процессуалисты видели его только в качестве основания иска о присуждении (М.А. Гурвич), другие считали, что всякий иск в процессуальном понимании опирается на иск в материальном смысле (А.Ф. Клейнман, А.А. Добровольский, И.А. Жеруолис, Д.М. Чечот). При этом также единодушным является мнение, что иск в процессуальном смысле адресован суду, в материальном – ответчику.

Исключительно как к институту процессуального права к иску подходят К.С. Юдельсон и Г.Л. Осокина.

Во втором пункте анализируется понятие права на иск в российском гражданском процессуальном праве. Применительно к вопросу о праве на иск русская дореволюционная литература также развивалась по направлению учений об абстрактном и конкретном пра вах на иск и их критике. Сторонниками абстрактного права на иск выступили В.М. Гордон и А.Х. Гольмстен; конкретное право на иск поддержал Т.М. Яблочков.

Следует, однако, заметить, что взгляды В.М. Гордона и А.Х. Гольмстена отличались определенным своеобразием. Оба этих процессуалиста рассматривали право на иск не как общее правомочие, не как общую правоспособность лица, а как способность предъявить иск по конкретному спору.

Е.В. Васьковский подверг критике обе теории и высказался в пользу отказа от понятия права на иск как непродуктивного.

В советское время в пользу научной ценности понятия права на иск вновь высказался В.М. Гордон. Его поддержал Н.Б. Зейдер. Б.В. Попов возвратился к учению о праве на иск как притязанию на благоприятное судебное решение.

М.А. Гурвич выделил право на иск в процессуальном (право на предъявление иска) и право на иск в материальном смыслах. Под правом на предъявление иска М.А. Гурвич подразумевал право возбудить и поддерживать судебное рассмотрение данного конкретного спора с целью его разрешения. Право на предъявление иска М.А. Гурвич считал проявлением общей процессуальной правоспособности лица, ее конкретизацией в отношении каждого данного дела. Правом на иск в материальном смысле М.А. Гурвич называл гражданское субъективное право в том состоянии, в котором оно способно к принудительному в отношении обязанного лица осуществлению. Способность права приходить в это состояние присуща всякому гражданскому субъективному праву.

Согласно В.П. Чапурскому, двойственному значению понятия «иск» в процессуальном и материальном смыслах соответствует двоякое значение понятия «право на иск».

А.Ф. Клейнман исходил из существования права на иск в процессуальном смысле, как права обращения к суду, как права на предъявление иска и в материально-правовом смысле, как права на удовлетворение исковых требований А.А. Добровольский пришел к выводу, что существует только общее понятие «право на иск», применимое ко всем видам иска и состоящее в правомочии на принудительное осуществление нарушенного или оспоренного субъективного права с соблюдением определенных процессуальных гарантий как для истца, так и для ответчика.

Сторонником понимания права на иск только как права на предъявление иска выступал К.С. Юдельсон. Такое решение проблемы им является следствием его отношения к иску как к исключительно процессуальному институту.

Автор исследует также воззрения И.М. Пятилетова, Г.Л. Осокиной, С.А. Ивановой, А.А. Ференц-Сороцкого и других отечественных процессуалистов.

Вторая глава диссертации посвящена классификации исков в гражданском процессуальном праве России и Германии.

Автор указывает, что учение о видах исков в гражданском процессуальном праве имеет как теоретическое, так и практическое значение.

При рассмотрении вопроса о видах исков диссертант придерживается их процессуальной классификации. Используемое часто деление исков по материально-правовому признаку (иски вещные, личные и смешанные, петиторные, поссессорные и т.д.) представляется излишним, ибо критерий в этом случае заимствуется из гражданского права, где и должна проводиться такая классификация.

В первом параграфе автор дает классификацию исков в германском гражданском процессуальном праве.

В первом пункте рассматривается классификация исков применительно к римскому праву, казуистичность которого в полной мере отразилась и на классификации исков. Системообразующим здесь вновь выступает понятие «actio» как процессуальной формы выражения материального права, и в зависимости от вида защищаемого «actio» материального права производилось и основное подразделение исков.

