WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

3. Среди военной элиты не было однозначной оценки военного потенциала, тактики и стратегии Японии. Её представления о Стране восходящего солнца зависели от совокупности факторов, в том числе от профессионального опыта. Военная элита, за редкими исключениями, оценивала японскую армию только с узкопрофессиональной точки зрения, однако для понимания японских стратегии и тактики важно было знание и понимание всех аспектов жизни Японии, включая традиции, культуру, менталитет японцев.

4. Образ Японии в представлениях советской интеллигенции был многокомпонентным и включал в себя и научные, и «обыденные» знания; у одних представления основывались на практическом опыте, полученном в результате непосредственного знакомства с Японией, на основе анализа научной литературы, у других - главным источником информации была советская пропаганда, у третьих - и зарубежная пресса, радио. Специфика положения советской интеллигенции заключалось в том, что, с одной стороны, она формировала образ Японии, с другой – сама являлась его «потребителем», следовала идеологическим установкам и была подвержена влиянию общих настроений. 1930-е годы характеризуются становлением и развитием советского японоведения. В связи с потребностями времени и политическими установками формируется новая методологическая база, расширяется круг исследуемых вопросов, создаются новые научные направления; благодаря этому был заложен фундамент советского востоковедения.

5. Образ Японии, который формировался советской пропагандой 1930-х годов, не был статичным, он являлся отражением политики руководства страны по отношению к дальневосточному соседу. При формировании представлений о Японии пропаганда отталкивалась от реальных событий на Дальнем Востоке, поэтому нельзя категорично утверждать, что вся транслировавшаяся на советское общество информация была ложью.

Советская пропаганда, учитывая сложившиеся представления, стереотипы, используя как оперативные средства воздействия – прессу и радио, так и долговременные – кинематограф, литературу и музыкальную культуру, а также агитпроп, систему образования, апеллируя, прежде всего, к эмоциям, чувствам населения, создавала негативный образ Страны восходящего солнца в советском массовом сознании. Однако, как свидетельствуют архивные материалы, до конца ей не удалось подчинить себе общественное сознание, так как возможности ее влияния были не беспредельны.

6. В массовом сознании в 1930-е гг. сформировался противоречивый и неоднозначный образ Японии. Он включал в себя как признаки «образа врага», так и отражал присущие части населения протестные настроения.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что результаты исследования, введенные в научный оборот архивные документы могут быть использованы в научно-исследовательской и педагогической работе, при написании трудов по истории России, по истории российско/советскояпонских отношений, по формированию образа страны, а также при создании общих и специальных курсов по отечественной истории, по истории государственного управления, по истории международных отношений.

Полученные результаты могут быть применены для дальнейшего изучения социальной истории советского общества, образа Японии в другие периоды российской и советской истории, советской пропаганды и ее влияния на массовое сознание.

Научная значимость исследования состоит в возможности использования материалов и выводов диссертации в работах по социологии, политологии, культурологии, имагологии.

Материалы диссертации могут быть учтены государственными и общественными структурами в ходе их деятельности по развитию российскояпонских отношений, по созданию образа Японии в российском общественном сознании.

Апробация работы. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре истории Российского государства ФГУ МГУ имени М.В. Ломоносова. Основные положения и выводы работы нашли отражение в 13 публикациях, в том числе пять – в журналах, рекомендованных ВАК, общим объемом 9,79 печатных листов. С материалами диссертации автор выступал на пяти международных научно-практических конференциях. Также основные положения диссертации были апробированы в ходе работы международного семинара для аспирантов «Подготовка научных работников по общественных наукам» в г. Шеффилд, Великобритания, 21-24 марта 2009 г.

Структура работы. Диссертация состоит их трех глав, введения, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность и научное значение темы;

сформулированы цели и задачи исследования и определен его предмет; показана новизна, теоретическая и практическая значимость работы, охарактеризована ее методологическая основа.

