WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Что же касается mens rea, то существовавшее положение в области этого элемента можно охарактеризовать словом «неразбериха». В большинстве штатов оно кардинально изменилось под влиянием Примерного УК. Он предложил четыре формы виновности (с целью (во многих штатах – намеренно, осознанно (заведомо), неосторожно и небрежно), которые определяются применительно к «материальным» элементам преступления – к поведению, сопутствующим обстоятельствам и результату, но не обязательно ко всем трем. «Элементный анализ» по праву считается одним из важнейших достижений авторов Примерного УК и всей реформы уголовного права.

Однако, многие штаты, воспринявшие это новшество, не пошли по пути его копирования. В некоторых же штатах сохраняются старые представления о вине и ее формах. Не везде в США отказались от старого деления намерения на общее и специальное, различия между которыми недостаточно четкие.

Общее намерение не подлежит специальному доказыванию: оно может быть выведено из факта осуществления запрещенного поведения. Существует также намерение перемещаемое и конструктивное. Возникают трудности в разграничении уголовно-наказуемой и гражданско-правовой небрежности.

При характеристике mens rea в работе не обойден вниманием мотив преступления. Отмечается, что уголовное право США и других стран англосаксонской правовой семьи большого значения мотиву не придает. Суды к мотиву относятся по-разному: иногда учитывают при назначении наказания, а иногда – нет.

По общему правилу для возложения ответственности за содеянное должно быть совпадение actus reus и mens rea (по времени), а также mens rea и результата. Но принцип «совпадения» нельзя считать абсолютным, а иногда суды его попросту игнорируют.

В третьем параграфе «Субъект преступления» рассматриваются два основных признака, его характеризующие. В штатах вопросы возраста уголовной ответственности, как правило, регулируются законодательством. Но если в одних штатах она наступает с 10 лет (Колорадо, Индиана), то в других с 15 (Техас) или даже с 16 лет (Нью-Йорк). Однако, например, в последнем в случае совершения некоторых опасных преступлений ответственность может наступить с 13, 14 или 15 лет. В отдельных штатах под влиянием общего права считается, что ребенок до 14 лет «не способен» совершить преступление, если не доказано обратное (Калифорния). Как правило, преступления, совершенные подростками, рассматриваются в судах по делам несовершеннолетних.

До сих пор в большинстве штатов и на федеральном уровне невменяемость определяется на основе архаичных правил Макнатена, появившихся в Англии в 1843 г. Серьезные недостатки этих правил обусловили появление других концепций – доктрины «непреодолимого импульса», правил Дурхэма, концепции «уменьшенной ответственности».

Формула невменяемости, предложенная Примерным УК (ст.4.01), сейчас менее популярна, хотя и является более совершенной по сравнению с правилами Макнатена.

В США субъектами преступления могут быть и юридические лица – корпорации и другие объединения. Но они не могут совершать «чисто человеческие преступления» - бигамия, изнасилование, лжесвидетельство или тяжкое убийство. Невозможность привлечения к уголовной ответственности за последнее в работе ставится под сомнение. Юридические лица, как правило, наказываются штрафом или конфискацией имущества, но возможны и другие санкции, например, ликвидация юридического лица. В работе приводятся аргументы против корпоративной (уголовной) ответственности.

В четвертом параграфе «Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность» рассматриваются некоторые основные, наиболее часто встречающиеся на практике обстоятельства без их встречающегося в доктрине деления на оправдывающие и извинительные. Ошибка. Общее право к ошибке в праве традиционно относится отрицательно, аргументируя это, во-первых, тем, что «незнание закона не является оправданием», а, во-вторых, тем, что право является «определенным и познаваемым», что, конечно же, не всегда соответствует действительности. И, несмотря на то, что по Примерному УК (ст.2.04) незнание или ошибка в факте или праве является основанием для защиты, если она исключает соответствующую форму виновности, в законодательстве большинства штатов и федеральном ничего не говорится об ошибке в праве. В заключении делается вывод: по общему правилу ошибка в праве не исключает уголовной ответственности. Из него есть исключения, весьма немногочисленные, прежде всего, когда лицо, осуществляя поведение, полагается на официальное мнение или толкование закона (ст.8.03 УК Техаса, ст.15.20 УК Нью-Йорка).

