WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Вовлечение сатурнова стиха в сферу римской сатуры заставляет нас специально обратить внимание на то, что в наших источниках этимологическое сближение Sturnius ~ satura отсутствует и, по всей видимости, оно никогда римскими учеными не делалось.

Обращаясь к упоминаниям о сатурновом стихе, которые сохранились у грамматиков (Часть 1.4 «Поздние грамматические источники о сатурновом стихе»), мы ставим на первое место свидетельство Харисия (I 288 GLK). Интересующий нас отрывок разделяется на две части, метАнализ этого текста с точки зрения истории театра содержится в книге [Д. В. Трубочкин. «Все в порядке! Старец пляшет...» Римская комедия плаща в действии. М., 2005].

рическую и мифоисторическую, которые рассматриваются нами отдельно. Обе части имеют независимое происхождение и содержат очень ранние элементы, восходящие к республиканской учености. Прежде всего, Харисий связывает термин Sturnius c метрически сложными лирическими формами далеко не древнейшей поэзии (Акций и Левий).

Харисий называет сатурновы стихи genus ametron, что заставляет нас предпринять специальное исследование смысла метрического термина, начиная с Аристотеля (Poet. 1451a 38 – 1451b 3).

Мифоисторическая часть свидетельства Харисия представляет особый интерес, поскольку сатурнов стих включается в эвгемеристический контекст.

Гораций, Вергилий и аноним «Истории зрелищ» говорят о древней, примитивной стадии цивилизации. Люди в древности были наивны и безыскусны, но их религиозная практика стала источником для культов и обрядов последующих поколений. Такую же идею излагает Харисий, но на этом сходство заканчивается. Сатурнов стих у Харисия принадлежит сфере серьезной гимнической поэзии, нет никаких намеков на примитивную драму, на шутки или сельскую брань.

Эвгемеристические мотивы оказываются удивительно устойчивыми в римской грамматической традиции. С незначительными вариациями сатурнов стих связывают с царством эвгемеристического Сатурна: схолии к Горацию Epist. II 1, 157/158 (Porphyrio, Pseudo-Acro), Атилий Фортунатиан (VI 283, 13 GLK), Origo gentis Romanae (4, 4), Диомед (I 512, 18 GLK), Фест (432, 13 L). Последние два представляют особый интерес, поскольку связывают ‘Сатурна’, ’Фавнов’ и Невия.

Все это позволяет предположить, что эвгемеристический комплекс, связанный с сатурновым стихом, восходит к сочинению «Эвгемер» Энния и отчасти к эвгемеристическим пассажам «Анналов». Сам термин Sturnius versus имеет эвгемеристическую мотивацию. Значительным был вклад Варрона, который, как можно предполагать, закрепил за Невием статус ‘изобретателя’ сатурнова стиха. Возможно, именно Варрон виновен в том, что термин Sturnius versus переместился в историко-литературную концепцию стадиального развития драмы, для которой принципиальное значение имела инвектива.

В следующей части (1.5 «Метеллов стих») рассматривается образцовый сатурнов стих грамматиков dabunt malum Metell Naevi poetae Обнаруживается, что этот ‘ответ Метеллов Невию’ теснейшим образом связан с идеей инвективы. Вероятно, он был сконструирован как пример связанного с ателланой ‘эксодия’, который автором «Истории зрелищ» описывался как вольное, шутливое или бранное выступление римских граждан. Тот факт, что метеллов стих был принят грамматиками как метрический образец, указывает на решающую роль инвективной концепции в формировании поздних грамматических представлений, закрепившихся за термином versus Sturnius.

В схолиях Псевдо-Аскония (ad Ciceron. Verr. I 29) утверждается, что Метеллы отвечали на стих Невия ft Metell Rmae funt cnsuls Ассоциация этого ямбического сенария с сатурновым ‘ответом Метеллов’ создает значительные трудности. Мы доказываем, что сообщение Псевдо-Аскония ошибочно. Стих Невия происходит из драмы, смысл его был хвалебным (следовательно, источником была, вероятно, претекста). С инвективным ‘стихом Метеллов’ стих Невия был связан случайно в результате искажения грамматической традиции.

Первую главу завершает синкрисис двух ветвей римской традиции сатурнова стиха (Часть 1.6 «Общая характеристика грамматической традиции»). Наиболее важен для последующего исследования вывод о том, что сатурнов эпос Невия был интегрирован в эвгемеристическую концепцию. К этой же ветви может быть отнесена хвалебная погребальная поэзия (Харисий). Для другой ветви характерен интерес к инвективным и лирическим (в широком смысле) мотивам. Мы предполагаем, что грамматические описания ‘сатурнова стиха’, связанные с инвективной ветвью, были ориентированы на относительно позднюю поэзию эпиграмматического типа, которая использовала ‘метеллов стих’ как основную метрическую форму. Весьма вероятно, что именно для этой поэзии выражение verss Sturni было самоназванием.

