WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

До начала 1930-х годов персонажи большинства пионерских героических нарративов не соотносились с историческими лицами. Вымышленные истории о подвигах пионеров рассказывали о предотвращении катастроф, спасении на пожаре и на водах и пр. В этих произведениях могли использоваться не только героические текстовые модели, но и другие, уже традиционно предназначенные для детской аудитории. Так, в одном из текстов — рассказе К. Минаева «Аришапионерка» — представлен сюжет о пионерке, противостоящей родителям, которые запрещают ей вступать в ряды пионерской организации. Героиня не смогла преодолеть сопротивление родителей, ушла из дома и замёрзла на морозе. «Ариша-пионерка» содержит не только элементы святочного рассказа (замёрзший ребёнок), но и другие аллюзии: например, библейские символы жертвенности (найденную замёрзшую девочку деревенские бабы называют «овечкой беленькой»). Использование уже знакомых для юных читателей приёмов создания образов и сюжета должно было способствовать усвоению новых идеологических постулатов.

С начала 1930-х годов стали создаваться тексты для пионеров, повествующие о реальных исторических лицах: взрослых героях и детях-героях. Вместе с замечательными современниками (партийными вождями, лётчиками, полярниками и ударниками социалистического строительства), в число героических персонажей входили первые революционеры-подпольщики, участники Октябрьской революции и гражданской войны, некоторые исторические деятели, которые воспринимались как борцы за рабочее дело: Спартак, Степан Разин, Пугачев и др. В то же время появились специальные тексты для детей, повествовавшие о подвигах пионеров, за которыми впоследствии закрепилось наименование пионеры-герои. Жизнеописания детей-героев возникли, когда в новых условиях мирного строительства потребовалось сформировать представление об образе жизни типичного советского ребёнка. Им стала каждодневная готовность к совершению подвига.

Единая текстовая модель жизнеописаний пионеров-героев формируется в конце 1920-х годов, но особенно интенсивно в 1930-е годы, когда в массовой пионерской печати появляются многочисленные публикации, посвящённые героическим поступкам юных ленинцев.

Зарождение текстовой традиции самым непосредственным образом связано с газетно-публицистическим дискурсом. Впоследствии «голый факт» обрабатывался и републиковался в других изданиях. Объем републикуемых текстов колеблется от конспективной заметки до художественного очерка, но качественного отличия в структуре и топике у свёрнутых и пространных газетно-журнальных вариантов нет. Затем, уже ко второй половине 1930-х годов, начинают издаваться авторские и анонимные брошюры различного художественного качества. Первые отдельно изданные жизнеописания, претендующие на художественность, возникают в 1950-е годы. Сборники жизнеописаний и монографии циклизуются в серии: «Жизнь подвиг», «Юные герои», «Компас», «Библиотека юного патриота» и др. При этом все редакции одного жизнеописания (газетные заметки, аннотации в биобиблиографических изданиях, приложения жизнеописаний к буклету с портретами, отдельные издания, песни и пр.) сохраняют изначальную стереотипию образов и приёмов их создания.

Сюжеты о пионерах-героях реализуются в разных жанровых формах. Помимо разнообразных прозаических, создаются поэтические и драматические переработки сюжетов: стихи, песни, пьесы.

Жанровая специфика этих текстов сочетается с устойчивым содержанием и топикой героического сюжета.

Жизнеописание пионеров-героев содержит ряд особенностей изображения исторического лица. Все дети названы неофициальным (а иногда и уменьшительным) вариантом имени: Павлик, Володя, Гриша, Лида и т. д. Антропонимическая «уменьшительность» служит акцентированию детскости персонажа, что в свою очередь придаёт особое значение их подвигу. В портрете героя подчёркивается внешняя обычность, и даже заурядность, что должно было показать:

каждый ребёнок, независимо от своих внешних данных, способен совершить подвиг. В жизнеописаниях обнаруживаются стереотипные черты детства героя, имеющие прогностическую функцию: это особая дата рождения (например, в один день с вождём пролетариата или в дни революционных праздников) и необыкновенные качества личности (почитание родителей, любовь к чтению и природе, аккуратность, верность слову, сознательность, отличная учёба как вклад в социалистическое строительство, активное участие в общественной работе, спортивность, бережливость по отношению к социалистическому имуществу, овладение техническими знаниями и пр.).

Эти черты унаследованы от предшествующих текстовых традиций, построенных по принципу биографии (как фольклорных — героический эпос, так и литературных — житие, русская демократическая литература XIX века), но в то же время всё это типично и для беллетризованной биографии советских героев.

