WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Говоря о взаимоотношении студенческого движения с другими течениями российского революционного движения и, в частности, с рабочим движением, П.С. Статковский утверждает о слабости и нерегулярности подобных контактов. Перелом, по его словам, наступает только в конце 1901 - начале 1902 года, когда представители «Кассы взаимопомощи студентов Петербургского университета» заявили о своем нежелании далее руководить движением учащейся молодежи и выделили из своего состава т.н. «Кассу радикалов» с целью организовать вокруг себя политически активных студентов и выступить с ними в рабочей среде.

И, наконец, четвертая точка зрения была высказана генерал-майором Отдельного корпуса жандармов А.И. Спиридовичем. Особое значение для рассмотрения его взглядов на студенческое движение представляет работа «Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. 1886 – гг.». Признавая особую роль студенчества в подъеме российского революционного движения, он все же склонен считать его скорее академическим, нежели политическим. Окончательная политизация молодежной среды, по мнению А.И. Спиридовича, происходит только в году, когда лидеры студенческого движения собрались на съезд и при активной поддержке революционных организаций открыто вступили на путь антиправительственной борьбы.

Кроме того, студенческое движение служило очень мощным фактором воздействия как на оппозиционную общественность, так и революционные круги, выполняя роль катализатора их объединения на почве противоправительственной борьбы. Так, А.И. Спиридович указывает, что вызванное движением учащейся молодежи широкое оппозиционное движение дало сильный толчок к объединению неонароднических кружков в Партию эсеров. А террористические акты, предпринимаемые последней в отношении высшего руководства страны вкупе со студенческими уличными беспорядками, по мнению А.И. Спиридовича, способствовали, с одной стороны росту популярности партии эсеров, а с другой – оказывали развращающее действие на лояльную часть общества, усиливали ее неуверенность в завтрашнем дне и заставляли ожидать скорого начала революционных событий.

Выводы руководителей политического сыска России во многом находят свое подтверждение и в обширной делопроизводственной документации Департамента полиции этого периода (всеподданнейших отчетах, записках для памяти и «Сводах сведений о брожении среди студентов высших учебных заведений Империи»). Согласно ней, охранительное ведомство было склонно в первую очередь обращать внимание на те черты движения учащейся молодежи, которые в определенный промежуток времени свидетельствовали о его наиболее значительном воздействии на российскую общественную жизнь в целом и обстановку в высшей школе в частности. Однако, эти же материалы позволяют говорить о неоднозначности многих вопросов студенческого движения, ответы на которые искали деятели политического сыска, в первую очередь, вопроса о самостоятельности движения по сравнению с другими течениями российской общественной жизни и степени политизированности на различных этапах развития.

Глава III. Охранительное ведомство и размежевание студенческой среды в 1902 – 1904 гг. В главе была осуществлена попытка выявить взгляд чинов Департамента полиции на место и роль студенческого движения среди других течений российской общественной жизни, и в частности, на его участие в процессе образования политических партий накануне Первой русской революции. Также ставится задача исследовать степень влияния «партийного вопроса» и связанных с ним разногласий на внутренний облик студенческого движения 1902 – 1904 гг., исходя из существующей делопроизводственной документации центрального органа политического сыска. По этому вопросу в среде чинов охранительного ведомства сформировались два основных взгляда.

Автором первого из них являлся уже упоминавшийся П.С. Статковский.

Составленный им «Краткий очерк о волнениях и беспорядках» включает в себя достаточно подробную характеристику студенческого движения 1902 – 1904 гг. на примере Петербурга. Основной интерес для автора «Краткого очерка» представляли вопросы взаимоотношения учащихся высшей школы с представителями партийных организаций, а также степень распространенности той или иной идеологии среди столичного студенчества.

Согласно П.С. Статковскому, вливание студенческих групп в общее революционное движение происходило постепенно, разделившись в своем развитии как бы на два своеобразных этапа. Началом первого из них послужило заявление, сделанное осенью 1901 г. руководителями «Кассы взаимопомощи студентов Петербургского университета» о своем отказе руководить далее студенческим движением. В результате политически активная часть молодежи Петербургского университета образовала новую организацию – «Кассу радикалов». Имея “чисто революционную программу”, она, по словам П.С. Статковского, стала “политическим вождем студентов в течение всего 1902 года”. Причиной подобного хода событий, по мнению П.С.