В ГЛАВ Е II «Корпус сатурновой поэзии» мы, опираясь на выводы, сделанные в Главе I, даем описание грамматических примеров (Часть 2.1). Приходится констатировать ожидаемый в свете наших исследований результат: римские грамматики, описывающие сатурнов стих, не учитывают эпос, нет также никаких признаков архаизации сатурновых примеров. Гипотеза о влиянии инвективной концепции позволяет обосновать инвективную интерпретацию примера summs ops qu rgum rgis refrgit (Fortunat. VI 294, 1) Анализ грамматических цитат заставляет сомневаться в том, что они были искусственно придуманными учебными примерами. В диссертации доказывается, что примеры происходили из эпиграмматической сатурновой поэзии, восходяшей к сатурновой книге Акция.

Далее (Часть 2.2) рассматриваются Carmen Saliare и Carmen Arvale. В древности признавался поэтический характер Carmen Saliare.

Варрон (De Lingua Latina VII 2) называл эту ‘песнь’ первым поэтическим словом римлян (Rmnrum prma verba potica). Carmen Saliare, как и полностью утраченный ‘гимн’ Ливия Андроника (Liv. XXVII 37) сопровождались плясовым ритмом, ‘отбиваемым ногой’. Это позволяет связать Carmen Saliare с теорией пляски, отраженной в «Истории зрелищ». Нельзя исключить того, что Варрон относил Carmen Saliare к древней ‘поэзии Фавнов’. ‘Арвальская песнь’ не упоминается в римских источниках (кроме самой Арвальской надписи), но описание обряда г н.э. ясно указывает на то, что исполнение Carmen Arvale сопровождалось особыми телодвижениями (tripodti). Состояние текста обоих памятников таково, что их метрический анализ мы признаем невозможным.

Специальное исследование, сделанное в этой части показывает, что «Афоризмы Аппия Клавдия», известные под названием Carmen (Sententiae) Appii Claudii, не принадлежат сатурновой традиции и были прозаическим текстом.

После древнейших римских Carmina предлагается критический обзор сатурнова эпоса (Часть 3) и эпиграфических памятников (Часть 4). Среди эпических памятников рассматриваются фрагменты Carmen Priami. Мы присоединяемся к мнению тех ученых, которые считали этот текст поздним1. Carmen Priami необходимо отделять от раннего сатурнова эпоса, представленного Ливием Андроником и Невием.

Особый раздел данной главы посвящен надписям, известным по литературным источникам (Часть 2.5). В силу своего происхождения Как справедливо замечает Кёртни, Carmen Priami “не принадлежит живой традиции сатурновой поэзии” [The fragmentary Latin poets / Ed. by E. Courtney. Oxford, 2003. P. 44].

этот отдел сатурнова корпуса включает спорные и сомнительные тексты. Подложность сатурнова стиха из надписи Эмилия Регилла (PseudoBassus VI 265, 25 GLK) доказывается серьезными филологическими аргументами. Напротив, подлинность надписей Атилия Калатина (Cicero. De Fin. II 116; Cato 61) и Квинкция Цинцинната (Livius VI 29, 10)1 может быть подтверждена метрическим анализом.

ГЛАВ А III «Фонетика и просодия сатурнова стиха» посвящена описанию просодических элементов сатурнова стиха и изложению общих принципов просодического анализа, применимых к сатурнову материалу (Часть 3.1). Специальное исследование посвящено понятию икта. Определенная часть сатурновой традиции связана с ритмом пляски. Этот ‘внешний икт’ надежно распознается в высказываниях грамматиков о ритмических ударах, сопровождающих декламацию стихов.

Исследование контекстов, в которых латинские cere ‘ударять’, ictus ‘удар’, а также близкие по значению глаголы ferre, percutere и их производные связаны или с чтением стихов, или вообще с фонетикой, позволяет утверждать, что помимо внешнего икта-удара (это понятие в источниках более связано с глаголом ferre) грамматики признавали икт, выражаемый внутренними фонетическим средствами. Этот внутренний икт выделял отдельные стопы стиха. Учение об иктах развивал метрик Юба (apud Priscianum III 420 GLK). Подобное учение связывалось и с сатурновым стихом (Aphthonius VI 140, 1–6 GLK), что в дальнейшем используется нами как один из аргументов в пользу отождествления первоисточника грамматических учений о сатурновом стихе с метрикой Юбы.

Большая часть третьей главы посвящена явлениям архаической просодии, наблюдаемым в сатурновых стихах. Мы последовательно рассматриваем сокращение гласных в конечных слогах (Часть 3.3), ямбическое сокращение (Часть 3.4), отпадение конечного -s# (Часть 3.5), зияние и элизию (Часть 3.6). Несмотря на ограниченность материала, можно показать, что сатурнов эпос сохраняет некоторые значимые для стихосложения черты, которые представляются более архаичными, чем Достоверность надписи Квинкция была показана Н. Н. Казанским [Н. Н. Казанский. Победная надпись Тита Квинкция (Liv. VI. 29, 9) // Палеобалканистика и античность. 1989. С. 165-169].

фонетика комедий Плавта. Таким образом, речь не идет о специфических архаизмах в идиолекте Невия. В эпосе и драме поэт использовал разные версии поэтического языка в целом и фонетики в частности.

