WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

Образ Японии в представлениях советского руководства играл значительную роль в выработке как внешне, так внутриполитического курса страны. Образ Страны восходящего солнца для лидеров государства был Козлова Н.Н. Горизонты повседневности советской эпохи. М., 1996. С. 87.

средством самоидентификации, демонстрации растущей военной силы СССР перед капиталистическими странами. Образ Японии способствовал советскому руководству легитимизировать себя в народном сознании, он был одним из средств социальной мобилизации населения для решения поставленных властью задач.

Образ Японии в сознании политического руководства формировался под воздействием различных информационных каналов (ОГПУ-НКВД, ВОКС, ТАСС, научная и художественная литература). Однако доминирующую роль в создании внешнеполитических представлений играли И.В. Сталин и его ближайшие соратники. В дальнейшем сформировавшиеся представления руководства при помощи различных каналов пропаганды ретранслировались в массовое сознание.

Автор показывает, что тот образ, который транслировался в массы, не всегда соответствовал взглядам политических лидеров.

Среди военной элиты не было однозначной оценки военного потенциала, тактики и стратегии Японии. Её представления о Стране восходящего солнца зависели от совокупности факторов, в том числе от профессионального опыта, степени владения объективной информацией. Военная элита, за редкими исключениями, оценивала японскую армию только с узкопрофессиональной точки зрения, однако для понимания японских стратегии и тактики важно было знание и понимание всех аспектов жизни Японии, включая традиции, культуру, менталитет японцев.

Образ Японии в представлениях советской интеллигенции был многокомпонентным и включал в себя и научные, и «обыденные» знания; картина мира была сложной, так как реальность и фикция сливались воедино. У одних представления основывались на практическом опыте, полученном в результате непосредственного знакомства с Японией, на основе анализа научной литературы, у других - главным источником информации была советская пропаганда, у третьих - и зарубежная пресса, радио. Специфика положения советской интеллигенции заключалось в том, что, с одной стороны, она формировала образ Японии, с другой – сама являлась его «потребителем», следовала идеологическим установкам и была подвержена влиянию общих настроений. 1930-е годы характеризуются становлением и развитием советского японоведения: в связи с потребностями времени и политическими установками формируется новая методологическая база, научные направления, расширяется круг исследуемых вопросов; благодаря этому была создана фундаментальная основа советского востоковедения.

Образ Японии, который формировался советской пропагандой 1930-х годов, не был статичным, он являлся отражением политики руководства страны по отношению к дальневосточному соседу. Основным и доступным источником информации о Японии для большей части населения были пресса, радио, агитлекции, которые являлись важнейшими средствами советской пропаганды.

Однако в этот период времени в качестве средства воздействия на сознание людей были привлечены кинематограф, художественная литература, музыкальная культура, что значительно увеличило возможности пропагандистских органов.

Преимущество данных средств пропаганды заключалось в том, что на большинство населения с мифологизированным сознанием восприятие знаков и символов, исходящих из кино, песни, литературных произведений, политических карикатур, имело более глубокое воздействие, формируя у личности новые идеалы, интересы, потребности, стандарты, стереотипы поведения. Автор показал, что главными визуальными характеристиками японцев были их физическая непривлекательность, инвалидность, ассоциация с животным миром;

образ был динамичным, изменялся под влиянием политической конъюнктуры от толстого капиталиста с мешком денег до самурая с мечем.

Среди основных приемов воздействия, которое получили распространение, можно выделить следующие: вызывание чувства страха, в основном при помощи реальных или мифических врагов; обобщение и размывание реальной картины;

упрощение картины мира; разжигание вражды и ненависти.

Однако, как свидетельствуют архивные материалы, до конца советской пропаганде не удалось подчинить себе общественное сознание, так как возможности ее влияния были не беспредельны.

Япония в действительности проводила агрессивную и экспансионистскую политику; ее образ в общественном сознании частично формировался под влиянием этого фактора и в некоторой степени его отражал, о чем свидетельствуют письма во власть, а частично - являлся продуктом целенаправленного создания «образа врага» и коллективного мифотворчества.

Советское общественное сознание не было гомогенным, эмоциональная атмосфера не была однородной; быстрые социальные перемены привели к распространению различных настроений. Образ Японии ярко высвечивает эти особенности массового сознания 1930-х г., поскольку с одной стороны, дальневосточный сосед воспринимался как враг советского государства, «другой», свежи еще были воспоминания о событиях русско-японской, Гражданской войн, и как следствие, население поддерживало внешнеполитическую линию руководства страны по отношению к Стране восходящего солнца. Однако, с другой – Япония представлялась как оппонент Советской власти, к которой у части общества было негативное отношение;

японское правительство рассматривалось в качестве альтернативы советскому руководству, представлялось в роли освободителя народа от существующего режима. Со стороны части населения это был пассивный политический протест, высказывание негативного отношения к политике руководства страны.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Источники формирования образа Японии в политическом сознании советского руководства 1930-х гг. // Вестник МГУ. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2008. №4. С. 85-100.

2. «Нам было бы очень выгодно подраться с Японией и основательно побить ее». Стенограмма беседы М.И. Калинина «с группой приглашенных товарищей». 1934 г. // Исторический архив. 2008. №6. С. 3-18.

3. Япония в 1930-х гг. глазами сотрудников ВОКС: общество и государство // Вестник РУДН. Серия «История». 2008. №6. С. 126-131.

4. Роль периодической печати СССР в формировании Образа Японии (исторический опыт 1930-х гг.) // Уральский исторический вестник. 2009.

№1(22). С. 23-30.

5. Япония в представлениях советского военного руководства 30-х гг. ХХ в. // Известия Алтайского государственного университета. Серия «История.

Политология». 2008. №4/5. С. 111-115.

Публикации в других изданиях:

6. Факторы формирования образа Японии в советском общественном сознании 30-х годов ХХ в.// Государственное управление. Электронный вестник. Номер регистрации электронного научного издания: 0420700039.

Идентификационный номер публикации: 0420700039/0008.

7. Роль политических коммуникаций в формировании образа Японии в советском общественном сознании (исторический опыт 30-х гг.) // Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации:

Материалы 5-й международной конференции факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова (31 мая – 2 июня 2007 г.): Ч.1. М.:

Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. С. 926 – 935.

8. Образ Японии в советском общественном сознании 30-х годов как проблема исторической имагологии // Теория и практика управления: новые подходы.

Вып. 10. М.: Университетский гуманитарный лицей, 2007. С. 97-104.

9. Формирование «образа врага»: Япония в советской пропаганде 1930-х гг.// Государственное управление. Электронный вестник. Номер регистрации электронного научного издания: 0420800039. Идентификационный номер публикации: 0420700039/0035.

10. Представления советской военной элиты о Японии (30-е гг. ХХ века) // Историки размышляют. Сборник статей. Выпуск 6. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 2008. С. 111-127.

11. Япония в представлениях высшего советского руководства 30-х годов:

мифотворчество и прагматизм // Япония 2008. Ежегодник. М.: «АИРОХХI», 2008. С. 259-284.

12. Образ Японии в советской печати 30-х г. ХХ в. // Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации: 6-я ежегодная международная конференция факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова; 29-31 мая 2008 г.: Материалы конференции:

Ч.2. М.: МАКС Пресс, 2008. С. 821-830.

13. Образ Японии в советском массовом сознании (1931-1939) // Знакомьтесь – Япония. 2009. №49. С. 45-57.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.