WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

1. Правом на иск в гражданском процессуальном праве России является право заинтересованного лица на предъявление иска и рассмотрение его судом согласно закону с вынесением законного и обоснованного решения. Следовательно, право на иск принадлежит каждому правоспособному лицу и не обусловлено какими-либо предпосылками, рассмотрение которых возможно вне общего порядка состязательного судопроизводства. Такое понимание права на иск господствует в настоящее время в гражданском процессуальном праве Германии.

Определение права на обращение в суд, содержащееся в ст.3 ГПК РФ, не охватывает случаи с преобразовательными исками, когда в процессе не оспаривается существование самого преобразовательного полномочия (или права на предъявление преобразовательного иска), но лишь возможность его осуществления. Кроме того, даже и эта возможность может не ставиться под сомнение, как, например, в случае с расторжением брака по взаимному согласию супругов при наличии детей.

2. Сравнение исторического развития и современного состояния гражданского процессуального права России и Германии показывает, что концепция права на иск в материальном смысле как права на удовлетворение иска представляет собой в значительной мере плод политико-правовых взглядов, согласно которым суд устанавливает в процессе объективную истину. Отказ от этого принципа в пользу принципа состязательности, произошедший в 1995 г. в ГПК РСФСР 1964 г. и воспринятый ГПК РФ, ведет к необходимости отказа в рамках российского гражданского процесса и от понятия права на иск в материальном смысле.

С точки зрения воздействия на характер судопроизводства это означает: во-первых, закрепление за судом функций по руководству и направлению процесса, содействию сторонам в сборе доказательств; во-вторых, возложение на стороны в полном объеме обязанностей по доказыванию и сбору доказательств; в-третьих, признание за сторонами права на неправду; в-четвертых, вынесение судебного решения только на основании представленных сторонами в процессе требований, обстоятельств дела и доказательств.

3. В диссертации автором отстаивается процессуальная классификация исков, состоящая в подразделении исков на иски о присуждении, установлении и преобразовании.

Эта классификация имеет большое практическое значение, выражающееся в выявлении цели процесса (предоставляемого вида правовой защиты), объективных границ законной силы судебного решения, соотношения исков о присуждении и установлении. Правильное определение указанных обстоятельств способствует оптимизации судебной деятельности и исключению ведения процесса по одному и тому же иску.

Вместе с тем, соотношение исков о присуждении и установлении основывается на принципе того, что предъявление иска об установлении существования притязания не препятствует предъявлению иска о присуждении к исполнению этого притязания. Поэтому нельзя одобрить разработанную Судом Европейских сообществ с целью концентрации судебной деятельности теорию ключевого пункта, согласно которой иски о том же притяза нии охватывают все требования о правовой защите, которые по сути затрагивают тот же спор о тех же правовых последствиях, проистекающих из тех же (широко понятых) обстоятельств дела. Так, если истец просит от суда признания отсутствия правоотношения, то ответчик невправе предъявить в суд общей юрисдикции другого государства иск об исполнении притязания, проистекающего из указанного правоотношения. И наоборот: иск об исполнении притязания исключает предъявление иска о признании недействительности обосновывающего его правоотношения.

4. Автор поддерживает существование в гражданском процессуальном праве России исков о претерпевании как подвида исков о присуждении. Примерами этих исков являются иски, предъявляемые на основании ст.350 ГК РФ и ст.56 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» для продажи заложенного имущества с публичных торгов. Специфика исков о претерпевании состоит в том, что помимо бездействия ответчика истец имеет еще потребность в определенном позитивном действии, осуществляемом третьим лицом, в частности, судебным исполнителем.

5. Автором обоснована необходимость выделения особой разновидности исков о присуждении – исков о присуждении к бездействию. Автор считает целесообразным использование в гражданском процессуальном праве России разработанной немецкой судебной практикой теории сути иска, согласно которой законной силой судебного решения охватываются все действия, которые по сути согласовываются с запрещенными и содержатся в границах судебного решения, устанавливаемых при его толковании.

Подвидом исков о присуждении к бездействию являются предупредительные (превентивные) иски, направленные на предотвращение обоснованно ожидаемого будущего нарушения. Распространение деятельности, связанной с использованием источников повышенной опасности, массового жилищного строительства без надлежащей разрешительной документации делает превентивные иски одним из эффективных способов защиты физическими и юридическими лицами своих прав.

