WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В риксдаге начались активные дебаты по поводу выхода Швеции из состава Лиги. Но, так как силою вещей нейтральные страны, и Швеция не является исключением, втягиваются в орбиту интересов конфликтующих сторон и переплетаются с ними крепкими нитями, любое решительное действие подобного рода могло быть воспринято великими державами как вызов. Выход из организации мог означать в глазах мировой общественности предпочтение одного политического круга другому, то есть сближение со странами фашистских режимов.

Шведское правительства склонялось к налаживанию равновесных отношений с Германией, Англией, СССР по линии двухсторонних связей.

Значимую роль в деле сохранения нейтралитета сыграли взаимоотношения Швеции со странами Северной Европы: Данией, Норвегией и Финляндией.

В Швеции рассчитывали на полное взаимопонимание сторон, поэтому строили серьезные планы и ожидали больших результатов от региональной политики. Тем не менее, успехи на этом направлении были более чем ограниченными. Кроме подписания новой конвенции о нейтралитете и согласия соблюдать достигнутые ранее договоренности в торговоэкономической области, каких-либо совместных действий, влияющих на ситуацию в регионе Балтийского моря и способных изменить ход истории, им предпринять не удалось. Предложенный к обсуждению шведскими политиками комплекс мер, которые должны были, по их мнению, предотвратить вторжение Гитлера в Скандинавию, не отвечал потребностям других участников процесса. Провал северного сотрудничества предопределил крушение планов оборонительного союза.

Дальнейшие шаги в сторону двусторонних военно-политических переговоров с Финляндией могли принести реальные результаты.

Стокгольмских план устраивал оба государства. Однако отсутствие политической привычки рисковать и несвоевременное решение внутренних противоречий, связанных с выделением достаточных средств на программу перевооружения шведской армии, окончательно похоронили все стремления шведов заручиться поддержкой своих ближайших соседей на случай вооруженного конфликта.

Таким образом, по мере ослабления звеньев, связующих страны Севера, а также поляризации политических сил в Европе и мире, усиливалась уверенность шведских политических сил в необходимости сосредоточиться на реализации полномасштабной программы обороны и безопасности государства. И, хотя перевооружение шло медленно и тормозилось бурными парламентскими дебатами, в результате Швеция зарекомендовала себя как государство, чья готовность к войне, используя слова шведского премьерминистра Пера Альбина Ханссона, оценивалась как достаточная.

Естественно, обороноспособность шведского государства меркла по сравнению с военной мощью великих держав. Однако на фоне боеготовности малых и, тем более, «экс-нейтральных» стран Европы уровень вооруженных сил Швеции был достаточно высок.

Следовательно, интуитивно шведское правительство сделало правильный выбор. Не нарушая никаких международно-правовых обязательств, будучи нейтралом, не давая повода упрекнуть ее в блокировании, Швеция между тем обеспечила себе достойный тыл и заставила великие державы считаться с ее интересами в регионе Балтийского моря.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Корунова Е.В. Деятельность Швеции в Лиге Наций в 30-е гг. // Вестник МГУ. Серия 8. История. 2005. №3. С. 3–21. (1,2 п.л.) 2. Корунова Е.В. Деятельность комиссии по обороне в Швеции и проблема нейтралитета (1930–1935). // Вестник МГУ. Серия 8.

История. 2006. №2. С. 44–65. (1,4 п.л.)

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»