WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В работе предлагается разделить все корпоративные слияния/поглощения, происходящие в России, на безразличные для уголовного права «дружественные поглощения/слияния», порождаемые различными, в том числе и криминогенными факторами, «недружественные поглощения» и криминологически значимыми «незаконные корпоративные захваты».

Под дружественным поглощением/слиянием с учетом положений гражданского и корпоративного законодательства Российской Федерации понимается любое объединение компаний, в результате которого образуется единая экономическая единица из двух и более ранее существовавших структур.

Недружественное поглощение – установление контроля над предприятием вопреки воле его собственников и/или управляющих органов.

Под незаконным корпоративным захватом в целях данного исследования и уголовно-правовой охраны имущества юридических лиц предлагается понимать такой вид слияний и поглощений, которые, в отличие от недружественных поглощений, совершаются принудительно, часто силовыми методами, что передаётся понятием «захват» и не имеют под собой законных оснований, т.е. являются незаконными. Незаконные корпоративные захваты происходят с явным нарушением положений Уголовного кодекса Российской Федерации.

Во втором параграфе «Социальная и правовая опасность незаконных корпоративных захватов» рассматриваются экономические и социальные факторы незаконных корпоративных захватов в особенности причины появления и распространения незаконных корпоративных захватов в России.

К таким причинам в работе отнесены:

• коррупция в административных структурах и в правоохранительных органах;

• отсутствие развитой институциональной среды;

• несправедливо проведённая приватизация;

• стремление к переделу собственности;

• несовершенство действующего законодательства;

• отсутствие конкретной уголовной ответственности за незаконные корпоративные захваты;

• желание отечественных компаний по возможности максимально укрупниться для раздела отечественного рынка;

• создание крупными бизнес-группами вертикально интегрированных или отраслевых холдингов;

• стремление исполнительной региональной власти к созданию «губернаторской экономики», т.е. попытки перевести под свой контроль основные предприятия региона, вытесняя внешних кредиторов или акционеров, а также неугодных директоров;

• огромные возможности для получения краткосрочных доходов путём распродажи захваченных активов, корпоративного шантажа, незаконного банкротства и т.д.;

• отсутствие у бизнес-сообщества исторически сложившихся понятий «честность», «порядочность», «обязательность выполнения данных обещаний» и тому подобных и отказ от совместного бизнеса с лицами, нарушившими эти понятия.

Рассмотрено воздействие, состояние, структура и динамика незаконных корпоративных захватов на социально-экономическое развитие страны.

Основными негативными последствиями незаконных корпоративных захватов на экономику страны являются:

• снижение объёма инвестиций;

• снижение эффективности распределения ресурсов и использования национального богатства в экономике;

• негативное изменение качества структуры собственности;

• отток капитала за границу;

• грубое нарушение института права собственности;

• нестабильность гражданского оборота;

• устранение конкуренции;

• снижение эффективности захватываемого предприятия;

• ликвидация научных учреждений и наукоёмких промышленных предприятий с низкой рентабельностью.

В третьем параграфе «Источники информации о незаконных корпоративных захватах» дан критический анализ позиций, отражённых в экономической, управленческой и юридической литературе.

В четвертом параграфе «Динамика и структура незаконных корпоративных захватов» исследуются тенденции, складывающиеся в настоящее время в сфере корпоративных захватов. Рассмотрены изменения на рынке корпоративных захватов при условном разделении периодов корпоративных захватов до 2005 г. и после (настоящее время) по следующим критериям • Объекты захватов В начале корпоративных захватов их целью становились объекты недвижимости (земля, здания) в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах, принадлежащие неэффективным собственникам (НИИ, заводы и т.д.), приобретшим предприятия в процессе приватизации. Так как в мегаполисах «интересных» объектов практически не осталось, то сейчас рейдеров в Москве интересуют сравнительно небольшие предприятия, которые имеют три вида ресурсов: денежные активы, недвижимость и долгосрочные договоры (на 10–15 лет) с Москомимуществом.

В данный момент основное направление распространения корпоративного захвата – регионы. Особый интерес проявляется к земельным участкам.

• Цели захватов На первоначальном этапе захватам подвергались предприятия, владеющие дорогостоящими активами (здание, земля). С 2005 г. ситуация несколько изменилась и всё чаще захвату подвергаются предприятия, имеющие самостоятельную профильную ценность. По имеющимся данным рейдеров интересует бизнес, приносящий стабильный доход, который новый хозяин будет использовать по прямому назначению.

