WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Щербатова (из 2-й армии) – это было 14 июня 1771 г., в тот же день, когда главные силы русской армии Долгорукова взяли Перекоп, то есть была достигнута одновременность прорыва русских войск на двух направлениях. После этого флотилия А.Н. Сенявина, вытеснив турецкие суда с Азовского моря (события 19 – 21 июня 1771 г.), а затем вообще закрыв в него вход из Черного, обеспечила защиту тыла и фланга русской армии в Крыму и своих действий и тылов на этом море. Также важно отметить, что появление русских кораблей, а не только лодок на Азовском море (а затем и на Черном) стало сильным психологическим шоком для турок и татар, явно такого не ожидавших, что безусловно способствовало усилению их деморализации и ослаблению сопротивления, а следовательно в целом быстрому успеху России в овладении Крымом. Кроме того, Азовская флотилия занималась регулярным обеспечением русских войск необходимыми припасами как во время занятия ими Крыма, так и при закреплении их там. В условиях Крымского театра военных действий с крайне сложной доставкой грузов здесь сухопутным способом - это имело очень важное значение. Наконец, нельзя не отметить быстро организованную А.Н.

Сенявиным надежную оборону Керченского пролива, а также поход эскадры флотилии в Черном море. Последний был прекрасно использован для помощи войскам в укреплении их в труднодоступных местах побережья Крыма.

В Петербурге высоко оценили вклад флотилии в овладение Крымом. И.Г. Чернышев писал А.Н. Сенявину: «… надо притом знать, что совершенное занятие крымских крепостей войсками с сухого пути не столько б было легко, ежели б не открылся в глазах их флот (так он, кстати, называет флотилиюуже в это время – А.Л.), ибо зная они силу сухопутного войска, не знали однако о вашей силе, а сею будучи приведены в страх непременно были отчаянны всякой надежды...». Приведенный анализ действий Азовской флотилии в кампании 1771 г. убедительно подтверждает эту оценку ее высокой роли в означенном успехе России.

Между тем, для Турции потеря Крыма и монопольного права на Черное море стало сильнейшим ударом. И хотя в 1772 г. Константинополь пошел на мирные переговоры, подтверждать указанные потери, а сними и передачу России крепостей Керчь и Еникале, турки ни за что не хотели. В результате напряженные переговоры, длившиеся до 9 марта 1773 г. закончились ничем.

Не бездействовала в 1772 г. и Азовская флотилия. Ее корабли защищали Керченский пролив и вели постоянные крейсерства около Крымских берегов. Это способствовало улучшению подготовки экипажей и демонстрировало прочность занятых Россией позиций Крымским татарам. Последнее, сыграло не последнюю роль в усилении влияния в Крыму русской партии, что привело к подписанию 1 ноября 1772 г. договора России с Крымским ханством, по которому он объявлялся независимым от Турции и переходил под покровительство Российского государства.

Особое место в кампании 1772 г. занимает рассмотрение попытки Петербурга привести в этом году в исполнение план экспедиции против столицы Османской империи, для чего был предпринят целый набор вполне конкретных шагов, включая распоряжение А.Н. Сенявину отправки части его сил к Дунаю. В тексте представлены как все эти шаги, так и причины итогового отказа от удара по Константинополю.

Третий параграф затрагивает самый напряженный период деятельности Азовской флотилии в войне - кампании 1773 – 1774 гг., которые стали временем активного противодействия флотилии А.Н. Сенявина турецкому флоту при защите Крыма и фактически выполнения ею функций флота. Особая значимость для Турции потерянных ею в 1771 г. позиций заставляла ее предпринять все возможное по их возвращению. В результате, в 1773 – 1774 гг. турки свои основные усилия сосредоточили именно на черноморско-крымском театре войны, пытаясь добиться здесь успеха.

В начале параграфа анализируются документы командования русской армии в Крыму (В.М. Долгорукова и А.А. Прозоровского), которые показывают его огромное внимание к флотилии, без которой оно уже не мыслило надежной обороны Крымского полуострова. В частности, отмечается, что решение таких задач как своевременное развертывание войск в районе появления неприятельского флота и борьба со связью крымских татар и турок по мнению указанных генералов было вообще не возможно без Азовской флотилии.

О взглядах же на использование флотилии самого А.Н. Сенявина говорят, составленные им инструкции, согласно которым моряки Азовской флотилии должны были не только выполнять дозорную службу, но и стараться уничтожить или пленить, как отдельные суда противника, так и его отряды.

Далее рассматривается непосредственный ход противостояния на Черном море. В 1773 г. отряды Азовской флотилии одержали на нем целый ряд блестящих побед над турецкими эскадрами, в том числе, в Балаклавском бою и бою при Суджук-Кале. Еще один раз турки бежали даже не приняв боя. При этом каждый раз турецкие эскадры все более превосходили отряды флотилии, и по числу кораблей, и по их рангу, и по количеству артиллерии. Особенно знаменитым является Балаклавский бой 23 июня 1773 г. когда русских 16-пушечных корабля под командованием капитана 2 ранга И.Г. Кинсбергена нанесли чувствительное поражение турецкой эскадре из трех 52-пушечных кораблей и одной 24-пушечной шебеки, заставив ее в итоге бежать с поля боя! Это была первая морская победа России на Черном море.

