WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Тогда же были организованы и органы управления тыловым хозяйством флотилии: контора Таганрогского порта и Павловское адмиралтейство. Таганрог стал первой военно-морской базой России на южных морях (предложение А.Н. Сенявина о восстановлении этого порта в качестве главной базы флотилии было утверждено Екатериной II 10 ноября 1769 г.) Тем временем, Российское правительство решило в 1771 г. провести операцию по овладению Крымом. Ситуация этому теперь явно благоприятствовала. Во-первых, в результате побед русского оружия в 1770 г. военно-экономический потенциал Турции был серьезно подорван, а ее силы распылены и скованы, а во-вторых, в лице подготовившейся к действиям на море в 1771 г. Азовской флотилии Россия получила важнейший инструмент для проведения крымской операции.

В результате, летом 1771 г. Крымский полуостров был занят. В Петербурге же посчитали, что теперь сложились все обстоятельства для создания на Черном море линейного флота и без перевода линейных кораблей из Архипелага. Следствием стало решение снова попытаться их построить, только теперь не на Дону, а в Крыму, т.е. речь вновь шла о превращении Азовской флотилии в линейный Черноморский флот. И августа А.Н. Сенявин получил высочайший рескрипт Екатерины II, которым ему было предписано проверить возможность постройки в Крыму двух линейных кораблей из крымского леса, или «по крайней мере, одного 66-пушечного корабля». Во всяком случае, Екатерина II предлагала найти хотя бы место удобное для верфи, а необходимый лес, сообщала она Сенявину, ею уже было предписано заготовить в районе Казани, и доставить в Азов.

Однако расчеты на постройку линейных кораблей в Крыму не оправдались.

Проведенная разведка показала, что для подобного строительства не было ни подходящего места для верфи, ни необходимых лесоматериалов. Об этом А.Н. Сенявин и сообщил Екатерине II в своем донесении от 27 октября 1771 г. Доставлять же в Крым все необходимое для строительства линейных кораблей из России было слишком дорого и трудно. А на Дону такие корабли, как считали в то время, было просто невозможно построить.

В итоге, после того, как А.Н. Сенявин дал отрицательный отзыв на возможность постройки в Крыму линейных кораблей, Высочайший Совет, принял решение о нецелесообразности попыток их постройки до конца войны: «лучше... не [п]оказывать понапрасну, что мы их имеем, и приготовиться к постройке оных на будущее время надобности». То есть курс на строительство линейного флота на Черном море был закреплен окончательно. Однако вопрос серьезного усиления флотилии в годы войны оставался насущным.

В этот момент английский адмирал на русской службе Ч. Ноульс предложил проект 58-пушечного фрегата для Азовской флотилии с учетом всех местных специфик. И высочайшим указом от 26 декабря 1771 г. Екатерина II повелевала отменить постройку ранее намеченных 66-пушечных линейных кораблей и вместо них построить два 58пушечных фрегата по указанному проекту. Такое усиление флотилии было тем важнее, что действия «новоизобретенных» кораблей в 1771 г. на Азовском и особенно Черном морях выявили их в целом низкие мореходные качества. Исходя же из размеров и состава вооружения данных фрегатов – это было решение о начале строительства для Черного моря крупных кораблей. Отмечается и большое значение этого решения с точки зрения развития отечественного кораблестроения.

После этого проводится анализ судостроительных и судоремонтных работ в Азовской флотилии в 1772 - 1774 гг. Так недостаток малых морских и транспортных судов привел к утверждению Екатериной еще в марте 1771 г. постройки 12 палубных ботов.

Кроме того, тогда же для перевозки грузов сухопутным войскам Екатерина II повелела построить 5 транспортных судов. 18 февраля 1773 г. в связи с острой необходимостью пополнить число транспортных судов, было утверждено строительство 4 галиотов.

Продолжение же войны вместе с активными действиями турок на Черном море в 1773 г.

вызвали указ 9 октября 1773 г. о постройке 3 42-пушечных фрегатов. Построены эти суда были на Новопавловской и Новохоперской верфях: на первой – 6 ботов и 2 галиота, а на второй – 5 фрегатов, 5 ботов, 5 транспортов и 2 галиота. Кроме 3 42-пушечных фрегатов, вошедших в строй лишь в 1777 г., все остальные указанные суда начали свою деятельность в 1772 – 1774 гг.

Относительно же судоремонта, приведены примеры подобных работ, их особенности и недостатки. В целом же подчеркивается, что начало истории судоремонта Черноморского флота также имело место в Азовской флотилии в годы войны 1768 - гг.

