WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Опубликованная переписка высшего партийного руководства является важным источником по изучению разработки внешнеполитического курса страны в отношении восточного соседа, позволяет получить представления о процессе формирования образа Японии в советском общественном сознании, механизме передачи информации по линии Сталин – соратники. Ценность данного вида источника и в том, что в нем прослеживаются взгляды, представления советских лидеров о Японии. Значительную роль в исследовании сыграли документы ЦК ВКП (б) которые характеризуют развитие политики советского руководства по отношению к Японии, иллюстрируют процесс формирования образа врага через средства пропаганды. 27, Отношение руководства к дальневосточному соседу, его политике раскрывают официальные выступления, речи советских лидеров. Значение данных источников заключается в том, что они являлись отражением генеральной линии, но и служили средством пропаганды, формирования единого мнения о Японии среди населения28.

Основным материалом для анализа представлений масс о Японии в изучаемый период являются информационные сводки - спецсообщения о настроениях, которые готовились ОГПУ - НКВД и партийными органами об общественной реакции на главные события или политику государства. Для сводок изучаемого периода характерно доминирование описаний настроений крестьян в связи с политикой коллективизации и раскулачивания. В работе, исходя из целей диссертации, использовались сборники, в которых представлены взгляды масс о Японии29.

См.: Советское руководство. Переписка. 1928-1941 гг. / Сост. А.В. Квашонкин, Л.П. Кошелева, Л.А. Роговая, О.В. Хлевнюк. М., 1999; Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг. / Сост. О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис, Л.П.

Кошелева, Э.А. Рис, Л.А. Роговая. М., 2001; Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов / Составители О.В. Хлевнюк, А.В. Квашонкин, Л.П. Кошелева, Л.А. Роговая. М., 1995.

ВКП(б), Коминтерн и Япония. 1917-1941. / Сост. Г.М. Адибеков, Ж.Г. Адибекова, Х. Вада и др. М., 2001.

Ворошилов К.Е. Статьи и речи от ХVI до ХVII съезда ВКП(б). М., 1934; Литвинов М.М. В борьбе за мир. М., 1938.

Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД.1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т.3. 1930-1934 гг.

Кн. 2. 1932-1934 гг. / Под ред. А. Береловича, В. Данилова. М., 2005; Трагедия советской деревни.

Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5-ти тт. / Т. 3. Конец 1930-1933 / Под ред. В.Данилова, Р.Маннинг, Л.Виолы. М., 2001; Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.

1927—1939: Документы и материалы. В 5-ти тт. / Т. 4. М., 2002; Трагедия советской деревни. Коллективизация и Другим видом источника являются письма во власть, которые дают представление о социокультурном облике СССР, отражают механизм взаимодействия «верхов» и «низов». Однако при работе с этим видом источника необходимо иметь в виду, что он несет в себе высокую долю субъективизма.

Одним из главных источников по формированию образа Японии в советском общественном сознании являются материалы советской периодической печати. Для анализа были выбраны центральные газеты «Правда» и «Известия», так как они были рассчитаны на достаточно массовую аудиторию, содержали в себе как текстовый, так и иллюстративный материал, в частности, карикатуры, карты. Для изучения представлений военных о Японии в качестве источника были привлечены военные газеты и журналы изучаемого периода, которые также помогают выявить специфику создания образа врага для отдельной группы.

Источники мемуарного жанра представляют воспоминания, дневники деятелей культуры, науки, военных, участников событии на оз. Хасан и р.

Халхин-Гол. Воспоминания представителей интеллигенции в данном исследовании являются важным источником для изучения механизма взаимоотношения власти и творческих слоев населения, их взглядов на Страну восходящего солнца, политики государства по формированию негативного образа дальневосточного соседа. Данные источники позволяют раскрыть специфику мышления интеллектуальных слоев. В частности, в диссертации используются дневники писателя К. Чуковского, академика В. Вернадского, карикатуриста Б.

Ефимова30. Воспоминания непосредственных участников советско-японских столкновений в конце 1930-х годов значительно расширяют представления о японцах, об их армии, специфике ведения боя. Они также показывают степень влияния пропаганды на военное сознание при формировании образа врага, особенности мышления военных и восприятия «чужого» до и после столкновений. Для анализа в диссертации использованы воспоминания высшего, среднего и низшего военного состава31.

Также в работе использован такой специфический источник, как фольклор.

Это, прежде всего, частушки, песни, которые расширяют и дополняют информацию о представлениях масс32.