В первой главе – «Образ Японии в сознании политического и военного руководства 1930-х годов», через образ Японии рассматриваются особенности сознания, мышления советского политического и военного руководства 1930-х годов, влияния личных представлений лидеров на формирование внешнеполитического курса и внутреннюю политику СССР, то есть на выработку стратегических решений. Важность изучения взглядов советского руководства обусловлена тем, что сформированные им представления при помощи различных каналов пропаганды ретранслировались на более низкие этажи социальной пирамиды, создавая массовое общественное сознание нового типа.

Анализ архивных источников показал, что основными и наиболее важными каналами формирования образа Японии у советской политического руководства были донесения, сводки ОГПУ-НКВД, личные встречи с представителями этой организации, обзоры, подготовленные ВОКСом, информация ТАСС.

Следует подчеркнуть, что органы ОГПУ-НКВД играли значительную роль в функционировании властного механизма и информационном обеспечении сталинского режима. Необходимо отметить, что, являясь важным источником информации о Японии для советского руководства, в основном донесения освещали политические, экономические и военные вопросы, игнорируя сведения о психологии, традициях японцев, о специфике восприятия ими внешнего мира, что делало сообщения однобокими и не давало полного представления о дальневосточном соседе. С другой стороны, данный информационный канал перед собой таких задач не ставил.

В результате в сознании политического руководства сложился ограниченный негативный образ Японии, которая представлялась лишь как агрессивная страна с дикими нравами и традициями, военная соперница, стремившаяся завоевать дальневосточные территории СССР. В той части, которая касалась внешнеполитической деятельности Японии, это соответствовало действительности: Страна восходящего солнца наращивала военную мощь на дальневосточных границах, расширяла географию экспансии в Тихоокеанском регионе, представляла реальную угрозу геополитическим интересам СССР на Дальнем Востоке. Однако, прежде всего, образ Японии рассматривался руководством страны как важный ресурс пропаганды, во-первых, для объяснения внешней политики СССР, во-вторых, в целях мобилизации населения на решение поставленных партией задач, для отвлечения советского общества от внутренних проблем, и, в-третьих, в целях демонстрации своей растущей военной мощи и силы перед капиталистическими странами. Из этого следует, что образ Японии был сложным феноменом, включавшим в себя различные представления и выполнявшим определенные политические и идеологические функции.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что очень сложно провести грань между образом Японии, характерным для власти и для масс, так как руководству страны также не чуждо было мифологизированное восприятие окружающего мира. Поэтому нельзя исключать того, что представления политических лидеров частично совпадали с формируемыми для общественного сознания образами. Следовательно, образ Японии в сознании политического руководства также включал комплекс мифов, которые являлись частью его картины мира.

Как показывают архивные материалы, в частности беседа М.И. Калинина с представителями ИНО ОГПУ, дипломатами37, несмотря на ограниченность своих представлений советское руководство, по сравнению с царской властью, имело более обширные знания о дальневосточном соседе, оно более адекватно оценивало военно-экономический потенциал японского государства. Кроме того, в течение 1930-х годов образ Японии в его представлениях не был статичным, он развивался под влиянием как внешних, так и внутренних факторов, подвергался корректировкам.

Через образ Японии, при изучении внутренней и внешней политики дальневосточного соседа, лидеры СССР сравнивали себя с руководством этой страны, выделяя свои особенности, преимущества и недостатки, а также вырабатывали тактику дальнейших действий на международной арене.

РГАСПИ. Ф.78. Оп.6. Д. 67. Л. 148-165.

В работе показано, что в течение межвоенного периода представления военной элиты о Японии не были статичными, они изменялись под влиянием международной обстановки, противостояния между военными группировками, военных конфликтов 1938, 1939 гг., зависели от профессиональной подготовки кадрового командного состава, его социального происхождения.

Большинство представителей военного руководства дали высокую оценку японской армии, ее стратегии и тактике. Они отмечали основными ее особенностями активную оборону, доминирующую роль флота, авиацию, развитие химического оружия, дисциплинированность, отличную подготовку боевого состава. Военные подчеркивали значимость разведки, смекалку и хитрость японцев.

После «первой пробы» сил на оз. Хасан и р. Халхин-Гол военное командование отметило отвагу, преданность японских солдат императору, четкое стратегическое планирование. Однако слабостью японцев был офицерский состав, который оказался неспособен решать оперативные задачи.