В завершении параграфа на основании материалов РГАВМФ впервые представлен реальный список судов Азовской флотилии как находившихся в ней на 1774 г., так и построенных за годы войны, позволяющий, наконец, до конца прояснить весьма запутанную в отечественной историографии ситуацию с ее корабельным составом. В частности, на момент окончания русско-турецкой войны 1768 – 1774 гг. во флотилии состояли 4 фрегата, 11 «новоизобретенных» кораблей (2 из них были не боеспособны), палубных ботов, 4 галиота, 5 транспортов, 4 флашхоута, 5 прамов (все находились в резерве). Два 42-пушечных фрегата были спущены на воду, но законсервированы, а один – не достроен. Всего же в 1769 – 1774 гг. без шлюпок и баркасов было построено 110 судов:

6 фрегатов, 12 «новоизобретенных» кораблей, 5 прамов, 12 палубных ботов, дубельшлюпка, 4 галиота, 5 транспортов, 4 флашхоута, 58 военных лодок, дноуглубительная машина и 2 камеля.

Кроме того, представлен анализ как сложившегося процесса постройки кораблей на Дону, так и итогов работ по созданию флотилии. В частности, выводы по итогам получились следующие. В целом российскому правительству и А.Н. Сенявину удалось создать флотилию, корабельный состав которой оказался способным выполнить практически все поставленные перед ним задачи. Причем особо стоит отметить продуманность шагов руководства страны и флотилии, позволившая флотилии, с одной стороны, в основном своевременно получать силы, необходимые для решения очередной задачи, а с другой - привлекать для этого и прежние силы. Так, первой была принята и успешно выполнена программа постройки судов необходимых для занятия и обороны дельты Дона (причем военные лодки использовались и для последующих действий на море). Далее, но практически одновременно с первой программой, началась разработка, а затем и реализация второй программы - создания эскадры, способной вести войну уже на море (построенные «новоизобретенные» корабли оказалось реально использовать и на Черном море). Наконец, по ходу реализации второй программы были предприняты шаги по дальнейшему развитию морских сил, что вылилось в итоге в досрочное и столь важное появление фрегатов. Успешными представляются и чисто конструкторские ходы. Не имея возможности строить крупные корабли вначале войны, насытили «новоизобретенные» корабли мощным наступательным вооружением - пудовыми гаубицами. Затем, не сумев перейти к постройке линейных кораблей, нашли вариант с большими фрегатами, вооруженными тяжелой артиллерией (18-фунтовыми единорогами). В итоге, получились две вполне боеспособные в условиях противостояния туркам эскадры - эскадра «новоизобретенных» кораблей и эскадра фрегатов.

Однако ставится вопрос о том, можно ли считать, что все имевшиеся ресурсы были грамотно использованы Со стороны А.Н. Сенявина дается утвердительный ответ. После этого, указывается, что проблема существовала в недостаточности получения им этих ресурсов из Петербурга: в частности, слишком пассивно развивали фрегаты (самым серьезным просчетом было то, что ни 32-, ни 58-пушечные фрегаты так и не были запущены в серию, хотя тот же Петр I уже в самом начале создания Балтийского флота прибегнул к серийной постройке как парусных, так и гребных судов), да и о крейсерских судах явно забыли. А ведь отсутствие последних оставляло за турками свободу на Черном море, да и флотилия лишалась полноценной дальней разведки.

Наконец, отмечается и то, что А.Н. Сенявину, несмотря на проблемы качества постройки кораблей и чрезвычайного напряжения выдавшихся для них морских кампаний, удалось в течение всей войны сохранить боеспособность практически всех единиц основных корабельных сил Азовской флотилии. Более того, флотилия оказалась способной возобновить деятельность и с окончанием войны. Подчеркивается, что это был по настоящему большой успех Сенявина, особенно с учетом итогов существования предшествующих Донской и Днепровской флотилии периода 1735 - 1739 гг.

Во втором параграфе представлены сведения по обеспечению судостроения на донских верфях и способу выполнения судостроительных работ. В частности, отмечается, что лесоматериалы заготавливались в Усманских, Оленьих, Борщевских, Битюгских, Шиповых, Хворостанских, Борисоглебских, а также прилежащих к рекам Хопер, Карачан и Ворона лесах (леса по реке Дон и его притокам). Заготовка мачтовых деревьев происходила в Шацком и Тамбовском уездах Воронежской губернии, что в связи с отдаленностью и труднодоступностью этих мест серьезно осложняло доставку мачтовых деревьев на место.

Артиллерию и боеприпасы поставили Баташевские (заводчики Иван и Андрей Баташевы) и Липецкие (казенные) заводы, а также Московский арсенал. Кроме того, были использованы пушки, находившиеся в Таврове, Павловске и крепости Св. Дмитрия Ростовского. Наибольшую роль в обеспечении флотилии артиллерией сыграли заводы Ивана и Андрея Баташевых. Именно они первыми откликнулись на запрос о изготовлении 360 фальконетов для вооруженных лодок и снарядов к ним. Заказ был выполнен успешно и с этого времени заводы Баташевых стали важнейшими поставщиками орудий, снарядов, балласта, якорей и прочих железных припасов для Азовской флотилии. Особенно же выручили заводы Баташевых с отливкой артиллерии для «новоизобретенных» кораблей в 1770 г.

