WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Проблемой отечественной социально-психологической практики является недостаток сравнительных исследований влияния различных программ социальнопсихологического тренинга в рамках поликультурного обучения на этнокультурную компетентность подростков. Важное значение имеют дискуссии по данной теме в современной научной этнологической среде. Согласно мнению ряда этнологов, решение проблем межэтнической напряженности не требует акцентирования на психологических проблемах этнической идентичности [Тишков, 1997, 2005].

Следовательно, чтобы подтвердить или опровергнуть данную позицию, необходимо определить, будут ли методы, направленные на развитие метакомпетентности (коммуникативной), необходимым и достаточным условием налаживания межкультурного взаимодействия на психологическом уровне.

Цель эмпирического исследования – изучение эффектов различных тренинговых программ поликультурного обучения в развитии этнокультурной компетентности.

В основу классификации программ социально-психологического воздействия была положена понятийная схема, предложенная К. Стефан и У. Стефаном [Stephan, Stephan, 2001].

В соответствии с целью исследования и данной схемой, в качестве методов воздействия использовались следующие программы социально-психологического тренинга:

1. Тренинг развития этнокультурной компетентности (интерактивный по методу воздействия и «прямой» по содержанию). Программа была разработана и апробирована коллективом авторов в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» (2001-2005 гг.) с участием диссертанта. Подробное описание тренинга приводится в литературе [Лебедева и др., 2003; Лебедева, Лунева, Стефаненко, 2004; Лебедева, Стефаненко, Лунева, 2004; Купавская, Татарко, 2004;

Стефаненко, Купавская, 2006]. Основная цель тренинга – развитие навыков конструктивного межэтнического диалога.

2. Тренинг развития коммуникативной компетентности (интерактивный по методу воздействия и «непрямой» по содержанию). В основе программы лежит модифицированный автором «Тренинг коммуникативной компетентности» Е.В. Сидоренко [Сидоренко, 2004; Рогашкова, 2007]. Основная цель тренинга – развитие навыков конструктивного межличностного диалога.

Стандартизация программ тренингов была проведена с использованием следующих критериев.

Во-первых, в основу обоих тренингов положена единая методологическая база, которая представлена в виде следующей таблицы (См. Таблицу №2).

Таблица №2. Методологическая основа программ социально-психологического воздействия Уровень Реализация в программе тренинга методологии - Общенаучные принципы социокультурной детерминации психологических процессов и теорий [Зинченко, 1997; Шпет, 1996; Markus, Kitayama, 1998].

Общая - Подход к человеку и его социальной сущности в ансамбле методология всех общественных отношений (бытие человека в мире, познание и преобразование человеком культуры, конструирование им социальной реальности) [Андреева, 2005].

- Системный подход как средство познания многокачественных целостных явлений природы и общества [Асмолов, 2001].

- Деятельностный подход, согласно которому детерминантой групповой реальности выступает деятельность совместная, Частная поэтому и «перестраивать, изменять социально(специальная психологические характеристики группы, влиять на них методология) следует прежде всего посредством изменения, перестройки совместной деятельности» [Петровская, 1982, с.97; см. также Леонтьев, 1983].

- Универсалистская теоретическая ориентация в этнопсихологии [Стефаненко, 2003; Триандис, 2007; Berry et al., 2002].

Совокупность - Когнитивно-бихевиоральная парадигма [Шульц, Шульц, 1998;

конкретных Эллис, Драйден, 2002].

методических - Принципы гуманистического подхода [Петровская, 1989;

приемов Роджерс, 1998].

Во-вторых, цели и задачи тренингов сформулированы в единой концептуальной схеме, с выделением перцептивной, коммуникативной и интерактивной составляющих межкультурного взаимодействия. В-третьих, все контролируемые процессы подготовки и проведения тренинга были уравнены: продолжительность тренинга (4 дня по 3 часа), количество (12-15 человек) и возраст участников группы (13-17 лет), принадлежность к этносу и гендеру, подбор ведущих.

В результате проведенной стандартизации за единицу анализа были приняты изменения на личностном уровне, которые могут быть объединены в различные группы по интересующим нас признакам.

В соответствии с вышесказанным, задачами исследования стали:

1. Проведение тренингов развития компетентности в общении (метод «непрямого» воздействия) и этнокультурной компетентности (метод «прямого» воздействия) в рамках поликультурного обучения подростков.

2. Проведение сравнительного анализа эффектов «прямого» и «непрямого» воздействия на развитие этнокультурной компетентности.

