WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Предложенные в работе методы и оценки нашли применение при разработке основных положений «Стратегии социально-экономического развития Мурманской области до 2025 года» при формировании стратегических элементов системы комплексного управления прибрежной зоной Кольского полуострова, а также при оценке эффективности реализации национальной морской политики на Арктическом региональном направлении морской деятельности.

Практические рекомендации автора использованы в ФГУП «Арктикморнефтегазразведка» при обосновании параметров рациональной организации экономической морской деятельности предприятия в системе регионального хозяйства при комплексном освоении МедынскоВарандейского, Колоколморского и Поморского участков дна Баренцева моря в соответствии с целями и задачами «Стратегии развития морской деятельности на период до 2020 года и отдаленную перспективу».

По теме диссертации опубликовано 7 печатных работ с авторским участием 2,1 п.л., три работы опубликованы в журналах, рекомендуемых ВАК РФ.

Объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы из 142 наименований, 10 приложений, содержит 142 страницы, в том числе 10 рисунков и 12 таблиц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования с позиций глобальных изменений в мировой экономике, которые привели к обострению конкуренции на мировых и региональных рынках морских, прежде всего энергетических, ресурсов. Сформулирована цель исследования, которая состоит в решении научной проблемы обоснования рациональной организации экономической морской деятельности на Арктическом региональном направлении для реализации целей Морской стратегии России. Определяются задачи, решаемые в диссертации для достижения поставленной цели, и научные положения, составляющие стратегическую идею исследования. Во введении изложены научная новизна и практическая значимость результатов исследования.

В главе 1 «Научные основы экономического обоснования национальной морской политики на региональном направлении» обоснованы методологические подходы к формированию региональных морских экономических систем, определены теоретические основы экономического освоения морского пространства с учетом отечественного и зарубежного опыта рациональной организации экономической морской деятельности на региональном уровне.

Национальная морская политика дифференцируется по функциональным (морские перевозки, военно-морская деятельность, освоение и сохранение ресурсов Мирового океана, в том числе биологических, углеводородных и минеральных, развитие морской (приливно-отливной) энергетики, совершенствование научной деятельности) и региональным (Атлантическое, Арктическое, Тихоокеанское и Каспийское) и пространственным (континентальное, приморское/прибрежное, акваториальное, воздушное, космическое, шельфовое, в последнее время также особо выделяются океанические склоны и ложе Мирового океана) направления.

В связи с радикальными геополитическими изменениями последних лет среди региональных направлений национальной морской политики особо выделяется Арктическое, в пределах которого в современных условиях локализовывается приоритетная часть морской мощи государства.

Это региональное направление представляет собой совокупность акватории Арктических морей (включая частично пространство Северного Ледовитого океана) и прибрежную территорию, то есть региональное пространство, имеющее наряду с другими геоэкономическую, что очень важно, организацию, которая проявляется в региональной системе морского хозяйства (целевой функцией этой системы является реализация специфической деятельности – экономической морской деятельности или морской экономики).

При выделении региональных систем следует понимать, что регион, по определению, представляет собой геотория (родовое понятие, объединяющее содержание понятий «территория», «акватория» и «аэротория»), отличающаяся от других по ряду признаков и обладающая некоторой целостностью и взаимосвязанностью составляющих его элементов. Регионы выделяются в соответствии с определенными целями и задачами.

Экстремальной с позиции экономического оборота углеводородов является определение морской границы региона по внешней окраине континентального шельфа (рис.1).Такой подход целесообразен в случае выделения морской акватории как пространственной составляющей региональной системы морского хозяйства по критерию региональных отличий морской экономики. Практически за пределами территориального моря региональное пространство в Арктике локализуется в районах выявленных на Баренцево-Карском континентальном шельфе одиннадцати месторождений углеводородов (четырех уникальных по запасам газоконденсатных – Штокмановского и Ледового в Баренцевом море и Ленинградского в Карском; трех крупных газовых – Мурманского, Лунинского и Людловского в Баренцевом море; крупное нефтяное месторождение Приразломное и газоконденсатное Северо-Гуляевское в Печерском море; два средних по запасам Северо-Кильдинское газовое и Поморское газоконденсатное в Печерском море. Следует особо выделить МедынскоВарандейский, Колоколморский и Поморский участки дна Печерского моря, среди выявленных месторождений только Приразломное и Штокмановское оцениваются как реальные для эксплуатационного обустройства.