Эпический вариант был существенно более архаичным.

В конце главы (Часть 3.7) дается методологическое обоснование процедуры выявления словоделительных схем в сатурновых стихах.

Все современные теории сатурнова метра открыто или скрыто зависят от античных метрик. Критическое исследование древних метрических теорий по этой причине необходимо не только само по себе, но и для прояснения наших собственных идей, поэтому ГЛАВ А IV «Метрические структуры сатурнова стиха» начинается исследованием метрических теорий римских грамматиков (Часть 4.1). Детальное рассмотрение текстов грамматиков доказывает, что все они восходят к единому первоисточнику.

Далее исследуются примеры, сопровождающие рассуждение Харисия (I 288 GLK) о ‘длинных сатурновых стихах (Часть 4.2 «Парадоксальные сатурновы стихи Харисия»). Метрическая реконструкция этих примеров (Левий, «Феникс» (fr. 22 FPL) и Акций, «Эпигоны» 598– 599, 590–591) позволяет установить связь этих на первый взгляд уникальных примеров с общим для всех грамматиков источником (Юбой).

В Части 4.3 исследуются метрические компендии, непосредственно восходящие к Liber de metris Caesii Bassi (Псевдо-Басс, Афтоний, Терентиан Мавр). Особенности этих текстов позволяют определить общий для всех грамматических изложений сатурнова стиха источник, который мы отождествляем с утраченным сочинением Юбы, создателя латинской версии метрики прототипов. Это решает вопрос о происхождении авторитетного компендия Liber de metris Caesii Bassi, зависимость которого от первоисточника, отождествляемого с метрикой Юбы (конец II в. н.э.), неоспорима. Таким образом, Liber de metris не мог быть написан Цезием Бассом, поэтом эпохи Нерона.

В Части 4.4 дано метрическое описание примеров, цитированных грамматиками. Устанавливаются структурные отличия этих стихов от метрически близких ямбических и трохеических размеров.

Предлагаемая нами метрическая теория изложена и обоснована в Части 4.5 «Квантитативная теория сатурнова стиха». Реконструируются три стадии развития метрической структуры эпического сатурнова стиха.

(1) Строго силлабическая структура, состоящая из двух полустиший по 7 и 5 метрических позиций ()1:

|[1 2 3 4 5 6 7][2.1 2.2 2.3 2.4 2.5]| Каждая позиция реализуется одним слогом.

(2) На следующей стадии мы предполагаем квантитативное урегулирование концовки обоих полустиший, которое едва ли заходило далее предпоследнего слога. В этой позиции закрепляется тяжелый слог. По всей видимости, на этой стадии были выработаны диерезы Корша. Оба структурных элемента (спондеический <>2 исход и диерезы Корша) обладают примерно одинаковой степенью устойчивости в литературном сатурновом материале, но сегмент перед диерезой Корша не был затронут квантитативным нормированием. Из этого следует, что диерезы Корша формировались относительно поздно, но все же в ту эпоху, когда сатурнов стих сохранял строго силлабический строй. С учетом диерез Корша устанавливается следующая силлабическая схема, осложненная квантитативными завершениями полустиший:

|[[1 2 3 4][5 6 7]][[2.1 2.2][2.3 2.4 2.5]]| (3) На последней стадии развивается ничем не ограниченная подстановка просодических элементов <>, <>, <> во все позиции исходной силлабической схемы, кроме предпоследней позиции каждого полустишия (6 и 2.4). Очевидно, что система с допущением всех трех элементов <>, <>, <> предполагает моросчитающий язык, в котором существовали двусложные матрицы3.

С большой уверенностью можно утверждать, что третья стадия была пройдена сатурновым стихом в Риме в начальный период форми Цифры обозначают номера метрических позиций отдельно в первом и втором колонах; в первом колоне вместо полных индексов (1.1) стоят сокращенные (1).

Далее обозначаем тяжелый (долгий) слог символом, а легкий (краткий) — символом, произвольный (или безразличный) слог — символом.

Критерии моросчитающей системы рассматриваются в статье [А. М. Белов. Вопрос о морах (оппозиция арифметической кратности в греческом и латинском языках // Discipuli Magistro: К 80-летию Н. А. Федорова. М., 2008. С. 53-73].

рования классической просодической системы. Соотнести сатурнов стих с каким-либо этносом или территорией на первых двух стадиях не представляется возможным.

Эта теория имеет два измерения.

Во-первых, устанавливаются более отчетливые связи с индоевропейским силлабическим стихом. Древние силлабические структуры отчетливо читаются, несмотря на вторжение квантитативного принципа, в значительной части сохранившегося эпического материала. Проблема индоевропейского прошлого сатурнова стиха лежит вне пределов нашей диссертации. Ограничимся указанием на то, что римский сатурнов стих в структурном отношении очень близок силлабическому прототипу, и можно предполагать, что речь идет и о хронологической близости. Это, по всей видимости, исключает греческое происхождение сатурнова стиха, поскольку квантитативная реформа греческого стихосложения произошла задолго до того времени, когда гипотетическое греческое влияние было бы возможно.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»