WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Основной целью греческой дипломатии стало обеспечение благоприятных внешних условий для внутренней модернизации и, как следствие, установление добрососедских отношений со странами Балканского полуострова и великими европейскими державами. Наиболее последовательно данная политика проводилась в период правления Э. Венизелоса (1928–1932 гг.), при котором были урегулированы итало-греческие отношения (в сентябре 1928 г. Муссолини и Венизелос подписали договор о дружбе и арбитраже) и наметилось сближение Греции с Югославией, Румынией и Турцией. При этом в отношениях с балканскими странами Венизелос стремился не брать на себя никаких формальных обязательств и сохранить возможность для дипломатического маневра. Отказ от политики лавирования произошел в Греции после прихода к власти Народной партии во главе с П. Цалдарисом. В 1934 г. Югославия, Румыния, Турция и Греция создали Балканский пакт, гарантировавший сохранность внутренних границ Балканского полуострова. Фактически этот договор был направлен против планов Болгарии по пересмотру ВерсальскоВашингтонской системы международных отношений.

Во втором параграфе «Греческая дипломатия в первые годы диктатуры (1936–1937)» анализируются первые шаги И. Метаксаса на международной арене. После установления диктатуры 4 августа греческая дипломатия вернулась к политике лавирования между великими державами. Данная дипломатическая тактика предполагала улучшение отношений как с Германией и Италией, так и с Англией и Францией и неприсоединение к союзам, направленным прямо или косвенно против одного из этих государств.

На первые годы правления Метаксаса приходится пик греко-германского экономического сотрудничества, которое привело к сильной экономической зависимости Греции от Рейха. В 1937 г. на Германию приходилось 27,2% общего объема греческого импорта и 31% экспорта, тогда как на Великобританию, второго по значению торгового партнера Греции, – всего 11% импорта и 9,6% экспорта. Помимо торговой экспансии Германия вела в Греции обширную пропагандистскую деятельность, развивалось активно сотрудничество между германским и греческим военными штабами. 30 октября 1937 г. был подписан первый договор правительства Греции с фирмой «Крупп» о поставках вооружения. Несмотря на то что Германия в основном сбывала устаревшие образцы оружия, эти поставки сыграли важную роль в укреплении обороноспособности Греции.

В то же время Греция сохраняла тесные экономические и политические связи с Великобританией, и греческая дипломатия никогда не противоречила британским интересам. Греция, в Первую мировую войну воевавшая на стороне Антанты, по-прежнему рассматривала Англию как главного потенциального союзника в случае начала новой европейской войны. В 1936 г. в условиях усиления международной напряженности Метаксас пытался избежать участия Греции в военном конфликте, и тем не менее на закрытых правительственных совещаниях он признавал, что в случае начала войны между английским и германским блоками Греция будет воевать на стороне Англии.

Политика лавирования проявлялась также в итало-греческих отношениях.

Желая укрепить отношения с Италией, осложнившиеся после подписания Балканского пакта, Греция одобряла все внешнеполитические акции Муссолини, а во время гражданской войны в Испании фактически поддержала Франко.

В первые годы правления Метаксаса отношениям с государствами Балканского пакта Греция уделяла заметно меньше внимания, чем при Цалдарисе. В переписке с премьер-министром Югославии М. Стоядиновичем на вопрос о том, готова ли Греция вступить в войну в случае конфликта одного из государств Балканского пакта с Италией, Метаксас ясно ответил, что Греция сохранит нейтралитет. Из этого следует, что в первые годы правления Метаксаса Греция не была готова взять на себя дополнительные обязательства в отношении стран Балканской Антанты.

В 1936–1937 гг. международная обстановка позволяла Греции с относительным успехом следовать политике нейтралитета и лавирования между западными державами и странами «оси». Но в 1938 г. Греция была вынуждена внести коррективы во внешнеполитический курс. В третьем параграфе «Поиск союзников (1938 – начало 1939 гг.) анализируются попытки греческой дипломатии упрочить международное положение страны в условиях обострения международных отношений и усиления итальянского влияния на Балканах.

В 1938 г. в Афинах внимательно следили за укреплением позиций Германии в Центральной Европе (аншлюс Австрии, отторжение Судетской области Чехословакии). Фактическое крушение Версальско-Вашингтонской системы международных отношений, направленной на сохранение сложившихся после окончания Первой мировой войны границ, угрожало территориальной целостности малых европейских государств, в том числе Греции. Но еще большую озабоченность греческого правительства вызывала британская политика умиротворения в отношении Италии. 16 апреля 1938 г.