Статковского, было разочарование оппозиционной молодежи в перспективах беспорядков, приводивших лишь к незначительным уступкам со стороны администрации и несоизмеримо большим жертвам.

Однако, стремление возобновить студенческое движение в качестве самостоятельного субъекта противоправительственного движения не прекращалось вплоть до конца 1903 г. Согласно «Краткому очерку», в это время среди студентов Петербургского университета возникла новая революционная организация «Партизаны борьбы», целью которой было “вновь сорганизовать в возможно больших размерах студенческое движение”. Члены этой группы успели выпустить несколько прокламаций, призывавших студентов к новым выступлениям с требованиями политического характера, но проведенная 5 декабря 1903 г. ликвидация вновь нарушила их планы. После этого события наступает второй этап участия студенчества в революционном движении. Для него характерен окончательный отказ групп учащихся столичных высших учебных заведений от участия в собственно студенческом движении и начало их размежевания по всему политическому спектру, существовавшему тогда в российском противоправительственном и оппозиционном движении.

Вторая оценка студенческого движения в рассматриваемый период принадлежит А.И. Спиридовичу. Характерной особенностью его работ является то, что студенческая среда указанного периода является внешней по отношению к жизни возникавших партий и рассматривается лишь в качестве их вспомогательного контингента. Более того, интерес к молодежной проблематике в них проявляется лишь в том случае, когда она напрямую оказывалась связанной с жизнью той или иной политической партии.

Так, например, рассказывая о первых годах существования РСДРП, А.И.

Спиридович склонен утверждать, что студенческое движение в воззрениях социал-демократов, играло второстепенное значение и всецело должно было служить интересам рабочего движения. И хотя оно поддерживалось ими для усиления приподнятости настроений оппозиционных кругов, и даже существовал целый ряд самостоятельных социал-демократических студенческих организаций, в молодых людях видели, прежде всего, агитаторов их собственной идейной программы.

Характеризуя отношение другого, неонароднического крыла российского революционного движения к учащейся молодежи в указанный период, А.И.

Спиридович более обстоятелен. Согласно нему, студенческое движение в идейной программе Партии социалистов-революционеров, в отличие от РСДРП, имело более самостоятельное значение. Ориентированная на поддержку любого протеста, имеющего противоправительственную окраску, она стремилась привлечь в свои ряды максимально большее число членов.

Поэтому здесь допускался и даже приветствовался тот факт, что учащиеся высших учебных заведений могли иметь свое «общестуденческое дело», в рамках которого они должны были бороться за улучшение учебной жизни и права университетской автономии. Но согласно их воззрениям, эту борьбу необходимо расширять и развивать, доводя протест студенческой среды против учебного начальства до протеста против всего существующего политического строя России.

Особенно подробно А.И. Спиридович останавливается на характеристике участия студенческой молодежи в террористической деятельности эсеровской партии, принесшей последней известность во всех слоях российского общества. Целая череда убийств должностных лиц, произведенных Боевой организацией ПСР, дала повод Департаменту полиции в еженедельной записке от 11 ноября 1902 г. назвать ее “авангардом современных русских революционных сил”. И тот факт, что исполнители самых громких террористических замыслов того времени являлись выходцами из студенческой среды, по мнению А.И. Спиридовича не был случайным.

Возрастная молодость, повышенная эмоциональность и жажда активной революционной деятельности, зачастую подкрепленная опытом участия в студенческом движении, приводило немалое число их на путь террора. Так, типичным в этом смысле является жизненный путь студента Киевского университета Степана Балмашева, совершившего 2 апреля 1902 г. убийство министра внутренних дел Д.С. Сипягина. Похожую судьбу разделили и многие его товарищи, также пройдя в свое время «школу» студенческого движения:

Иван Каляев, Борис Савинков (будущий глава самой Боевой организации), Алексей Покотилов и Егор Сазонов.

Делопроизводственные материалы Департамента полиции за 1902 – 1904 гг.

(в основном, еженедельные записки) практически полностью подтверждают мысли относительно дробления студенческой среды, высказанные деятелями политического сыска в своих работах. Согласно ним, движение учащихся высших учебных заведений, выступив инициатором подъема оппозиционной общественности, приведшего Российскую империю к революции 1905 г., впоследствии как бы растворилось в нем. Результатом этого явилось распределение студенческой массы по различным политическим партиям, в основном революционного направления.

