WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Таким образом, на базе когнитивной метафоризации происходит расширение наполняемости базовой глагольно-объектной модели. Исходное конкретное значение не противоречит такому расширению семантикосинтаксической наполняемости моделей с данными глаголами. В результате уже в конце VIII – начале XI в. в качестве так называемых «псевдообъектов» фиксируются имена существительные абстрактной и деятельностной семантики; инфинитивы, причастия, предложные сочетания также могут расширять данную модель. Объект, таким образом, описывается с качественной, количественной или пространственной стороны. Это создает субстантную базу и синтаксический потенциал для переразложения моделей и образования новых видов валентностей на этой основе.

Сфера конкретного при этом становится системообразующим ядром по отношению к общей семантической структуре глагола, поскольку служит областью-источником для метафорического осмысления «псевдообъектных» референтов (в сфере абстрактного и в сфере действия).

В семантико-синтаксическом наборе глаголов habn / habban, geban / gifan и nman / tacan в двух рассматриваемых языках обязательны следующие конституэнты: объект совершаемого действия, субъект (обладающий объектом или осуществляющий действие по введению / выведению объекта для geban / gifan и nman / tacan), а также указание на реципиента, в чью сферу передается объект (для глаголов geban и gifan).

В древневерхненемецком языке наблюдается более устойчивая корреляция в количественном распределении имен существительных, занимающих позицию объекта в глагольно-объектной модели, между глаголами habn и geban, чем между habn и nman, с одной стороны, и geban и nman – с другой. В древнеанглийском языке, напротив, глаголы gifan ‘давать’ и tacan ‘брать’ коррелируют не только с точки зрения семантики, но и образуют сходные во всех отношениях глагольно-объектные модели.

Именно когнитивная метафора позволяет глаголам habn / habban, geban / gifan и nman / tacan в обоих древнегерманских языках сохранить семантическую целостность и, кроме того, служит базой для их последующего развития как микросистемы носителей эврисемии.

Применение критериев идентификации носителей эврисемии при сравнительно-сопоставительном анализе древневерхненемецких глаголов habn, geban и nman, с одной стороны, и древнеанглийских глаголов habban, gifan и tacan – с другой, позволяет прийти к следующему заключению:

а) древневерхненемецкий глагол habn, как и древнеанглийский глагол habban, описывает состояние субъекта как центра посессивной сферы, представляя уже в языках древнего периода данный базовый концепт в прототипе концептосферы человека – обладательное состояние.

Древневерхненемецкие глаголы geban и nman, а также древнеанглийские глаголы gifan и tacan представляют по своей семантике динамические корреляты глаголов habn и habban. Ситуация, описываемая глаголами ‘давать’ (древневерхненемецкий geban и древнеанглийский gifan) и ‘брать’ (древневерхненемецкий nman и древнеанглийский tacan), одна и та же, но она рассматривается с противоположных сторон – в зависимости от ориентира. Глаголы geban и gifan, nman и tacan описывают перемещение объекта из одной сферы в другую;

б) древневерхненемецкий глагол habn и древнеанглийский глагол habban в данный период исторического развития языков обладают совпадающим объемом семантико-синтаксических валентностей: V + NAKKконкр.; V + NAKKабстр.; ‘V + NAKKдеят., V + NAKK + Vinf, V + NAKK + to / zi (ze) + VPart / Vinf, V + NAKK + VPartII (перфект). Глаголы geban и gifan, а также nman и tacan обладают значительно меньшим объемом валентностей.

Прежде всего, это такие сочетания, как V + NAKKконкр., V + NAKKабстр., а также V + NAKKдеят., V + NAKK + Vinf, V + NAKK + zi (ze) + VPart для древневерхненемецкого geban (последнее сближает глагол geban с глаголом habn);

в) основа для семантической специализации у рассматриваемых глаголов (древневерхненемецких habn, geban, nman; древнеанглийских habban, gifan, tacan) отсутствует: нет ограничений на то, какое обладательное состояние (для habn и habban) или его динамический коррелят (для geban, nman, а также gifan, tacan) описано;

г) природа процесса становления эврисемии у древневерхненемецкого глагола habn, как и древнеанглийского habban, семантикосинтаксическая (кроме базовой конструкции V + NAKKконкр., в модели присутствуют сочетания с глаголом и причастием; сочетание с причастием прошедшего времени образует грамматическую конструкцию парадигматического статуса – перфект). Природа процесса становления эврисемии у древневерхненемецких глаголов geban и nman, а также древнеанглийских глаголов gifan и tacan семантического характера, так как ни одна из конструкций, образуемых на их основе, не носит грамматического статуса (их лексико-семантическая сочетаемость не выходит за пределы глагольно-объектной валентности);

д) наибольшей частотностью обладают прототипические древневерхненемецкий habn и древнеанглийский habban (2,51 и 11,7 на каждые 10 000 знаков текста соответственно). Для древневерхненемецкого geban и древнеанглийского gifan характерна относительно высокая частотность (1,1 и 1 соответственно). Частотность древневерхненемецкого глагола nman составляет 0,6 на каждые 10 000 знаков; tacan появляется в английском языке лишь в конце XI – начале XII в., что не позволяет говорить о его широком употреблении в древнеанглийском языке.