Группу использованных источников представляет собой художественная литература. В советский период литература играла большую роль в идеологических кампаниях, а в 1930-е годы ей отводилась одна из ведущих ролей в формировании «образа врага». В диссертации проанализированы произведения, которые наиболее ярко показали японцев в образе врага33.

раскулачивание. 1927—1939: Документы и материалы. В 5-ти тт. / Т. 5. 1937—1939. Кн. 1. 1937 / Под ред.

В.Данилова, Р.Маннинг. М., 2004.

Чуковский К.И. Дневник 1930-1969. М., 1994; Вернадский В.И. Дневник: 1926-1934. М., 2001; Ефимов Б.Е.

Десять десятилетий. О том, что видел, пережил, запомнил. М., 2000.

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2-х т. / Т.1. М., 1974; Жуков Г.К. Халхин-гольский урок // Побратимы Халхин-Гола. М., 1979. С.10-27; Федюнинский И.И. На Востоке. М., 1985; Терешкин П. На сопке Заозерной // Пограничник. 1967. № 10.

Русский фольклор Прибайкалья. Улан-Удэ, 1968.

Аркин Д. За японским морем. М., 1931; Витмар Л. По Японии. Очерки. Свердловск М., 1933; Лапин Б. Подвиг.

Л., 1933; Павленко П.А. На Востоке. М., 1935; Пильняк Б. Камни и корни. М., 1935; Тайгин И. Японские силуэты.

М., 1931.

Оригинальным историческим источником являются кинодокументы, в частности художественные фильмы. В 1930-е годы кинематограф становится неотъемлемой частью сталинской пропагандисткой машины, которая через визуальные образы создавала эффект сопричастности зрителей и происходящего на экране. Тем самым идеологические установки, растворенные в фильмах того времени, воспринимались как нечто внутреннее, пережитое34.

Важным источником по изучению представлений научной интеллигенции о Японии являются работы японоведов изучаемого периода35. Научные исследования по Японии раскрывают процесс становления советского японоведения, очерчивают круг приоритетных направлений в изучении дальневосточного соседа, отражают политику государства в формировании образа Японии. Используемые работы можно поделить по тематическому принципу на исторические, экономические и политические.

В качестве источника при исследовании военного сознания были привлечены работы военных теоретиков. В них прослеживается уровень развития советской военной мысли, взгляд военных ученых на дальневосточного соседа как на предполагаемого соперника, оценка его боевой готовности.

Наиболее часто в работе использовались статьи из военных журналов изучаемого периода «Военный вестник», «Военный зарубежник», «Военная мысль» 36.

Группу документов представляют постановления АН СССР, делопроизводственная документация высших учебных заведений, в которой представлена информация по формированию приоритетных направлений в изучении проблем Японии, по созданию Ассоциации японоведов. Названные документы раскрывают механизм функционирования Высшей школы, включая особенности реализации политико-идеологической линии партии в научной сфере.

Таким образом, обширная источниковая база представляет собой единый документальный комплекс, являющийся основой для решения поставленных задач.

Научная новизна диссертационной работы определяется самим объектом исследования. Впервые в отечественной историографии сделана попытка комплексного изучения особенностей советского общественного сознания 1930-х годов на основе анализа формировавшихся под влиянием исторических процессов той эпохи представлений различных социальных групп о внешнем мире. В диссертации впервые на обширной источниковой базе проанализированы взгляды на Японию политического и военного руководства, интеллигенции, рабочих и крестьян в 1930-е годы.

«Аэроград» (Реж. А. Добженко, «Мосфильм», «Украинфильм», 1935); «Волочаевские дни» (Реж. Г. Васильев, С.

Васильев, «Ленфильм», 1937); «На границе» (Реж. А. Иванов), «Трактористы» (Реж. И. Пырьев, «Киевская к/с», 1939).

Жуков Е. История Японии. Краткий очерк. М., 1939; Соколов Б. Япония. М., 1934; Южный А. Япония.

Политико-экономический очерк. М., 1933 и др.

Вадимов А. Оборона японской армии // Военная мысль. 1939. №5. С. 112-124; Основы стратегии // Военный зарубежник. 1936. №8; Попов П. Организация и вооружение пехотного батальона японской армии // Военный вестник. 1938. №9. С. 56-60; Свечин А. Основы современной японской стратегии и тактики // Военная мысль. 1937.

№1. С. 141-165 и др.