6. Автор пришел к выводу, что судебное решение по иску о преобразовании обладает помимо законной силы, действующей между сторонами и лицами, к ним приравненными, конститутивным эффектом, имеющим действие в отношении всех. Практически это означает, что лицо, не согласное с принятым судебным решением, может оспорить только само это решение, но не его материальную основу. Например, если оспоримая сделка признана недействительной, то никто уже не вправе вновь требовать ее повторного признания недействительной или наоборот установления ее действительности, хотя бы это лицо не затрагивалось законной силой судебного решения. Такое лицо вправе лишь оспаривать само решение суда. Вместе с тем, необходим отдельный процессуальный механизм, позво ляющий заинтересованным лицам оспаривать в представленных случаях судебные решения в суде первой инстанции.

7. Автор предлагает считать единственным элементом иска исковое требование, для толкования которого привлекаются обосновывающие его обстоятельства дела. Такая трактовка принуждает истца в рамках одного процесса представлять все известные ему обстоятельства дела, на которые опирается исковое требование. Широкое распространение в России процессов о признании недействительности сделок обусловлено, в частности, тем, что истец имеет полное право привлекать для подтверждения своего требования различные известные ему фактические данные, не представленные им в предыдущем процессе.

8. Роль предпосылок права на иск и условий его осуществления состоит в решении вопроса о возможности рассмотрения иска по существу. Такое отношение к указанным предпосылкам как предпосылкам процессуальным означает, что процессуальные правоотношения считаются возникшими в любом случае с момента предъявления иска независимо от того, признает ли впоследствии суд указанные предпосылки наличествующими или отсутствующими.

Поэтому представляется целесообразным исключить из ГПК РФ основания для отказа в принятии и основания возврата искового заявления (статьи 134 и 135), являющиеся, по сути, предпосылками признания судом за истцом права на обращение в суд, и воспользоваться опытом регулирования этого вопроса, содержащимся в ст.129 АПК РФ 2002 г., согласно которой только неподсудность дела данному арбитражному суду и несоблюдение порядка подачи искового заявления являются основаниями возвращения искового заявления.

В таком случае применение оснований, указанных в статьях 134 и 135 ГПК РФ, будет ограничено только стадией непосредственного судебного разбирательства дела в рамках состязательного судопроизводства, а, значит, названные основания будут применяться лишь как основания прекращения производства по делу и оставления искового заявлении без рассмотрения.

Указанная процессуальная роль предпосылок права на иск и условий его осуществления ведет к необходимости введения для этих обстоятельств наименования, более точно отражающего их суть. Таким наименованием может стать понятие процессуальных предпосылок.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования выводов диссертанта, касающихся теории иска в российском гражданском процессуальном праве, российскими судебными органами и иными участниками гражданского судопроизводства. Выводы диссертанта могут быть использованы законотворческими органами в целях совершенствования действующего законодательства РФ. Кроме того, проведенное исследование может быть использовано при подготовке отечественных специалистов в области российского и международного гражданского процесса. Исследование может представить интерес для физических и юридических лиц, а также органов государственной власти и местного самоуправления, деятельность которых связана с использованием гражданского процессуального законодательства ФРГ.

Апробация и внедрение результатов работы.

Работа выполнена на кафедре гражданского и трудового права Российского Университета дружбы народов. Основные положения диссертации изложены в ряде научных публикаций, отражены в выступлениях на конференциях, посвященных проблемам гражданского процессуального права.

Структура и содержание работы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, подразделенных на параграфы и пункты, и библиографического списка использованной при написании диссертации литературы.

Содержание работы. Во введении автором обосновываются актуальность, научная и практическая значимость темы исследования, определяются объект, предмет, цели и задачи, а также методологическая и теоретическая основы диссертационного исследования.

Первая глава диссертации посвящена исследованию понятия иска и понятия права на иск в гражданском процессуальном праве России и Германии, значение исследования которых состоит в том, что с их помощью определяется доступность судебной защиты прав.