Предмет исследования – эффекты программ социально-психологического тренинга в развитии этнокультурной компетентности.

Объектом исследования является этнокультурная компетентность подростков.

Представляется важным и необходимым изучение всех трех составляющих этнокультурной компетентности, однако внимание было сконцентрировано прежде всего на мотивационном компоненте. Связано это с тем, что для последовательного решения глобальной задачи налаживания межкультурного диалога в первую очередь необходимо определить методы воздействия на мотивацию участников взаимодействия. Именно она по завершению обучения определяет, каков будет уровень знаний и поведение подростка в реальном общении.

В исследовании участвовали подростки в возрасте 13-17 лет, представители различных культур, проживающие в городах России, всего 547 человек (из них юноши и 384 девушки). Данный возраст был выбран потому, что этническая идентичность подростков, как правило, уже сформирована или находится на завершающих стадиях формирования [Стефаненко, 2003; Эриксон, 1996].

Исследование проводилось в рамках поликультурного обучения, главные предпосылки успешности которого - наличие условий для открытого общения и взаимодействия представителей двух и более культур на основе идеологии принятия культурного разнообразия как ценности общества [Лебедева, Лунева, Стефаненко, 2004; Стефаненко, Купавская, 2006; Рот, Коптельцева, 2006; Berry et al., 2002;

Shachar, Amir, 1996].

Основная гипотеза исследования:

В рамках поликультурного обучения эффекты «прямого» и «непрямого» методов воздействия на этнокультурную компетентность различны.

Гипотезы-следствия:

1. Метод «прямого» воздействия фасилитирует прежде всего развитие мотивационной составляющей этнокультурной компетентности.

2. Метод «непрямого» воздействия фасилитирует прежде всего развитие личностных качеств, способствующих межкультурному взаимодействию.

Методики исследования:

1. Методика исследования результатов тренинга межкультурного взаимодействия, созданная и апробированная Н.М. Лебедевой и А.Н. Татарко [Татарко, Лебедева, 2004].

2. Методика измерения выраженности этнической идентичности Дж. Финни.

Опросник адаптирован и проверен на валидность А.М. Арбитайло [Стефаненко, Арбитайло, 2006].

3. Опросник «Многофакторное исследование толерантности» (МИТ), созданный, апробированный и валидизированный Ю.Д. Бабаевой, П.А. Сабадошем [Бабаева, Сабадош, 2008].

Процедура эмпирического исследования. Эмпирическое исследование проходило в два этапа. В пилотажном исследовании приняли участие 272 человека, старшие школьники и студенты младших курсов ВУЗов Москвы, Севастополя и Владикавказа.

Была проведена проверка надежности и эмпирической валидности методики «Оценка эффективности тренинга межкультурного взаимодействия». По результатам пилотажного этапа было получено методическое обоснование возможности использования методики в соответствии с целями исследования.

В основном исследовании приняли участие 275 человек, старшие школьники г. Москвы. Среди них 200 девушек и 75 юношей. По этническому составу группы включали в себя представителей русской, татарской, украинской, армянской, осетинской и других национальностей. В общей сложности предметом исследования стали эффекты 9 тренингов «прямого» и 8 тренингов «непрямого» воздействия.

Второй параграф посвящен обсуждению результатов пилотажного исследования, в котором приняли участие 272 человека, старшие школьники и студенты первого-второго курсов ВУЗов. Основной задачей этапа была проверка надежности и валидности методики «Оценка эффективности тренинга межкультурного взаимодействия» [Татарко, Лебедева, 2004], которая проводилась методами корреляционного анализа (коэффициент Спирмена), а для вычисления согласованности пунктов и шкал опросника использовался коэффициент альфа Кронбаха.

Полученные результаты подтвердили эмпирическую и содержательную валидность шкал изучаемой методики. В результате в исследовании мотивационный компонент этнокультурной компетентности был представлен следующими шкалами:

• Готовность проявлять эмпатию к представителям иных культур измеряется уровнем шкалы «Эмпатия»;

• Готовность вступать во взаимодействие отражается в показателях по шкалам «Отсутствие тревожности» и «Готовность к взаимодействию»;

• Уровень аттракции к представителям иной культуры выражается через шкалы «Аттракция» и «Отношение»;

• Культурно-специфичное динамическое состояние личности - «мотивация на общение» с представителями изучаемых культур;

• Потребность в получении знаний о представителях иной культуры измеряется с помощью шкалы «субъективная оценка когнитивного компонента этнокультурной компетентности».