Новизна исследования обуславливается междисциплинарным подходом к проблеме. Историческая имагология позволила дополнить историографию вопроса, исследовать общественное сознание в разнообразных ракурсах. В диссертации доказывается, что образ Японии был важным инструментом формирования человека нового типа, одним из средств социальной мобилизации для осуществления поставленных властью и партией задач, то есть фактором управления, а также одним из способов самоидентификации различных социальных слоев. В диссертации впервые был предложении и реализован новый подход к изучению политических событий и процессов 1930-х гг. – через призму «образа другой страны».

Впервые был введен в научный оборот большой комплекс архивных документов, раскрывающих процесс формирования представлений о внешнем мире у политического руководства, влияния его взглядов на выработку внутри и внешнеполитического курса (в частности стенограмма беседы М.И. Калинина с представителями ИНО ОГПУ и дипломатами по вопросам взаимоотношений с Японией).

Исследование вносит вклад в изучение истории становления и развития советской науки, в частности японоведения. Выявлены основные научные направления, круг изучавшихся вопросов, проблемы, с которыми столкнулись японоведы при использовании марксистской методологии в изучении истории Японии. Показаны наиболее важные достижения советского востоковедения в рассматриваемый период и их значение для науки и политики государства.

В диссертации впервые на основе анализа архивных и опубликованных источников предпринята попытка проследить эволюцию образа Японии в советском общественном сознании. Таким образом, представления о другой стране показаны в работе не в статике, а в динамике.

В диссертационной работе впервые дан комплексный анализ основных инструментов пропаганды 1930-х годов по формированию образа Японии, а также сделана попытка рассмотреть степень ее влияния на массовое сознание. В работе комплексно отражена роль, механизмы, принципы организации политических и культурных коммуникаций для формирования образа другой страны: пропаганда, научное знание, культура.

Методологические основы исследования Диссертационная работа базируется на принципах историзма, объективности, научности и системности, которые предполагают изучение поставленной проблемы в развитии и в контексте общих исторических процессов, анализ выявленных фактов во всей их совокупности и взаимосвязи. При написании работы использовался комплекс общеисторических методов.

Историко-генетический метод позволил проследить развитие советско-японских отношений, изменение представлений о Японии различных групп населения в исследуемый период времени; сравнительно-исторический - выявить особенности восприятия «другого» различными социальными слоями советского общества.

Проблемно-хронологический метод предполагал выделение в теме образа Японии в советском общественном сознании более узких проблем, каждая из которых рассматривается в хронологической последовательности.

В качестве основополагающего метода изучения проблемы следует назвать междисциплинарный подход к историческому исследованию. Вопросы, поднимаемые в рамках исторической имагологии, разрабатываются параллельно социологией, политологией, культурологией. Основной объект исследования имагологии - то, как в национальных культурах формируются образы «своего» и «чужого». Соприкосновение с другой культурой, взаимодействие с ней вызывает ощущение и понимание относительности ценностей, культур и самой социальной реальности.

В диссертации также использован метод обобщения на основе фрагментированных свидетельств, позволивший проследить общественные настроения, как важную часть общественного сознания, по текстам массовых источников социальной истории, таких, как письма во власть и другие. Данный подход включает в себя: метод анализа важных ситуаций, при котором существующая гипотеза находит документальное подтверждение в виде типичных и важных для понимания изучаемого феномена ситуаций; методы экстраполяции на основе сравнимых данных и максимализации возможностей вспомогательных доказательств.

Изучаемый материал изложен в проблемно-хронологической последовательности.

Положения, выносимые на защиту:

1. В процессе формирования общественного сознания сталинского СССР образ Японии служил одним из средств самоидентификации советского человека, способом создания политизированной коллективной идентичности советских людей. Представления о Стране восходящего солнца являлись отражением изменений, происходивших в сознании, мышлении советского общества, его реакции на события в стране и в мире.

2. Образ Японии в представлениях советского руководства играл значительную роль в выработке как внешне, так внутриполитического курса страны. Образ Страны восходящего солнца для политических лидеров был средством самоидентификации, демонстрации растущей военной силы СССР перед капиталистическими странами. Образ Японии помогал советскому руководству легитимизировать себя в народном сознании, он был одним из средств социальной мобилизации населения. Образ Японии в сознании правящей группы формировался под воздействием различных информационных каналов, однако доминирующую роль в создании внешнеполитических представлений играли И.В. Сталин и его ближайшие соратники. В дальнейшем сформировавшиеся представления руководства при помощи различных каналов пропаганды ретранслировались в массовое сознание.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.