Другим важнейшим подразделением исков на виды автор называет их деление на вещные и личные, которое являлось в римском праве основополагающим. Упоминаются actiones in factum, формулы которых создавались претором ad hoc в случае, когда притязание истца не имело исковой защиты. По мнению автора, представляет интерес также деление исков на иски, опирающиеся только на эдикт претора (иски, сформулированные по факту: actiones in factum conceptae), и иски, основывающиеся на ius civile (иски, сформулированные по праву: actiones in ius conceptae).

Автор исследует основание классификации исков в когниционном и постклассическом процессах.

Что касается процессуальной классификации исков, то в римском праве, по убеждению автора, можно видеть только фактический материал, позволяющий квалифицировать тот или иной иск в соответствии с вышеназванным критерием.

Во втором пункте автор переходит к классификации исков в гражданском процессуальном праве Германии. Автор пишет, что в немецкой науке гражданского процессуального права в настоящее время общепринятым является деление исков на три вида: иски об исполнении или о присуждении, иски об установлении и иски о преобразовании.

Основанием для такого трехчленного подразделения считается форма правовой защиты, которая истребуется в иске и предоставляется в судебном решении.

Автор указывает, что иски о присуждении служат принудительному судебному осуществлению материальных правопритязаний, являются их процессуальной формой. В основе исков об исполнении или присуждении германского гражданского процесса лежит гражданско-правовое притязание. Среди названных исков выделяются следующие: собст венно иски об исполнении (т.е. об исполнении требования, уже подлежащего исполнению), иски о воздержании, иски об обеспечении и иски о будущем исполнении (т.е. об исполнении требования, подлежащего исполнению в будущем).

Сущность исков об исполнении состоит в том, что кредитор подает иск об удовлетворении, а должник присуждается к личному удовлетворению кредитора.

Иски о воздержании направлены на присуждение ответчика к исполнению обязанности, состоящей в воздержании от определенных действий. К искам о воздержании относится и предупредительный иск о воздержании, служащий целям предупреждения нарушения права истца в случае, если ответчик своим поведением дает основания полагать, что подобное нарушение может иметь место. Разновидностью исков о воздержании являются иски о претерпевании, в которых заявляется обязанность ответчика претерпевать принудительное исполнение.

Особым видом исков о присуждении являются иски о будущем исполнении (подача иска, в котором содержится требование присудить ответчика к исполнению в случае, если он в будущем может уклониться от добровольного исполнения своей обязанности).

В связи с иском о присуждении автор рассматривает связанные с ним процессуальные предпосылки: это возможность превращения материального притязания в процессуальное и интерес в правовой защите.

Из законодательного определения установительного иска (§ 256 ГПК Германии) вытекает, что имеются два вида этих исков: об установлении существования правоотношения или подлинности документа (позитивный или положительный) и об установлении отсутствия правоотношения или подложности документа (негативный или отрицательный). Объект установительных исков образуют исключительно правоотношения (права и обязанности), существующие не только между истцом и ответчиком, но и между истцом или ответчиком и третьим лицом либо даже между третьими лицами, если они затрагивают правовое положение истца. Изъятием из этого правила является возможность признания судом подлинности документа, что представляет собой установление факта. Недопустимы и иски по чисто правовым вопросам, которые разрешаются самими нормативными правовыми актами.

Установление существования притязаний играет большую роль в процессах о возмещении вреда относительно еще не наступившего окончательного ущерба, например, вследствие дорожно-транспортного происшествия, поскольку притязание на возмещение уже существует, но только «в принципе».

Как и в исках о присуждении, предпосылкой вынесения решения по существу при установительных исках в германском гражданском процессе является потребность истца в правовой защите. Однако здесь должен быть представлен особый правовой интерес, не обусловленный фактом подачи иска. По распространенному воззрению потребность в правовой защите должна вытекать из поведения ответчика: он должен объективно вредно воздействовать на правовое положение истца, т.е. нарушать его или подвергать опасности, вызывать неопределенность.

В рамках исследования исков об установлении автор останавливается на проблеме соотношения исков об установлении и присуждении и делает вывод, что после первого возможна подача второго, но не наоборот.