Континентальная (сухопутная) граница определяется глубиной охвата прибрежной территории экономической морской деятельностью, из сложившейся мировой практики выделения прибрежной зоны в целях эффективного комплексного управления этой территорией, прибрежная территория оптимально определяется в среднем в пределах 5 км. от исходных линий.

Кроме того, среди известных тринадцати шельфовых морей по критерию «высокий биоресурсный потенциал» выделяются четыре: Баренцево, Балтийское, Желтое и Северное. Эти акватории относятся к наиболее продуктивным районам Мирового океана или к БМЭ («большим морским экосистемам»), то есть к районам, имеющим высокий биоресурсный (полиресурсный) потенциал и подвергаемые растущему стрессу вследствие антропогенного (в том числе и хозяйственного) воздействия на природу.

Морские шельфовые районы не могут выступать в роли полных аналогов территориальных социально-экономическими системам (ТСЭС).

Если целевой функцией БМЭ является создание условий устойчивого (в смысле sustainable development) развития природы под воздействием не только антропогенных, но и иных возмущений и угроз, то для ТСЭС главное – развитие общества на основе рациональной экономической деятельности, то есть главным является не столько экологический, сколько социально-экономический аспект.

Рис. 1 Варианты делимитации границ континентального шельфа* * А – граница подводной окраины материка (континентальная окраина), установленная в соответствии с Конвенцией (по вариантам А и Б), расположена ближе 350 миль от берега и ближе 100-мильного расстояния от изобаты 2500 м;

Б – граница подводной окраины материка (континентальной окраины), установленная в соответствии с Конвенцией (по вариантам А и Б), расположена далее 350 миль от берега и далее 100-мильного расстояния от изобаты 2500 м;

1 – граница «юридического шельфа» по выбору прибрежного государства;

2 – граница континентальной окраины, устанавливаемая на основании методов А и Б, предусмотренных в Конвенции;

3 – дистанционный лимит (два варианта) Кроме того, в БМЭ отсутствует континентальная составляющая (также как в ТСЭС – морская), хотя результаты экономической морской деятельности проявляются, становятся очевидными именно на берегу.

Поэтому для построения систем морского хозяйства с определенной степенью продуктивности и ресурсности БМЭ дополняются экономической, социальной и военно-политической компонентами так, чтобы экономическое освоение морского пространства основывалось на высокопродуктивных полиресурсных системах морского хозяйства, сбалансированных по функциональным и региональным направлениям морской деятельности в сочетании экономических, социальных, экологических, политических и военных целевых установок национальной морской политики.

Трансформация БМЭ в систему морского хозяйства с определенной степенью продуктивности и ресурсности позволяет учесть такие значимые факторы регионального развития как конкурентоспособность функциональных и пространственных составляющих национальной морской политики на региональном уровне, в том числе и в экономическом аспекте, а также особенности отношений, которые возникают между различными группами населения (социальный аспект) и государствами (военнополитический аспект) в процессе морепользования.

В целом система морского хозяйства представляет собой крупную по масштабам высокопродуктивную экономическую, а с учетом прибрежных территорий – социально-экономическую, систему, входящую в «мозаичную» структуру национальной экономики, то есть определяющую облик России в глобальном разделении производства.

При этом качественный уровень продуктивности и ресурсности систем морского хозяйства определяется с позиций достаточности этих критериев для экономического освоения морского пространства; процесс освоения предполагает выделение высокопродуктивной (продуктивность системы выше, чем у вероятного конкурента на конкретном функциональном направлении определенного экономического пространства) и полиресурсной (функциональные направления морской деятельности охвачены практически полностью) системы морского хозяйства, сбалансированной по функциональным и региональным направлениям национальной морской политики.

В целом, следует подчеркнуть, что конкурентоспособность морской экономики и экономического освоения морского пространства и побережья определяется целым рядом факторов, в том числе обладанием критическими макротехнологиями, которые способствуют формированию кластера базовых инноваций, причем последний обусловливает получение конкурентного преимущества на мировых рынках в пределах образовавшегося кластера конкурентоспособности.