Изучение японской военный мысли было очень полезно для советского военного искусства, так как, анализируя военную подготовку императорских войск, военные специалисты выявляли преимущества и недостатки, проблемы Красной Армии, обращая внимание на опыт японцев по воспитанию моральной устойчивости бойцов.

По мнению автора диссертации, условно можно выделить три этапа эволюции образа Страны восходящего солнца в сознании политического и военного руководства.

На первом этапе (1931-1933) Япония воспринималась в образе сильного геополитического и военного соперника, угрожающего интересам СССР на Дальнем Востоке, нового игрока на международной политической арене.

Представления, знания о Стране восходящего солнца были ограниченными, они основывались на событиях русско-японской войны 1904-1905 гг. и интервенции Японии на Дальнем Востоке в период Гражданской войны. Япония воспринималась советским руководством как исторический противник России и СССР.

Этот этап характеризуется накоплением информации о данной стране, так как восприятие японцев как «макак»38 противоречило реальным событиям в Китае. Исходя из поступавшей информации об активной политике Японии, учитывая тяжелую, нестабильную ситуацию внутри Страны Советов, И.В. Сталин занял нейтральную позицию в отношении дальневосточного соседа, но, с другой стороны, во внутренних делах был взят курс на укрепление дальневосточных границ и развитие этого отдаленного региона СССР. Политическое руководство, учитывая обстановку в Китае и донесения ОГПУ, надеялось на то, что к моменту решения Японией маньчжурских дел Советский Союз сможет с военной точки зрения дать достойный отпор противнику.

Восточное направление во внешней политике стало одним из приоритетных, так как анализ советским руководством международной ситуации Восприятие японцев в образе «макак» сложилось в период русско-японской войны 1904-1905 гг.

начала 1930-х показал, что уровень военной угрозы со стороны Японии был выше, чем со стороны Запада, который не мог оправиться от последствий «Великой депрессии».

На втором этапе (1933-1936) представления руководства страны о Японии значительно расширяются. Правящая группа проявляет интерес к изучению не только политических и экономических сторон жизни Страны восходящего солнца, но и к ее социальным и культурным аспектам.

Первые экономические достижения СССР, повышение его статуса на международной арене, укрепление личной власти Сталина, а также политическая нестабильность в Японии создали условия для восприятия Страны восходящего солнца как страны с агрессивной политикой, но при этом не готовой к полномасштабной войне. Это позволило советскому руководству чувствовать себя более уверенными в принятии решений по отношению к Японии.

Политическое руководство, в частности Сталин, начало антияпонскую компанию с целью создания «образа врага», призванного отвлечь население страны от внутренних социально-экономических проблем, мобилизовать человеческие ресурсы для решения поставленных партией задач. Однако, с другой стороны, информация о росте вооружения японской армии, о степени ее готовности, а также нарастающая напряженная ситуация в Европе поставили СССР перед угрозой войны на два фронта. Поэтому советское руководство продолжало вести курс на подписание пакта о ненападении с Японией. В рамках реализации данной политики было подписано соглашение об уступке Советским Союзом КВЖД в пользу Маньчжоу-Го. Таким образом была решена одна из проблем, которые усложняли строительство нормальных межгосударственных отношений между СССР и Японией в течение нескольких лет.

На третьем этапе (1937-1939) в сознании советского руководства и военной элиты закрепляется негативное отношение к Японии, которая предстает в образе милитариста, агрессора, военного соперника. Данные представления усилились в результате многочисленных отказов японской стороны на предложения СССР подписать пакт о ненападении, заключения «Антикоминтерновского пакта» между Японией и Германией в 1936 г., военных конфликтов на оз. Хасан и р.

Халхин-Гол.

По сравнению с началом десятилетия во второй половине 1930-х гг. у советского руководства сложились более четкие представления о Японии, в частности о политической ситуации в этой стране, при которой определяющую роль играли военные круги, потерявшие, как свидетельствуют документы, чувство реальности и меры. Исходя из этого, советское правительство пыталось строить отношения между странами, отстаивая геополитические интересы СССР на Дальнем Востоке.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.