Сущность исков о преобразовании состоит в том, что они преобразуют (создают, изменяют или прекращают) существующее правовое положение, в чем их принципиальное отличие от исков о присуждении и установлении, которые лишь в судебном порядке закрепляют имеющееся положение вещей.

Диссертант соглашается с идеей Л. Розенберга назвать эти иски «конститутивными» в отличие от «декларативных» исков об исполнении и установлении.

По поводу основания исков о преобразовании в немецкой литературе имеются две точки зрения: согласно первой, к которой присоединяется автор, основанием этих исков являются права на преобразование, которые ослаблены до прав на иск о преобразовании (Л. Розенберг, К.Х. Шваб, П. Готтвальд, Р. Брунс, А. Никиш, Э. Бёттихер, Д. Медикус, Х.

Брокс), согласно второй в качестве этого основания выступает публичное право на иск о преобразовании, подобие притязания на правовую защиту (П. Шлоссер, Г. Дёлле, А. Бломайер).

Автор выделяет два подвида исков о преобразовании. Первый – иски, направленные на вынесение судебного решения, изменяющего правоотношения с момента вступления его в законную силу (расторжение брака); второй – иски, направленные на вынесения судебного решения, связывающего свое действие с так называемым «внепроцессуальным составом», на основании и с момента возникновения которого преобразуется правоотношение (отмена брака).

Что касается правового интереса как процессуальной предпосылки, то здесь действуют те же правила, что и в случае с исками об исполнении.

Во втором параграфе автор дает классификацию исков в гражданском процессуальном праве России.

Диссертант указывает, что в гражданском процессуальном праве России преобладает выделение в рамках процессуальной классификаций исков трех видов исков: о присуждении, признании и преобразовании. Автор присоединяется к сторонникам этого подхода.

Трактовка исков о присуждении на протяжении десятилетий остается неизменной.

Так, уже Е.В. Васьковский определял исполнительные иски как процессуальную форму притязаний гражданского права (исков в материальном смысле).

В дальнейшем советские процессуалисты также видели в исках о присуждении процессуальную форму материально-правового требования истца к ответчику (В.П. Чапурский) или обязывания ответчика совершить что-либо в пользу истца (А.А. Добровольский).

Согласно Г.Л. Осокиной, иски о присуждении всегда направлены на понуждение ответчика к совершению определенных действий либо воздержанию от них в пользу истца. Автор соглашается с определением иска о присуждении, сформулированным М.А. Гурвичем: это иск, направленный на принудительное исполнение подтвержденного судом права истца и обязанности ответчика, и тем самым подтвержденного судом правоотношения между сторонами в его зрелом, т.е. пригодном к принудительному осуществлению состоянии.

Иски о присуждении подразделяются на положительные (присуждение к действию:

передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.) и отрицательные (присуждение к бездействию).

Разновидностью иска о присуждении выступает негаторный иск, который справедливо связывается с уже осуществленным конкретным нарушением права истца как его необходимой предпосылкой.

В отличие от исполнительных исков иски о признании не направлены на принудительное судебное осуществление гражданско-правовых притязаний истца к ответчику, но служат лишь целям установления существования (отсутствия) правоотношения между сторонами. Иными словами, цель этих исков – устранить неопределенность правовой сферы истца.

При этом в дореволюционной процессуальной литературе высказывалось верное мнение о том, что иск об установлении притязания может быть подан только тогда, когда нет (еще) возможности предъявления иска о принудительном осуществлении этого притязания. Указанная взаимосвязь исков об исполнении и установлении проявлялась также в том, что целью иска о признании называлось обеспечение истца против будущего спора о присуждении.

Диссертант поддерживает определение данного вида иска, принадлежащее М.А. Гурвичу: иском о признании (или установительным иском) является обращенное к суду требование о вынесении решения о судебном подтверждении (признании) существования или отсутствия определенного спорного права, обязанности, правоотношения в целом.

Автор рассматривает также взгляды А.А. Добровольского, С.А. Ивановой, К.С. Юдельсона, Д.И. Белиловского и др., касающиеся иска о признании, и критикует их за попытки подведения иска о признании под модель иска об исполнении.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.