Анализ структуры жизнеописаний пионеров-героев демонстрирует, что факты биографии ребёнка располагаются в жизнеописании таким образом, чтобы проиллюстрировать идею о воплощении героической модели поведения в судьбе ребёнка. Эта модель не является сугубо пионерской; напротив, она вообще характерна для советских беллетризованных биографий и в типологическом плане жизнеописания пионеров-героев можно поставить в один ряд с произведениями о советских героях для взрослых читателей. После более или менее полного изображения раннего детства и подготовительного периода к сознательной зрелости героя наступает кульминация повествования — испытание героя (перевыполнить трудовой план, предотвратить крушение поезда, спасти тонущего ребёнка, уничтожить врага и т. п.), целью которого является подтвердить, что испытуемый ребёнок — настоящий пионер, что его действия соответствуют заданной идеальной модели.

Основная часть сюжета, посвящённая испытанию героя, в значительной степени стереотипизирована и может быть сведена к небольшому набору сюжетных ситуаций. Анализ кульминационного центра жизнеописаний (изображение ребёнка в экстремальных условиях подвига) позволил выделить из корпуса однородных жизнеописаний пионеров-героев повторяющиеся элементы и свести их в 6 структурных типов. Первая сюжетная ситуация всех без исключения структурных типов — противостояние героя и антигероя (врага).

Враг может быть человеком (кулак, шпион, фашист), а может являть собой природную, техногенную или иную катастрофу. При противостоянии врагу любого типа подчёркивается неестественность ситуации: ребёнок вынужден выступать в роли равноправного участника единоборства, будь то война, коллективизация или пожар.

В тех случаях, когда герой только позиционирует свою готовность к вступлению в противоборство, а непосредственного контакта с идеологически «чужим» не происходит, устранение врага достигается в исторической перспективе. При этом средствами сюжета постулируется идейное превосходство пионера, а значит, и победа советской власти над антисоветскими элементами (1 сюжетный тип «Заида Акишева»).

Характеристика одного члена противостояния как «своего» (пионер-герой) и другого как «чужого» (враг) имплицирует их потенциальное столкновение, имеющее определённый результат, — устранение или неустранение врага. При контакте с неантропоморфным врагом сюжет сводится к минимальной последовательности действий:

столкновение с врагом — устранение врага — победа (2 сюжетный тип «Саша Плетцов»). Так, если герой сталкивается со стихийным, техногенным и пр. бедствием, он не раздумывая, вступает с ним в борьбу и одерживает победу. Результат преодоления опасности/ трудности — спасённый ребёнок, остановленный поезд, потушенный пожар. Устранение антропоморфного врага также может следовать за первым столкновением с ним. В случае, если герой, одержав победу, остаётся жить, он получает вознаграждение (общественный резонанс, поездка в Артек, подарок и пр.). Под устранением врага в данном случае понимается нейтрализация вредоносного действия врага, которая осуществляется активными действиями со стороны героя: донос, саморучная поимка, физическое уничтожение. Названные способы устранения врага рассмотрены в историческом и идеологическом контексте. Выясняется, что различным этапам существования жанра соответствуют и разные способы устранения врага:

если в 1930-х это донос (сюжеты о кулаках) и саморучная поимка (сюжеты о шпионах), а в 1940-х годах — физическое уничтожение (сюжеты о фашистах), то в последующие годы в силу прежде всего ретроспективного изображения пионеров-героев в текстах представлены уже те способы, которые обусловлены типом врага (кулак, шпион, фашист), заданного в свою очередь временем, когда жил ребёнокгерой. Смена врагов и приёмов их устранения даёт представление как о динамике самой описываемой литературной традиции, так и о влиянии внелитературных факторов (и прежде всего государственного идеологического заказа).

Выделены сюжеты, в которых устранение врага сопровождается гибелью героя. Происходит это тогда, когда за устранением врагаследует месть сообщников врага (месть врага2). В качестве обязательного продолжения этого типа сюжетов выступает месть соратников героя за его убийство. Соратниками героя могут являться его одноклассники, члены его пионерского отряда, старшие товарищи, советские солдаты и все советское общество в целом. Результат мести — устранение врага2, которое предстаёт как окончательная победа (3 сюжетный тип «Павлик Морозов»). Осмысляя построение социализма/коммунизма как возмездие всем противникам советской власти и государства, в том числе и убийцам пионеров, авторы текстов подчёркивают, что герои погибли «не зря» и отмщением за их смерть стало укрепление социалистического строя.