Кроме того, в кампании 1773 г. Азовская флотилия захватила 7 турецких судов и сожгла. Таким образом, в результате активных действий флотилии все турецкие попытки приблизиться к Крыму в 1773 г. были отбиты, а туркам до конца года пришлось отказаться от идеи овладения Крымом.

Не менее успешным стал и 1774 г., поскольку неудачи турок в 1773 г. не остановили их и они продолжили войну. Более того, в 1774 г. Турция предприняла новую решительную попытку добиться успеха на черноморско-крымском театре. Большая турецкая эскадра с десантом на борту должна была стремительным ударом захватить Керченский пролив.

Успешное осуществление этого сразу принесло бы туркам ощутимый выигрыш. Однако этим их планам не суждено было сбыться.

Попытку прорыва турок в Керченский пролив сходу отразила 9 июня эскадра Азовской флотилии под командованием В.Я. Чичагова. После этого она отошла в пролив (т.к. турки имели огромное превосходство в силах) и вместе с бывшими там другими русским кораблями заняла его прочную оборону. Турецкая эскадра расположилась на выходе из Керченского пролива, но захватить его так и не смогла. Предпринятая ею июня 1774 г. попытка атаки закрывающей Керченский пролив эскадры Азовской флотилии была последней отбита. В итоге, простояв так более месяца, турецкая эскадра вынуждена была уйти ни с чем. Эти события оказали большое влияние на победный исход войны.

Потерпев поражения на Дунае, и не имея успеха здесь, турки 10 июля 1774 г.

подписали Кючук-Кайнарджийский мирный договор. По нему были решены важнейшие положения черноморской проблемы. И хотя до ее полного разрешения было еще далеко, уже то, что удалось достичь в 1774 г. серьезно способствовало как экономическому развитию России, так и укреплению ее обороноспособности.

В четвертом параграфе приведен анализ военно-морского искусства Азовской флотилии. В частности, прослежена эволюция развития круга задач, решаемых флотилией, когда в 1769 - 1770 гг. она обеспечила защиту дельты Дона, являвшейся единственным выходом России на южные моря и глубоким тылом для Балканского театра военных действий, в 1771 г. - внесла значительный вклад в занятие и удержание русскими войсками Крымского полуострова, в 1772 г. - способствовала укреплению русского влияния на полуострове, конечным итогом чего стало подписание соглашения от 1 ноября, наконец, в 1773 - 1774 гг. сыграла решающую роль в защите Крыма и Керченского пролива, отразив все попытки турецкого флота высадить десанты.

Показано разнообразие оперативных приемов действий флотилии, среди которых в 1771 – 1774 гг., были следующие: осуществление переправы войск через Сиваш, обеспечение приморского фланга русской армии в период проведения Крымской операции, защита побережья Крыма при одновременном нарушении связи между Крымскими татарами и турками (путем проведения крейсерств отрядами и эскадрами флотилии), нанесение ударов по стратегически важному для турок порту (речь идет об атаках турецких судов в Казылташском лимане в 1773 г.), проведение психологического воздействия на противника (путем намеренного прохода кораблями вблизи берега при условии полной неожиданности этого для противника), а также выполнение транспортных и конвойных операций.

Подчеркнуто проявленное А.Н. Сенявиным стремление даже при силах уступающих турецкому флоту решать вопросы борьбы на море в генеральном сражении. Так он действовал в 1771 г., так он поступал и затем. Не меньшее значение имела и достигнутая им тесная взаимосвязь действий флотилии с русской армией в Крыму на протяжении всей войны.

Пристального анализа удостоились и выдвинутые во время данной войны стратегические планы использования флотилии, которые хотя и были не реализованы, но вызывают заслуженный интерес. Речь идет о замыслах проведения десантных операций в Крыму (план А.Н. Сенявина в 1770 г. и план Петербурга на кампанию 1771 г.) и против Синопа (идея И.Г. Кинсбергена в 1773 г.), а также крейсерской войны на Черном море и экспедиций против Константинополя. Причем, если в ударе по Босфору в 1770 г. флотилия участвовать еще явно не могла, а достижение успеха в экспедиции 1772 г. остается дискуссионным вопросом, то успешное воплощение идей десантных операций в Крым и крейсерской войны на Черном море было вполне реальным. Единственное, что надо заметить, ни Петербург, ни А.Н. Сенявин не обратили внимание на строительство значительного числа крейсерских судов, что, безусловно, серьезно ограничивало возможности флотилии. Кстати, нехватка таких судов была общей проблемой русского флота.