• Области экономики, в которых увеличивается процент поглощаемых предприятий • Активность рейдеров также на первом этапе концентрировалась в областях машиностроения, металлургии и угольной промышленности. В настоящее время, когда крупный бизнес уже имеет сложившуюся структуру, контролируемую во многом госкорпорациями, многочисленные атаки придётся отражать среднему и даже малому бизнесу. Возможен рост проблем в сфере интеллектуальной собственности в виде захватов патентов на изобретения.

Вторая глава работы «Способы незаконных корпоративных захватов как объект уголовно-правовой оценки» состоит из семи параграфов. В ней анализируется раздельная квалификация действий, входящих в структуру незаконного корпоративного захвата.

В первом параграфе «Уголовно-правовая оценка подготовительных к захвату действий» рассматриваются незаконные подготовительные действия к корпоративному захвату и их возможная квалификация по УК РФ.

К таким действиям относится часть способов сбора информации в отношении выбранного объекта захвата о его основных акционерах, менеджерах и главных контрагентах, проведение так называемой PRкампании в целях понижения стоимости захватываемого предприятия.

Одним из способов понижения стоимости предприятия являются заказные публикации в СМИ заведомо ложных сведений, порочащих деловую репутацию и инвестиционную привлекательность хозяйствующего субъекта.

За такие действия возможно привлечение к уголовной ответственности по ст.

129, 137, 138, 183 УК РФ.

Во втором параграфе «Использование административного ресурса» исследуется один из способов незаконных корпоративных захватов в современной России – использование судебной власти и коррумпированной части местной власти.

Автором выделено три типовых приёма, используемых рейдерами:

1. Получение необходимого судебного решения/определения, вынесенного на основании принятия судом фальсифицированных документов в качестве действительных.

2. Получение судебного решения/определения, вынесенного на основании законных (не поддельных) документов, но с заведомо неверным применением судом норм права или иными нарушениями.

3. Третий приём является вариацией двух первых, но с нарушением правил подсудности.

Общая цель, преследуемая рейдерами при использовании судебной системы, – вынесение формально законного, но неправосудного по существу решения/определения. Такое решение позволяет создать «псевдозаконные» основания для незаконных действий.

Подобные «действия» возможно квалифицировать по различным статьям УК РФ. В определённых случаях здесь применимы ст. 285, 286, 290, 291, 303, 305 УК РФ.

В третьем параграфе «Воздействие на руководящих сотрудников фирмы» рассматривается ещё один из способов незаконного корпоративного захвата – «давление на принятие решений управляющими фирмы», а также подробно анализируется возможная квалификация (ст. 163, 179, 201, 204 УК РФ) за совершённые деяния. Можно выделить следующие способы воздействия на руководящих сотрудников фирмы:

• непосредственно подкуп сотрудников захватываемой фирмы;

• запугивание, шантаж;

• требование о продаже достаточно ценного имущества по цене, более низкой по сравнению с рыночной.

В четвёртом параграфе «Использование механизмов банкротства» анализируется применение механизма банкротства при реализации проектов по корпоративным захватам. Несмотря на коренные изменения Закона о банкротстве (по сравнению с Законом 1998 г.), этот способ всё ещё применяется на практике. В целях наиболее полной охраны предприятий от использования процедур банкротства при корпоративных захватах диссертантом предложено:

1. Включить в субъект преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ (преднамеренное доведение до банкротства), иных заинтересованных лиц, кроме тех, которые указаны в статье, или установить ответственность этих лиц в другой, новой статье.

2. Установить в Уголовном кодексе РФ ответственность арбитражных управляющих за неправомерные действия при банкротстве.

В пятом параграфе «Консолидация акций» рассмотрены различные способы приобретения контроля над обществом с помощью консолидации акций, приобретения долей и, соответственно, уголовная ответственность за совершаемые неправомерные деяния. В первую очередь, это ст. 159, 165 УК РФ.

Контрольный пакет акций обеспечивает контроль над самим предприятием и реализацию перехвата управления. Приобретение контрольного пакета акций возможно различными способами. В данном параграфе рассмотрены следующие манипуляции с акциями:

• консолидация (скупка) мелких пакетов акций;

• использование прав, предоставляемых привилегированными акциями;

• проведение дополнительной эмиссии акций с нарушением требований действующего корпоративного законодательства Российской Федерации, что увеличивает риск поглощения;

• использование технологий блокировки пакетов акций/долей;

• манипуляции с реестром акционеров.