Великобритания признала итальянскую аннексию Эфиопии. Перед греческим правительством вставал вопрос, насколько далеко готова пойти Великобритания в умиротворении Муссолини. В связи с этим греческая дипломатия вынуждена была работать в двух направлениях: с одной стороны, попытаться узнать, что готова сделать Великобритания для Греции и каковы дальнейшие перспективы развития англо-греческих отношений, с другой стороны, параллельно искать альтернативы Англии как главному ориентиру во внешней политике.

Весной–летом 1938 г. Греция заметно активизировала внешнюю политику на Балканах. Успешнее всего развивались отношения с Турцией, 27 апреля г. увенчавшиеся подписанием третьего по счету греко-турецкого соглашения – Дополнительного пакта, в соответствии с которым в случае войны, затрагивающей общую границу Греции и Турции, оба государства обязывались защищать ее неприкосновенность. Поскольку только Болгария имела возможность вести боевые действия в районе реки Эврос, по которой проходила греко-турецкая граница, данный договор приобрел отчетливое антиболгарское звучание. Греко-турецкое соглашение должно было убедить Болгарию в бесперспективности ее планов в отношении Фракии.

В то же время Греция стремилась урегулировать отношения с Болгарией и готова была пойти на ряд уступок болгарской стороне. В конце июля 1938 г. в Салониках состоялась встреча И. Метаксаса с Г. Кьосеивановым, во время которой премьер-министр Греции от имени стран Балканской Антанты подписал пакт, в соответствии с которым де-юре отменялись все статьи Нейиского договора, препятствовавшие перевооружению Болгарии. Салоникский пакт дополнялся договором о ненападении между Болгарией и Балканской Антантой.

Греция рассматривала Салоникские соглашения как первый шаг на пути присоединения Болгарии к Балканскому пакту. После окончательного урегулирования отношений с Болгарией Греция планировала превратить Балканскую Антанту в военно-политический союз, гарантирующий не только внутренние, но и внешние границы его стран-участников. Невозможность реализовать данную идею стала очевидна на Бухарестской конференции стран Балканской Антанты в феврале 1939 г., во время которой со всей полнотой проявились противоречия между балканскими странами.

Осенью 1938 г. греческая дипломатия предприняла несколько попыток заключить союз с Англией или, по крайней мере, добиться от нее гарантий от итальянской агрессии. 3 октября 1938 г. на встрече с британским послом в Афинах Метаксас сделал прямое предложение о союзе: «Альянс с Великобританией – вот что мне нужно… Мы должны принять тот простой факт, что греческие острова и порты в случае европейской войны будут иметь первостепенную важность для британского флота и авиации…». Фактически Греция готова была отказаться от политики нейтралитета, которой Метаксас придерживался в начале своего правления. Но британское правительство, стремившееся улучшить отношения с Италией, на тот момент времени не было заинтересовано в союзе с Грецией. Великобритания и Франция впервые предоставили Греции столь необходимые гарантии независимости лишь апреля 1939 г., после того как итальянские войска оккупировали Албанию и вышли непосредственно к греческим границам.

В рамках четвертого параграфа «Советско-греческие отношения в 1936– 1939 гг.» отдельным блоком рассмотрены проблемы экономического и политического сотрудничества между Грецией и Советским Союзом.

Динамичное развитие советско-греческих отношений затруднялось различием политического строя в СССР и Греции, антикоммунистической направленностью внутренней политики И. Метаксаса, репрессиями против греков в Советском Союзе, постоянными сменами руководства в советском полпредстве, затянувшимися разногласиями по экономическим вопросам. СССР и Грецию объединяла общая заинтересованность в том, чтобы Балканы не стали зоной доминирования какой-либо из европейских держав. В обозначенный период СССР, как и Греция, выступал за сохранение сложившихся после окончания Первой мировой войны границ, в том числе на Балканском полуострове. Весной–летом 1939 г. на переговорах с Великобританией и Францией о совместной борьбе в случае агрессии со стороны держав «оси» СССР заявлял о готовности предоставить немедленную помощь Польше, Румынии, Бельгии, Турции и Греции в случае нападения на них агрессора, но только при условии аналогичных обязательств западных держав в отношении стран Прибалтики и Финляндии. Общность стратегических интересов СССР и Греции сохранялась вплоть до подписания Советским Союзом пакта о ненападении с Германией и начала Второй мировой войны.

В пятом параграфе «Международное положение Греции с сентября г. по середину 1940 г.» исследуются взаимоотношения Греции с великими державами и балканскими странами накануне и в начальный период Второй мировой войны. В данный период безопасность греческих границ обеспечивалась английскими и французскими гарантиями, и судьба Греции зависела от исхода военных действий в Западной Европе. В первые месяцы войны Италия сохраняла нейтралитет и выжидала удобного момента для осуществления захватнических планов в отношении Греции. Осенью 1939 г.