В Заключении диссертации подводятся основные итоги работы. На рубеже XIX – XX вв. в рамках Департамента полиции была предпринята одна из самых серьезных попыток преодолеть ставшее традиционным непонимание между самодержавной властью и оппозиционно настроенной общественностью. Эта попытка нашла свое выражение в практических мероприятиях начальника Московского охранного отделения и заведующего Особым отделом Департамента полиции С.В. Зубатова по созданию широкого легального крыла в российском общественном движении. Далеко не последнее место в создававшемся С.В. Зубатовым и его сторонниками легальном движении было отведено российскому студенчеству, которое, по мнению большинства руководителей тогдашней системы политического сыска, представляло собой среду, охваченную противоправительственными настроениями самого различного идеологического характера. В отечественной исследовательской литературе основное внимание акцентировалось на мероприятиях основоположников «полицейского социализма» в сфере рабочего движения. На основе имеющихся материалов фонда Департамента полиции, можно с полной уверенностью утверждать, что подобные мероприятия, хотя и в гораздо меньшем объеме, имели место и в среде учащихся высших учебных заведений.

Одним из самых важных и принципиальных вопросов, по которому полицейские чины оценивали движение учащихся высшей школы в 1899 – 1904 гг., стал вопрос о степени самостоятельности их участия в общероссийском революционном и оппозиционном движении, а также об уровне их политизированности. И в этом смысле, чины охранительного ведомства склонны подразделять студенческое движение в указанный период на два этапа.

Начало первому из них положили беспорядки, начавшиеся в феврале 1899 г.

в Петербургском университете, а затем перекинувшиеся и на многие другие высшие учебные заведения империи. Этот этап продолжался до начала 1902 г., когда состоялся студенческий съезд, окончательно утвердивший молодежное движение в высшей школе на политической основе и берет свое начало планомерная агитация студентов в рабочей среде.

Рассмотренные в диссертации материалы позволяют сделать вывод о том, что мнения полицейских чинов в отношении периодизации движения, его внутренней структуры и степени радикализма участия студенчества в российском общественном движении того времени подтверждаются и исследованиями по истории движения учащихся высших учебных заведений.

Этап в студенческом движении с 1899 по начало 1902 г. не без основания представлялся чинам охранительного ведомства как время его наибольшей активности в качестве отдельного субъекта российского оппозиционного движения, оказавшего достаточно мощное влияние на формирование общей политической ситуации в империи.

Однако, на предмет оценок деструктивного потенциала студенческого движения, степени его опасности для сохранения стабильности существующего порядка, взгляды чинов полицейского ведомства свидетельствуют о наличии позиции, совершенно отличной от сложившейся в отечественной историографии (П.С. Гусятников). По практически единодушному мнению полицейских чинов, здесь сказалась не столько сила движения, сколько отсутствие единомыслия и координации действий по этому вопросу в высших эшелонах власти. Все это оказывало сильное влияние на степень эффективности работы Департамента полиции и подчиненных ему местных органов. Обладая достаточно полной осведомленностью о ходе студенческого движения, имея значительные агентурные, наблюдательные и полицейские силы для предотвращения его развития, органы политического сыска вынуждены были столкнуться с позицией российских правящих кругов, которая отличалась непоследовательностью, двойственностью, а зачастую и непониманием масштабов возникающей опасности. Об этом же свидетельствуют и делопроизводственные материалы Департамента полиции.

Изучая процесс воздействия студенческой среды на российский общественный климат по горячим следам, полицейские чины в своем восприятии движения учащихся высшей школы прошли путь от отношения к нему как к своеобразной сумме событий противоправительственного характера до пристального внимания к его внутренней структуре, все более свидетельствовавшей о внешнем влиянии революционного подполья.

Второй этап в студенческом движении, по мнению руководителей российского политического сыска, наступает с 1902 г. и заканчивается в январе 1905 г., когда с началом революции вся оппозиционная общественность выступила единым фронтом против тогдашнего правительственного курса и существующего порядка в целом.

По словам чинов охранительного ведомства, на этом этапе все большую роль в студенческой среде приобретают различные политические партии, организационное оформление которых происходит именно в это время.

Историки студенческого движения (П.С. Гусятников, Н.Я. Олесич и Н.Г.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»