Автор исходит из того, что иск и право на иск являются исключительно процессуальными институтами, как таковыми не имеющими основы в материальном праве. Это означает, что каждое лицо может юридически эффективно обратиться в суд с заявлением о защите своего права. Поэтому является оправданным, когда право на иск не обусловливается какимилибо предпосылками, по рассмотрении которых суд выносит решение о наличии у конкретного лица такого права.

В первом параграфе автор исследует понятие иска и права на иск в германском гражданском процессуальном праве.

В первом пункте анализируется понятие иска и права на иск в римском праве. Автор делает вывод, что понятие «иска» (actio), представлявшего собой единство материального и процессуального элементов, являлось основой системы римского права. Та же категория «иска» определяла и понятие права на иск, которое, вместе с тем, существенно зависело от особенности классического римского гражданского процесса, состоявшей в делении его на две стадии: in iure и in iudicio. На первом этапе решался вопрос допустимости иска, заключавшийся, в частности, в отыскании для материально-правового притязания истца соответ ствующей акционной (исковой) формы. На второй стадии иск рассматривался по существу.

Во втором пункте исследуется понятие иска в гражданском процессуальном праве Германии. Автор указывает, что понятие иска в целом всегда находилось под воздействием учения о праве на иск и достаточно редко рассматривалось как самостоятельное процессуальное явление. Иск является элементом процесса и издавна означает требование судебной защиты против неправа (Ю.В. Планк). Диссертант присоединяется к мнению немецких процессуалистов, называющих иском обращенное к суду требование заинтересованного лица (истца) о предоставлении ему правовой защиты посредством судебного решения.

В третьем пункте рассматривается учение о праве на иск в гражданском процессуальном праве Германии. По мнению автора, указанное учение прошло четыре этапа: 1) материального права на иск, 2) абстрактного права на иск, 3) притязания на правовую защиту, 4) притязания на правосудие.

Понимание права на иск как материального господствовало в немецком процессуальном праве в период, непосредственно предшествующий принятию ГПК Германии. Оно, в частности, связано с именами таких крупнейших немецких пандектистов как Ф.К. Савиньи, Г.Ф. Пухта, К. Арндтс и др. Согласно указанной точке зрения, право на иск есть полномочие, вытекающее из материального права и входящее в его систему, следовательно, не обладающее элементом публичности.

Авторами теории абстрактного права на иск являются Г. Дегенкольб и А. Плош. Они разработали идею о том, что возможность подачи иска не обусловливается наличием у истца некоего материального права или какими бы то ни было иными предпосылками, иными словами, что может быть подан и необоснованный иск.

Теория абстрактного права на иск, в целом, нашла поддержку среди германских процессуалистов. Однако было отмечено, что это право является, скорее, не правом, а способностью к действию, которая предоставлена правопорядком обобщенно каждому.

Попытка преодолеть образованный концепцией абстрактного права на иск разрыв между материальным правом и процессом была предпринята А. Вахом, разработавшим учение о притязании на правовую защиту. От теории материального права на иск данная концепция отличалась тем, что в ней указанное притязание считалось направленным не против ответчика, но против государства; различие же между нею и теорией абстрактного права на иск заключалось в том, что это притязание состояло в требовании благоприятного судебного решения, т.е. оно возникало до и вне зависимости от процесса и принадлежало, следовательно, лишь действительно управомоченному лицу. Последователь А. Ваха К.

Хелльвиг конкретизировал его концепцию.

Однако в теории А. Ваха и его последователей уже в начале двадцатого века было замечено много внутренних противоречий и несоответствий действующему праву, в результате чего его признанная «плодотворной ошибкой» теория была отвергнута.

Вместе с тем, в шестидесятые годы прошлого века учение о притязании на правовую защиту вновь обрело своих апологетов. В его пользу высказались А. Бломайер, Р. Поле, Г.

Дёлле, П. Шлоссер.

В современной науке и практике гражданского процессуального права Германии господствует разработанное Л. Розенбергом понимание права на иск как притязания на правосудие, состоящее не только в праве обращаться в суд с ходатайствами о предоставлении судебной защиты, но, прежде всего в праве на то, чтобы поданное исковое требование было надлежащем образом рассмотрено и по нему было вынесено справедливое решение.

Притязание на правосудие не обусловлено какими-либо предпосылками и является результатом признания современной юридической наукой прав человека в качестве полноценных субъективных прав.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.