Другая ветвь развития сюжетов описывает случаи, когда врага не удаётся устранить с первого раза (неустранение врага 1). Неудачная первая попытка может заканчиваться смертью героя от рук врага1.

Смерть героя в этом случае сопровождается последующей местью соратников героя (устранение врага1). Замыкающим звеном таким образом оказывается посмертная победа над врагом (4 сюжетный тип «Павлик Гнездилов»).

Следующий сюжетный тип содержит ситуацию, когда врага не удаётся с первого раза устранить (физически уничтожить, поймать, изобличить и т. д.), но при этом герой остаётся жив и предпринимает вторую попытку, которая венчается победой (устранение врага1) (6 сюжетный тип «Дулахен Шакирова»), и тогда можно считать равными 2 и 6 сюжетные типы. Как правило, это сюжеты о слежке за вредителями социалистической собственности с последующим их изобличением. И последнее, это сюжеты, в которых действие развивается аналогично 3 сюжетному типу и повторная попытка венчается победой (5 сюжетный тип «Коля Яковлев»). В этом случае герой преследует врага (кулак, фашист и др.), уничтожает его со второй попытки, но сам погибает от рук мстителей.

Изображение мученической смерти героя является кульминационным моментом в изображении его подвига. Независимо от времени создания текста характерен образ героя-жертвы. Литературная продукция, предназначенная детям, транслировала идею жертвенности как одну из основных воспитательных идей пионерии. И дети, умирающие от обморожения или переохлаждения, спасая товарищей в 1920-е годы, и дети, убитые кулаками в 1930-е годы, и, наконец, дети, погибшие во время Великой Отечественной войны, — все эти персонажи беллетризованных биографий образуют мартиролог героевмучеников.

Для 1920-х изображение смерти ещё не имеет устойчивой образной стереотипии, так как сюжеты, заканчивающиеся смертью ребёнка, являются скорее исключением, нежели правилом. Но уже в начале 1930-х годов вырабатывается канон описания смерти, принимаемой от рук врагов. В традициях готического нарратива ребёнка чаще всего убивают тайно в тёмное время суток, по преимуществу осенью, заманив его в пустынное место (кладбище, болото, подвал, чердак, окраины села/города, лес и т. п.) или же настигнув одного дома во сне или в беспамятстве. Место гибели и тайного захоронения героя сопровождается «ужасными» подробностями (детали расчленённого тела, следы борьбы и пр.). Все типы врагов, представленные в жизнеописаниях, — кулак, шпион, вредитель, а в 1940-е годы фашист — строятся по одной и той же образной модели: они всегда кровожадны и жестоки, их образы создаются с использованием зоосравнений, при помощи стереотипных портретных и речевых характеристик.

Важной особенностью изображения смерти героя является «торможение» художественного времени (термин В. Шкловского), которое можно сопоставить с приёмом затягивания сцены убийства в остросюжетных нарративах (боевике, детективе, приключенческом романе). В частности, начиная с 1930-х годов «торможению» сюжетного времени способствует многоступенчатое изображение мученической смерти пионера-героя (героя пытают, убивают несколькими способами одновременно — сначала душат, потом топят и т. д.), такая многоступенчатость восходит к житийным текстам, в которых истязание плоти святого прямо свидетельствует о его духовной силе. Особой суггестивной силой в описании мук героя обладают сенсорные образы: запахи, вкусы, осязательные ощущения. Садомазохистские сцены убийств и гибели, истязания детей и расчленения их трупов, ожоги на пожарах и обморожения в ледяной воде при спасании утопающих — всевозможные изображения деструкции в сюжетах о пионерах-героях носят жанрообразующий характер. Избыточность такого количества смертельных истязаний героя объясняются прагматикой жанра: напугать читателя-ребёнка, заставить его содрогнуться перед муками героя и восхититься образцовым подвигом.

Возможности сюжетного варьирования жизнеописаний ограничены двучленной структурой жизнеописаний. Первая часть жизнеописаний, как правило, меньшая по объёму и факультативная, описывает подготовительный этап к совершению подвига (с элементами портрета героя, его характера, описания детства и пр.), а вторая, более пространная и обязательная, реализует возможную последовательность сюжетных ситуаций, сводимых к диаде противостояние — победа. Кратко резюмируя возможности варьирования сюжета, укажем, что все факультативные элементы встраиваются в сюжет между двумя точками диады. Такими элементами являются, во-первых, столкновение (возможно, неоднократное), а также сюжетный ход смерть героя — месть соратников героя, который, в свою очередь, может быть осложнён сменой врага (устранение врага1 — месть врага2).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.