Таким образом, анализ на концептуальном, семантическом и синтаксическом уровне позволяет заключить, что у рассматриваемых глаголов (древневерхненемецких habn, geban, nman; древнеанглийских habban, gifan, tacan) уже в древний период их исторического развития были исходные предпосылки (соизмеримые по степени их выраженности в двух языках) для устойчивого развития по типу эврисемии.

В третьей главе «Развитие глагольных носителей эврисемии со значением ‘посессивное состояние’ в средневерхненемецком и среднеанглийском языках» проводится собственно сопоставление – описание моделей с глаголами haben / have ‘иметь’, geben / give ‘давать’ и nehmen / take ‘брать’ в древне- и средневерхненемецком – с одной стороны, и в древне- и среднеанглийском – с другой.

В средневерхненемецком и среднеанглийском языках сохраняются отмеченные и для древнего периода существования данных языков когнитивные сферы, отраженные в наполняемости объектных моделей с глаголами haben / have ‘иметь’, geben / give ‘давать’ и nemen / take ‘брать’: сфера конкретного, описывающая внешний микромир субъекта; сфера абстрактного, описывающая внутренний микромир субъекта, и деятельностная сфера. Однако наблюдается различная степень трансформированности субстантного материала в средневерхненемецком по отношению к среднеанглийскому. Способность включать все больше классов референтов в модели с исследуемыми глаголами в результате действия механизма когнитивной метафоры по-разному реализовалась в двух генетически близкородственных германских языках (немецком и английском).

Сфера конкретного выполняет, как и в древний период существования английского и немецкого языков, функцию системообразующего ядра по отношению к сфере абстрактного и сфере действия. Сфера конкретного не теряет при этом своей основополагающей роли в объектных моделях с глаголами haben / have, geben / give и nemen / take в средневерхненемецком и среднеанглийском языках (см. рис. на с. 18), так как именно сочетания исследуемых глаголов с именами существительными конкретной семантики остаются тем каркасом, который держит на себе всю модель. В средневерхненемецком языке сохраняется существовавший и в древневерхненемецком механизм распределения субстантного материала в моделях с haben, geben и nemen. В среднеанглийском языке происходит количественное и качественное перераспределение субстантного материала в моделях с have, give и take. Перераспределение отношений в глагольно-объектных синтагмах, их переразложение ведет к появлению новых аналитических конструкции с новым статусом в английских глагольных валентностных схемах. В немецком языке аналогичного переразложения со сменой функционального статуса элементов, по результатам нашего анализа, не происходит.

В семантико-синтаксическом наборе средневерхненемецких и среднеанглийских глаголов haben / have, geben / give и nemen / take в качестве обязательных остаются следующие конституэнты: объект совершаемого действия, субъект (обладающий объектом или осуществляющий действие по введению / выведению объекта для geben / give и nemen / take), а также указание на реципиента, в чью сферу передается объект (для глаголов geben / give). Однако в средневерхненемецком наблюдается четкое разграничение синтаксических функций данных актантов: субъект стоит в именительном падеже, объект – в винительном, реципиент – в дательном. В среднеанглийском в ходе постепенной утраты флективного статуса уже не наблюдается такого четкого распределения синтаксических функций, которые несут на себе падежи субъекта, объекта и реципиента при глаголах have, give и take. Как следствие основная нагрузка перемещается на синтаксис и релевантным для разграничения субъекта, объекта и реципиента становится порядок следования слов в предложении.