Отношение общего права к ошибке в факте более «благосклонное». Она, в принципе, может быть обстоятельством, исключающим ответственность.

Исключения из общего правила, прежде всего, касаются возраста потерпевшего: такая ошибка во многих штатах не принимается во внимание.

Необходимая оборона – одно из наиболее распространенных обстоятельств в правоприменительной практике США. Рассматриваются следующие ее виды: самооборона, защита другого лица и защита имущества.

В связи с реализацией права на самооборону поднимается ряд конкретных вопросов. 1-ый – какая сила может быть использована в случае нападения 2ой связан с уяснением понятия «разумной» уверенности или убеждения в необходимости применения силы. 3-й вопрос – о наличности и реальности посягательства. 4-ый – имеет ли агрессор право на самооборону 5-ый – о необходимости применения силы, тем более смертоносной, если этого можно избежать. 6-ой – об ответственности за причинение вреда третьему лицу.

Последний – о сопротивлении незаконному аресту (задержанию). На эти вопросы даются ответы, основанные на законодательстве и материалах судебной практики.

Защита другого лица: по общему правилу является оправданным применение разумной силы для защиты другого, даже постороннего, если деятель разумно полагает, что такому лицу угрожает неминуемая опасность незаконного причинения телесного вреда. По этому правилу делается несколько уточнений, в частности, в отношении круга лиц, которых в некоторых штатах можно защищать от грозящей им опасности.

Защита имущества: лицо, правомерному владению имуществом которого угрожают незаконным посягательством и которое не имеет возможности (времени) прибегнуть к закону для его защиты, может принять разумные меры, в том числе применить силу, чтобы «предупредить или пресечь» такое посягательство. Довольно сложной является проблема защиты жилища и другой недвижимости. И здесь основной вопрос – когда, в каких случаях можно применить смертоносную силу Однозначный ответ затруднителен. Один из подходов, который нашел отражение во многих реформированных УК состоит в том, что такую силу можно применить для предупреждения или пресечения определенных фелоний, чаще всего поджога, берглэри или ограбления.

Крайняя необходимость, как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность, было законодательно признано почти в половине штатов под влиянием Примерного УК. Из всех условий правомерности крайней необходимости здесь можно отметить два. Первое – чтобы деятель действовал, исходя из требований, предъявляемых к среднему разумному человеку, хотя в некоторых штатах используется субъективный критерий (Кентукки, Пенсильвания). Второе – чтобы причиняемый вред, который может быть любого характера, вплоть до убийства, был меньше вреда предотвращаемого, имея в виду, что ценность человеческой жизни перевешивает стоимость любого имущества. В связи с этим следует отметить, что некоторые американские ученые считают оправданным, при определенных обстоятельствах, лишение жизни одного человека ради спасения других.

В пятом параграфе «Неоконченные посягательства» рассматриваются такие преступления как подстрекательство, сговор и покушение, которые относятся к предварительной преступной деятельности, не связанной со стадиями развития преступления: такой институт англосаксонскому праву не известен. Во многих случаях эти преступления – фелонии (по общему праву – мисдиминоры), что является одним из проявлений усиления уголовной репрессии в США.

Подстрекательство по Примерному УК (ст.5.02) – это когда лицо «приказывает другому лицу, поощряет или просит его осуществить определенное поведение», которое составило бы соответствующее преступление... УК штатов содержат сходные или несколько отличающиеся, а иногда – более развернутые дефиниции подстрекательства (Теннесси). А УК некоторых штатов, вместо общего определения, предусматривают ответственность за подстрекательство к конкретным преступлениям (Калифорния), либо подстрекательство подразделяется на степени, например, в УК Нью-Йорка – на пять. Как и по Примерному УК, по УК некоторых штатов предусматривается ответственность за покушение на подстрекательство. В одних штатах оно карается на одну ступень ниже, чем подстрекаемое преступление, в других – так же.