Кластер – это сообщество корпораций тесно связанных отраслей экономики. Для национальной экономики кластеры исполняют роль точек роста внутреннего рынка, способствующих повышению конкурентоспособности этого рынка, например, национального нефтяного или регионального (морских месторождений Арктики) рынка.

Материально кластер представляет собой промышленную группу (кластер может включать не только производственные, но и научные, социальные и иные организации) географически соседствующих взаимосвязанных компаний (корпораций – компаний, созданных для определенной цели) и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга, то есть кластер представляет собой сеть организаций, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости.

Кластерные стратегии широко используются в странах Европы (Дании в 1989-90 гг.; Финляндии и Франции – 1995 г.; Венгрии – 1996 г.;

Словении – 1999-2003 гг.) и США (1970-80-е годы).

Государство при этом не только способствует формированию кластеров, но и само становится участником сетей.

Кластеры позволяют мобилизовать новый ресурс – ресурс сетевой организации территорий. Этот ресурс становится базой конкурентоспособности в глобальной экономике.

Кластерная стратегия предполагает частичную переориентацию с отраслевого на региональный уровень планирования.

Национальная конкурентоспособность развитых стран во многом обеспечивается именно сформированными кластерами: в США – 24 группами кластеров (318 территориальных кластеров), в Италии – 200 «промышленными округами», в Дании – 29 ведущими кластерами.

Следовательно, реализация целей национальной морской политики предполагает формирование в регионе кластеров конкурентоспособности, то есть сообществ корпораций в функционально связанных отраслях морского хозяйства; это позволит мобилизовать новый ресурс сетевой организации пространства (акватории, побережья и прилегающей континентальной территории), который становится базой конкурентоспособности в глобальной экономике.

По существу кластеры в дальнейшем формируются в региональные системы (территориальные социально-экономические системы или системы морского хозяйства), которые – самое главное – являются ядрами (или «мозаиками») в системе обеспечения национальной безопасности России, а также определяют специализацию и роль национальной экономики на мировых рынках.

В главе 2 «Тенденции и динамика развития экономической морской деятельности в Европейской Арктике» на основе особенностей экономического освоения морских ресурсов в морях Европейской Арктики выявлены тенденции экономического развития морской энергетики в системе регионального хозяйства, выполнен критический анализ экономической и эксплуатационной деятельности флота в системе региональных целей национальной морской политики, сформулированы основные экономические параметры программы обновления флота для реализации стратегических задач регионального развития.

Технологическая и организационная перестройка экономики и меры экономии энергии предопределяют снижение энергоёмкости ВВП на 2627% к 2010 году и на 45 до 55% к 2020 г. При этом до половины прогнозируемого роста экономики сможет быть получено за счёт структурной перестройки без увеличения затрат энергии, еще 20% даст технологическое энергосбережение и только около 30% прироста ВВП потребует увеличения расхода энергии.

Сдерживание развития энергоёмких отраслей и интенсификация технологического энергосбережения позволят при росте экономики за двадцать лет от 2,3 до 3,3 раза ограничиться ростом потребления энергии в 1,25 - 1,4 раза и электроэнергии – в 1,35 - 1,5 раза (рис.2).

В результате потребность в первичных энергоресурсах на внутреннем рынке России составит к 2010 году 1020 - 1095 млн. т у. т., а к году – 1145 - 1270 млн. т у. т. (рис.3).

Рис. 2 Динамика ВВП России и его энергоёмкости с 2000 по 2020 гг.

(в % от 2000 г.) Рис. 3 Динамика структуры и объёмов внутреннего потребления первичных топливно-энергетических ресурсов в России Основой внутреннего спроса на топливно-энергетические ресурсы при всех вариантах останется природный газ. При этом его доля в расходной части баланса первичных энергоресурсов снизится с 50% в настоящее время до 45-46% в 2020 году. На жидкое топливо (нефть и нефтепродукты) будет приходиться в течение рассматриваемой перспективы 20-22%, а на твёрдое топливо – 19-20%.

Оптимальным сценарием развития добычи газа в Арктике считается вариант освоения ОАО «Газпром» Штокмановского ГКМ, а также месторождений Печорского района Вуктыльского ГЭР.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»