В среднеанглийском языке наблюдается более прочная корреляция между глаголами have, give и take, чем в средневерхненемецком между haben, geben и nemen. Об этом свидетельствует распределение лексического материала внутри моделей с данными глаголами. Проведенный количественный и качественный анализ наполняемости моделей с исследуемыми глаголами позволяет представить объемную модель становления семантики глагольных носителей эврисемии со значением посессивного состояния от древнего периода к среднему периоду существования английского и немецкого языков, отраженную на рисунке ниже. Данная модель показывает произошедший качественный скачок в среднеанглийском языке, в средневерхненемецком языке такого скачка не наблюдается, то есть не наблюдается переразложения отношений в глагольно-объектных моделях со сменой функционального статуса элементов. В частности, построение моделей с именами существительными (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики), конструкций V + NAKK + Vinf, V + NAKK + to / zi (ze) + VPart / Vinf, перфекта фактически не претерпевает изменений. Соответственно по степени трансформированности субстантного материала глагольно-объектные модели с haben, geben и nemen в средневерхненемецком языке (по отношению к древневерхненемецкому) довольно устойчивы: степень устойчивости составляет 91,9 % по отношению к 100 % в древневерхненемецком. В среднеанглийском языке степень устойчивости по сравнению с древнеанглийским составляет 64,6 %. Это подтверждается распределением субстантного материала внутри моделей с глаголами have, give и take в древнеанглийском и среднеанглийском языке. Так, наблюдается перераспределение даже в ядерных конструкциях с именами существительными конкретной и абстрактной семантики. Кроме того, появляются конструкции для выражения потенциального действия и с плавно включенной субпредикацией.

5. Рассматриваемые средневерхненемецкие глагольные единицы haben ‘иметь’, geben ‘давать’ и nemen ‘брать’ обладают всеми признаками, свойственными носителям эврисемии:

а) описывают в языке определенный базовый концепт в прототипе концептосферы человека (haben – обладательное состояние, geben и nemen – перемещение объекта из одной сферы в другую);

Объемная модель становления семантики глагольных групп в немецком и английском языках Немецкий язык Внешний микромир: свободное синтаксическое сочетание V + NAKKконкр.

Внутренний микромир: аналитическая конструкция V + NAKKабстр.

Деятельностная микросфера:

др.-в.-нем. ср.-в.-нем.

аналитические конструкции V + NAKKдеят.; V + NAKK + VPartII;

V + NAKK + Vinf Свободный порядок слов Английский язык ср. англ.

Внешний микромир:

др. англ. свободное синтаксическое Деятельностная сочетание V + NAKKконкр.

микросфера:

Деятельностная аналитические констмикросфера:

Внутренний микромир:

рукции аналитическая аналитическая конструкция V + NAKKдеят.;

конструкция V + NAKKабстр.

V + NAKK + Vinf (поV + NAKK + Vinf тенциальное действие) Деятельностная микросфера:

Свободный аналитическая конструкция Фиксированный порядок слов V + NAKK + VPartII порядок слов:

примыкание б) обладают относительно широким набором валентностей (в модели с haben представлены сочетания с именем существительным (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики), инфинитивом, причастием (сочетания с причастием прошедшего времени образуют грамматическую конструкцию парадигматического статуса); в модели с geben – с именем существительным (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики), инфинитивом, причастием; в модели с nemen – с именем существительным (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики));

в) в семантике самих глаголов haben ‘иметь’, geben ‘давать’ и nemen ‘брать’ нет устойчивых признаков специализации значения, способных осложнить его семантическую структуру, например указанием на способ перемещения объекта при его передаче и пр.;

г) природа процесса становления эврисемии средневерхненемецкого глагола haben ‘иметь’ семантико-синтаксического характера, средневерхненемецких глаголов geben ‘давать’ и nemen ‘брать’ – семантического (как и среднеанглийских глаголов give и take);

д) обладают относительно высокой (по сравнению с английскими глагольными единицами have, give и take) частотностью употребления на каждые 10 000 знаков текста. Частотность haben увеличивается от 2,51 в древневерхненемецком до 5,65 в средневерхненемецком (ср.: от 11,7 в древнеанглийском до 27 в среднеанглийском для have). Частотность geben остается фактически неизменной и составляет 1,1 (ср.: от 1 в древнеанглийском до 3 в среднеанглийском для give). Частотность nemen увеличивается от 0,6 в древневерхненемецком до 1,5 в средневерхненемецком (ср.:

от 0 в древнеанглийском до 4,2 в среднеанглийском для take).

В заключении приводятся результаты исследования.

В приложении даются графики и схемы, отражающие результаты измерения количественных параметров функционирования исследуемых микросистем, а также объемная модель становления семантики глагольных групп со значением посессивного состояния.

Основные результаты данной работы отражены в следующих публикациях:

В издании, рекомендованном ВАК для публикации результатов докторских и кандидатских исследований:

1. Козлова Н. В. Зарождение аналитических глагольных конструкций в германских языках (к проблеме отбора субстантного материала языком) // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. – 2006. Т. 4, вып. 2. – С. 48–53.

В других изданиях:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»