Поставки железа, балласта, якорей в основном обеспечили Липецкие, Баташевские и Ореховские заводы. Порох доставлялся из Москвы. Прочие припасы либо поставлялись из Петербурга и Москвы, либо закупались с торгов на месте в виде заключения подрядов. В них участвовали московские, тульские, воронежские, орловские, тамбовские купцы.

Принимали участие в снабжении флотилии и представители знати: так князь Хованский поставлял мундирное сукно.

Далее приведены данные по активному участию государства в обеспечении Азовской флотилии всеми необходимыми припасами со стороны частных поставщиков. В частности, отмечен указ Екатерины II об установлении строго фиксированных цен на железо и железные изделия (10 копеек за пуд – столько же, за сколько государство покупало продукцию у казенных заводов) и ответственности за безотлагательное исполнение данных заказов.

Строительство кораблей осуществляли казенные мастеровые, моряки флотилии, а также плотники и кузнецы, командированные из северных губерний и из Москвы. Большое развитие болезней и высокая смертность на верфях при постоянной нехватке мастеровых приводили к широкому использованию труда моряков флотилии. Основную вырубку и вывозку лесов на верфи осуществляли направляемые Воронежским губернатором крестьяне.

В третьем параграфе подробно рассмотрено финансирование работ по организации флотилии. В целом на судостроение для Азовской флотилии в 1769 – 1774 гг. по обнаруженным данным было выделено около 375.000 рублей. В последствии для достройки 3 42-пушечных фрегатов было направлено еще порядка 140.000 рублей. На нужды же судоремонта Петербург отдельно выделил 50.000 рублей. Наконец, содержание личного состава Азовской флотилии, а также Таганрогского порта и Новопавловского адмиралтейства в 1768 – 1774 гг. потребовало финансирования в размере 896.045 рублей.

Цифры весьма небольшие на общем фоне финансовых затрат, но как делается вывод, совершенно окупившиеся.

Четвертый параграф состоит из материалов посвященных истории воссоздания Таганрогского порта. В нем подробно исследованы вопросы принятия решения о его восстановлении (утверждено Екатериной II в ноябре 1769 г.), финансирования (выделено 200.000 рублей), организации структуры (выполнена в 1769 - 1770 гг.), а также проведения работ (начались в сентябре 1770 г.). Представлены и данные об облике Таганрогского порта в ходе войны, в т.ч. и приведенные академиком И.А. Гильденштедтом, посетившим Таганрог в 1773 г., которые показывают, что к концу войны в Таганроге была полностью создана береговая инфраструктура и восстановлена половина гавани.

Третья глава «Боевая деятельность Азовской флотилии в войне 1768 - 1774 гг.» также делится на четыре параграфа.

Первый параграф посвящен начальному этапу военных действий, а именно 1769 – 1770 гг., которые в области боевой деятельности Азовской флотилии стали периодом чисто оборонительных действий в дельте Дона. В 1769 – 1770 гг. суда флотилии совместно с сухопутными войсками организовали прочную оборону дельты Дона. Это имело большое значение для России в 1769 – 1770 гг., так как успех турок в этом районе не только лишал бы Россию единственного на тот момент выхода на Азовское море (и фактически ликвидировал бы возможность создания на южных морях военно-морского соединения), но и создавал в целом серьезные проблемы, в связи с необходимостью переброски сюда войск.

Кроме того, подробный анализ дан предложенному Г.Г. Орловым в 1770 г. плану удара по Константинополю со стороны Черного моря с использованием войск в районе Дуная и судов как казачьих, так и Азовской флотилии. По его итогам делается вывод, что, хотя он имел сразу несколько серьезных проблем, но построенный на хорошем знании слабых мест турок и предшествующего опыта, в т.ч. казачьего, он выглядел совсем не таким безумным, как это иногда представляется в отечественной историографии. Более того, затем приводятся малоизвестные данные о решении его использовать в кампании 1772 г. для чего был принят масштабный план судостроительных работ в Дунайской флотилии.

Второй параграф посвящен следующим двум кампаниям Азовской флотилии. и 1772 года стали временем начала активной боевой деятельности Азовской флотилии, выхода ее на Черное море и укрепления там.

В июне - августе 1771 г. 2-я русская армия В.М. Долгорукова провела крымскую операцию в ходе которой благодаря ее тесному взаимодействию с флотилией А.Н.

Сенявина был, наконец, занят полуостров Крым. Азовская же флотилия вышла на Черное море, проведя в августе - сентябре первый в истории русского флота поход эскадры по этому морю.

Оценивая деятельность флотилии в крымской операции необходимо отметить следующие выводы. Она обеспечила переправу на Арабатскую стрелку корпуса Ф.Ф.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.