Муссолини предпринял даже ряд дипломатических шагов, направленных на нормализацию итало-греческих отношений. 20 сентября 1939 г. было обнародовано совместное итало-греческое коммюнике, в котором говорилось о намерении развивать дружественные отношения, несмотря на сложную международную ситуацию в Европе.

В рассматриваемый период происходило постепенное свертывание грекогерманских торговых связей и переориентация греческой экономики на Великобританию. Осенью 1939 г. Великобритания настояла на подписании греческим правительством договора, накладывающего ограничения на греческий экспорт в Германию. В соответствии с договором о мореплавании от 22 января 1940 г. греческие судовладельцы передали Англии 60 кораблей общим водоизмещением около 500 тыс. тонн.

В мае 1940 г. после нападения Германии на Францию международные позиции Греции резко ухудшились. Воспользовавшись немецким наступлением на Западном фронте, Муссолини объявил Франции войну и начал готовить вторжение в Грецию. О стремительном ухудшении итало-греческих отношений свидетельствовала начавшаяся в итальянской печати пропагандистская кампания против Греции и участившиеся обвинения со стороны правящих кругов Италии в нарушении Грецией политики нейтралитета. После капитуляции Франции июня 1940 г. вторжение итальянских войск на территорию Греции стало вопросом времени.

Во второй главе диссертационной работы «Итало-греческая война» исследуются военный и дипломатический аспекты истории Греции накануне и в период сопротивления итальянской агрессии. Началу военных действий предшествовали провокации на албано-греческой границе, рассмотренные в первом параграфе «Накануне итало-греческой войны». 12 августа 1940 г.

Италия обвинила греческую сторону в убийстве албанца Д. Ходжи. Тремя днями позже греческий легкий крейсер «Элли» был торпедирован итальянской подводной лодкой. В этой ситуации греческая дипломатия действовала крайне осторожно, особенно в отношениях со странами «оси», чтобы не дать повода для агрессии. Несмотря на концентрацию итальянских войск в Эпире, в августе г. Метаксас отказался провести мобилизацию, опасаясь, что данная мера не только спровоцирует Италию, но и вызовет недовольство Германии.

В августе 1940 г. Гитлер выступил резко против начала военных действий на Балканах и решил не начинать военных действий на албанской границе до тех пор, пока не определятся перспективы войны между Германией и Великобританией. После того как операция «Морской лев» по захвату Великобритании была отложена на неопределенный срок, Муссолини форсировал подготовку к агрессии.

Во втором параграфе «День «Охи» и вступление Греции во Вторую мировую войну» анализируется внутриполитическая и международная реакция на начало итало-греческой войны и степень готовности греческих и итальянских вооруженных сил к военным действиям.

28 октября, день, когда И. Метаксас ответил «нет» (по-гречески – «охи») на итальянский ультиматум, стал одной из самых ярких страниц в новейшей истории Греции. Решение Метаксаса отклонить итальянский ультиматум было поддержано греческим народом и основными политическими силами, которые сплотились вокруг существующего политического режима перед лицом внешней угрозы. Национальный подъем в Греции и высокий моральный дух греческих войск стали одной из главных причин последующих побед в борьбе с итальянской агрессией.

Единственной страной, открыто поддержавшей Грецию 28 октября и предложившей ей военную помощь, была Великобритания. Все остальные государства заявили о своем нейтралитете. Надежды греческого правительства на помощь со стороны Турции, ближайшего союзника Греции на Балканах, не оправдались. С другой стороны, два потенциальных противника Греции – союзная Италии Германия и стремившаяся к пересмотру границ Болгария – также сохранили нейтралитет.

Начиная с апреля 1939 г. Генеральный штаб Греции вел интенсивную подготовку к возможной войне с Италией. Если до итальянской оккупации Албании план военных операций рассматривал только возможность войны с Болгарией, то теперь подготовка к войне велась как во Фракии и Северной Македонии, так и в Эпире. Тем не менее болгаро-греческая граница, защищенная «линией Метаксаса», была укреплена значительно лучше границы с Албанией.

Ситуация усугублялась тем, что накануне итало-греческой войны И. Метаксас не позволил А. Папагосу провести мобилизацию и перебросить часть войск из центральных районов Греции на албано-греческую границу. Однако, как признавали многие военные специалисты, в частности представители германского генштаба, Греция располагала лучшей в Европе горной артиллерией, которая была крайне необходима в предстоящей войне. Слабым местом в греческой обороне было фактическое отсутствие авиации.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»