Сговор – чрезвычайно специфический и явно реакционный институт англосаксонского права. Он нередко использовался в политических целях для борьбы с рабочим (профсоюзным) и коммунистическим движением, является весьма опасным легальным инструментом в штатах и на федеральном уровне.

Сговор – это соглашение или объединение двух или более лиц или одностороннее согласие лица совершить преступление, а по УК некоторых штатов – гражданское правонарушение, сделать что-то «аморальное» или «неправильное» либо способом, который сам по себе является преступным.

Требование «явного» или любого действия (которое может быть ненаказуемым и незначительным), совершенного в продвижение сговора, в какой-то степени ограничивающее возможности уголовного преследования за него, предусматривается в законодательстве только половины штатов; в других, так же как по общему праву, ответственность наступает за одно лишь «соглашение». Сказанное является еще одним подтверждением уязвимости для критики принципа законности в США. При этом следует иметь в виду, что иногда сговор наказывается строже, чем основное преступление и что, как показывает практика, возможно наказание и за сговор, и за это преступление.

Покушение, сформулированное недостаточно четко, широко в Примерном УК (ст. 5.01), в УК многих штатов определяется иначе. Но под его влиянием там закреплено требование «существенного шага», призванное оказать помощь в разграничении покушения и приготовления. В УК других штатов (Огайо) либо вообще не указан никакой критерий, либо, если указан, представляется весьма неопределенным (Нью-Йорк). Для решения проблемы суды используют различные теории: «последнего ближайшего шага», «физической близости», обязательного элемента», «возможного отказа», «Res ipso loquitur» и др. Однако многие из этих доктрин позволяют наказывать за приготовление к преступлению, а иногда и раньше. Отсутствие четких и единых критериев нередко приводит к тому, что одно и то же деяние судами оценивается по-разному. Например, ожидание в засаде (по Примерному УК – это покушение) в одном случае было признано покушением на ограбление, в другом – нет. Покушение нередко наказывается мягче, чем оконченное преступление, а иногда – так же. В работе затрагиваются вопросы фактической и юридической невозможности совершения преступления и добровольного отказа.

В шестом параграфе «Соучастие» вначале рассматриваются отдельные виды соучастников по общему праву (исполнитель I и II степени, пособник до и после факта совершения преступления), т.к. эта классификация, хотя и упразднена (полностью или частично) в большинстве штатов и на федеральном уровне, имеет важное значение для характеристики института соучастия, ибо по-прежнему используется в доктрине и судебной практике.

Анализ «производной» и «персональной» теорий соучастия и законодательства позволяет автору сделать вывод, что во многих штатах наблюдается отход или даже отказ от акцессорности соучастия, характерного для континентальной системы права.

Примерный УК предложил считать соучастником преступления лицо за любую попытку оказать помощь исполнителю, в том числе не доведенную до его сознания. И поскольку эта новация была воспринята УК ряда штатов, что значительно расширяет пределы действия института соучастия и, соответственно, уголовной репрессии, возникает вопрос об ее обоснованности с точки зрения причинной связи. Весьма сложным и запутанным является вопрос субъективной стороны – при наличии какой формы виновности лицо может быть признано соучастником преступления. В УК встречаются различные варианты, включая случаи, когда она не указывается вообще (УК Калифорнии, Федеральный УК).

Ответственность за «эксцесс исполнителя» определяется на основании правила «разумного предвидения» вероятных последствий совершения или попытки совершения задуманного преступления (УК штата Канзас) или более распространенного правила ответственности за все «естественные и вероятные последствия» поведения исполнителя (УК Висконсина). Оба правила позволяют наказывать как «полноценного» соучастника лицо, которое допустило лишь небрежность в отношении совершения исполнителем другого преступления. Отмечается, что применение же второго правила может иметь весьма негативные, с точки зрения соблюдения «фундаментальных принципов» уголовного права последствия, особенно когда возможно применение доктрины «фелония – тяжкое убийство» В работе рассматриваются другие вопросы института соучастия, в том числе добровольный отказ, проблема разграничения ответственности за соучастие и сговор и прочие.

Глава третья – «О наказании и мерах безопасности» - состоит из трех параграфов и приложения к п. А) §2.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»