В шестом параграфе «Неправомерные действия против компании с использованием поддельных документов» рассмотрены такие технологии незаконных корпоративных захватов, как неправомерные действия против компании с использованием поддельных документов. Подробно проанализированы такие способы, как подделка документов, которые предоставляются для государственной регистрации изменений, вносимых в государственный реестр юридических лиц, подделка документов, которые дают право на совершение сделок с акциями компании-мишени, подделка решения суда, вынесенного в другом регионе. Данные способы разобраны и проиллюстрированы примерами из судебной практики. Предложена возможная квалификация подобным действиям по ст. 159, 171, ч. 1 ст. 327, ч. 3 ст. 327, ст. 202, 285, 286, ст. 290 – 292, 204 УК РФ.

В седьмом параграфе «Выводы по второй главе» кратко подведены итоги второй главы.

Несмотря на возможность квалификации действий (бездействий) рейдеров по целому ряду статей УК РФ, таких как 129, 137, 138, 159, 163, 165, 171, 178, 179, 183, 195, 196, 201, 202,204, 285, 286, 290, 291, 293, 303, 305, 327 УК РФ, непосредственно на практике в редких случаях применяются ст. 159, 174.1, 327, 330 УК РФ. Таким образом, подтверждается, что действующими средствами уголовного закона общественная опасность и специфические признаки незаконного корпоративного захвата имущества юридических лиц должным образом не выявляются.

Третья глава «Введение самостоятельного состава за незаконные корпоративные захваты» включает шесть параграфов.

В первом параграфе «Проблема введения самостоятельного состава за незаконные корпоративные захваты» исследуется проблема введения самостоятельного состава за незаконные корпоративные захваты.

Рассмотрены аргументы «за» и «против» введения в УК РФ нового состава, устанавливающего ответственность за корпоративные захваты.

Основными аргументами «против» введения в УК РФ нового состава, являются следующие:

1. Процесс корпоративного захвата раскладывается на составные части.

Многие из них представляют собой деяние, предусмотренное самостоятельной статьей в Уголовном кодексе РФ. Соответственно, действующие нормы уголовного закона, несмотря на их неадаптированность применительно к корпоративным захватам, позволяют применять многие статьи УК РФ для борьбы с такими явлениями.

2. Введение нового состава может перегрузить УК РФ, сделать его более жестким по отношению к экономическим отношениям. Чрезмерное уголовно-правовое регулирование экономических отношений, даже во благо, может привести к результатам, противоположным ожидаемым 3. Не зависимо от общественной опасности «рейдерских захватов», «нет никаких оснований нарушать конституционный принцип равной защиты всех видов собственности и отодвигать на второй план защиту собственности граждан». На этой основе предложения по введению новой статьи за корпоративные захваты («Хищение имущества юридического лица» или «Незаконный захват имущества юридического лица») рассматриваются как неприемлемые.

Основными аргументами «за» являются:

1. Те группы статей, по которым возможно квалифицировать действия рейдеров, охраняют общий объект, не содержат в себе специфических признаков данного деяния, и это представляет неминуемые трудности для квалификации.

2. Образующие корпоративный захват эти преступные действия в отдельности могут быть менее опасны для общества, однако в структуре единичного деяния их общественная опасность принципиально возрастает.

3. Многие специалисты отмечают, что процесс корпоративных захватов в России идёт на спад и скоро практически исчезнет естественным путём.

Однако полученные данные говорит об обратном. Фактически, из-за отсутствия понятия «незаконный корпоративный захват» и, соответственно, отдельной статьи в УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконные корпоративные захваты, не может быть сформирована их официальная статистика. Введение уголовной ответственности за незаконные корпоративные захваты позволит создать официальную статистику и покажет реальное число и реальную угрозу корпоративных захватов в нашей стране и тем самым выявит возникновение нового вида организованной, высокопрофессиональной сверхприбыльной преступности.

4. Угроза уголовного наказания носит, как известно, предупредительный характер. Введение отдельной статьи за корпоративные захваты может повысить число виновных лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Но это повысит риск привлечения к уголовной ответственности, а, следовательно, – и транзакционные издержки рейдеров.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»