Третий параграф посвящен описанию и анализу результатов основного этапа исследования, где респондентам, представителям различных культур, предлагалось принять участие в одной из тренинговых программ. До и после проведения тренинга были зафиксированы:

составляющие мотивационного компонента этнокультурной компетентности (шкалы «эмпатия», «отсутствие тревоги», «готовность к взаимодействию», «аттракция», «отношение», «мотивация на общение» методики «Исследование результатов тренинга межкультурного взаимодействия»), субъективная оценка когнитивного компонента этнокультурной компетентности (соответствующая шкала методики «Исследование результатов тренинга межкультурного взаимодействия»), степень выраженности личностных качеств, способствующих межкультурному взаимодействию (шкалы «рефлексивность», «плюрализм», «гибкость» и «миролюбие» методики «Многофакторное исследование толерантности»).

В разделе 3.1. обсуждаются эффекты, полученные в результате проведения тренинга развития этнокультурной компетентности («прямое» воздействие). По данным методики оценки эффективности этого типа тренинга на уровне значимости p<0,01 наблюдаются положительные статистически значимые сдвиги по шкалам:

«амбивалентность этнической идентичности», «оптимизм относительно будущих межэтнических отношений», «отсутствие тревожности при взаимодействии с представителями других групп», уровень «аттракции к украинцам»; «эмпатия», «аттракция», «отношение», «готовность к взаимодействию» с представителями народов Северного Кавказа, «субъективная оценка когнитивного компонента этнокультурной компетентности». На уровне значимости p<0,05 были зафиксированы позитивные изменения уровня «аттракции по отношению к русским», а также «эмпатии», «аттракции», «отношения» к американцам. На этом уровне значимости при расчете коэффициента Вилкоксона произошли изменения по критерию «позитивность этнической идентичности». Данные расчета критерия знака G свидетельствуют о тех же изменениях по этой шкале на уровне значимости p<0,01. С содержательной точки зрения, данные результаты являются ожидаемыми и прогнозируемыми.

По результатам методики «Многофакторное исследование толерантности» была зафиксирована позитивная динамика показателей по шкалам «гибкость» (p<0,05) и «отношение к чужакам» (p<0,01).

Факт изменения по шкале «отношение к чужакам» объясняется особенностями выборки, которая определяет специфику тренинга. Большая часть тренингов развития этнокультурной компетентности проводилась в школах города Москвы.

Гетерогенность группы по национальному признаку была следующей: 20-30% - представители групп этнического меньшинства, остальные – представители группы большинства. При таком составе участников тип тренинга может быть определен как промежуточный между «школьной интеграцией» и «интеркультурным обучением».

Позитивные аспекты «иных» культур часто обсуждались и прорабатывались на примерах представителей тех этнических групп, которые присутствовали на тренинге. В то же время довольно частым было использование абстрактных примеров особенностей межгруппового взаимодействия, т.е. с людьми, не принадлежащими к коренному населению конкретной местности, что определяет характеристику шкалы «толерантность к чужакам» [Бабаева, Сабадош, 2008].

Таким образом, важно отметить, что в результате воздействия «прямого» тренинга позитивные статистически значимые изменения (p<0,01) произошли во всех составляющих мотивационного компонента этнокультурной компетентности.

При работе с конкретными этническими группами, мотивация на взаимодействие с которыми измерялась по результатам тренинга, были отмечены статистически значимые изменения по отношению к представителям народов Кавказа по всем изучаемым параметрам (p<0,01). Такие изменения определены значимостью данной темы в современном российском обществе, что отразилось на содержании тренингов:

эмоционально заряженная дискуссия относительно особенностей межгруппового взаимодействия с представителями народов Кавказа являлась неотъемлемой составляющей в каждой группе тренинга.

Были обнаружены положительные изменения в восприятии американцев (p<0,05) и их отсутствие в готовности к взаимодействию с ними. Данный факт подтверждает, что готовность к взаимодействию во многом определяется наличием или отсутствием прошлого опыта и/или его развития в процессе интерактивного обучения.

Можно констатировать, что отношение к русским в процессе тренингов развития этнокультурной компетентности не изменилось. Это связано, во-первых, с тем, что процессы аккультурации в группе интенсивного обучения протекают быстрее, чем в реальной коммуникации, и часто становятся «фигурой» в процессе динамики тренингов. Во-вторых, представители этнических меньшинств, длительно проживают среди русского титульного населения, знают особенности его ментальности и адаптированы к ним. Однако надо отметить, что шкалы, выражающие отношение к русским, имели изначально сравнительно высокие для данного показателя значения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»