Следом за стратегией было проанализировано и тактическое искусство флотилии.

Кампании 1771 – 1774 гг. отмечены пятью столкновениями отрядов и эскадр Азовской флотилии и турецкого флота, причем четыре из них произошли в условиях открытого моря.

Кроме того, трижды русские выполнили атаки турецких транспортных судов в порту противника (при Казылташской пристани).

Что касается морских столкновений, то важнейшим отличием их было то, что противник каждый раз имел подавляющее превосходство в силах, и тем не менее, флотилия ни разу не уклонилась от боя. Более того, два раза атаковала именно она. Таким образом, моряки флотилии получали привычку драться с противником в море, что имело важное значение, поскольку укрепляло линию развития русского флота по английскому, а не французскому пути. Однако использовавшиеся флотилией приемы ведения боя во многом оставались в рамках существовавших правил, часть из которых стала явно догматичной (в частности, обязательная постройка линии перед атакой).

Тем не менее, продемонстрировала флотилия и интересные способы действий. Так, в 1771 г. при проведении операции переправы корпуса Щербатова в Крым через Сиваш лодочная эскадра обеспечила наведение моста, а корабельная эскадра провела прикрытие места переправы с моря. Впоследствии, этот прием получил развитие, только теперь не в оборонительной, а наступательной операции. В частности, в мае 1773 г. в эскадра Я.Ф.

Сухотина в Казылташском лимане провела фактически целую операцию по уничтожению судов противника с выделением из эскадры атакующего и прикрывающего отрядов. При этом последний занял позицию у входа в Лиман в форме полумесяца, а ударный отряд для атаки судов противника использовал комбинацию из артиллерийского удара на первом этапе и выдвижения вооруженных шлюпок при поддержке артиллерийского огня кораблей для довершения дела на втором этапе. Кроме того, майские события в Казылташском лимане стали еще одним примером ночных действий в Русско-турецкой войне 1768 – гг. В кампании же 1774 г. нельзя не отметить грамотно проведенную В.Я. Чичаговым защиту Керченского пролива и, в частности, первую его попытку позиционной обороны против намного более сильного флота.

Отмечены и недостатки в действиях флотилии: в частности, отказ от крейсерских действий на Черном море против неприятельской торговли и беспокоящих ударов по турецким портам, а также не использование нескольких весьма удобных случаев для нанесения противнику ощутимых потерь. Кроме того, указано, что невозможность проведения Азовской флотилией наступательных действий и состоявшаяся высадка турок в Крыму, уже после окончания войны, которой флотилия просто не могла помешать, наглядно свидетельствовали об ограниченных возможностях флотилии и необходимости создания линейного флота на Черном море.

Внимательному разбору подверглись в параграфе и действия турецкого флота. В завершении же был проведено исследование обнаруженных в РГАВМФ сигнальных инструкций А.Н. Сенявина и В.Я. Чичагова за кампании 1771 - 1774 гг. Его итоговый вывод однозначно говорит о действиях флотилии на основании регламентов и инструкций корабельного флота.

Четвертая глава «Личный состав Азовской флотилии в годы русско-турецкой войны1768 – 1774 гг.» состоит из четырех параграфов.

Первый параграф посвящен проблемам организации и численности личного состава Азовской флотилии в 1768 - 1774 гг. Вначале расписывается система подчиненности старших офицеров флотилии, как внутри нее, так и по отношению к внешним структурам управления.

Далее, рассматривается оформление первого штата личного состава флотилии. В частности, указывается, что он был предложен А.Н. Сенявиным уже 27 ноября 1768 г.

исходя из необходимости укомплектования 5 прамов и 60 лодок, составивших первый корабельный штат. В его варианте значилось 908 служителей. Список был утвержден, но с увеличением до 943 служителей. Кроме того, в состав флотилии откомандировывались пять рот морских батальонных служителей. Таким образом, первый штат личного состава флотилии насчитывал 1697 человек.

После этого, следует разбор ситуации с личным составом флотилии относительно каждой ее кампании. Так, по 1769 г. отмечаются трудности, возникшие из-за постоянного расширения судостроительных работ и как следствия этого - увеличения численности судов. В частности, в 1769 г. понадобились мастеровые и моряки для постройки и обслуживания «новоизобретенных» кораблей. И хотя А.Н. Сенявин составил необходимые списки своевременно, решение вопроса об их выделении затянулось на долгий срок (например, к началу работ по постройке этих кораблей на Дон не прибыло ни одного мастерового). Представленный же разбор решения проблемы позволил обрисовать как ситуацию, в которой создавалась флотилия, так и способности ее командующего.

В завершении рассмотрения кампании 1769 г. указано, что непривычный климат и тяжелые условия службы способствовали высокой заболеваемости и смертности среди не только мастеровых на верфях, но и моряков флотилии. В частности, отмечено, что в 1769 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.