WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
Учреждение Российской академии наук Институт физической химии и электрохимии им. А. Н. Фрумкина РАН Лаборатория биоэлектрохимии на правах рукописи КНЯЗЕВ ДЕНИС ГЕННАДЬЕВИЧ ОРГАНИЗАЦИЯ ЛИПИД-БЕЛКОВЫХ СТРУКТУР НА ПРИМЕРЕ ВИРУСНОГО БЕЛКА М1: ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИЙ ПОДХОД.

Специальность 02.00.05 – Электрохимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Москва 2008 Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте физической химии и электрохимии им. А. Н. Фрумкина РАН Научный руководитель:

кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Валерий Сергеевич Соколов Официальные оппоненты:

доктор химических наук Владимир Валентинович Арсланов доктор физико-математических наук Всеволод Александрович Твердислов Ведущая организация:

Институт физико-химической биологии им. А.Н.Белозерского, МГУ Защита состоится 21 октября 2008 года в 11 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 002.259.03 при Учреждении Российской академии наук Институте физической химии и электрохимии им. А. Н. Фрумкина РАН по адресу:

119991, г. Москва, Ленинский проспект, д. 31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института физической химии и электрохимии им. А. Н.

Фрумкина РАН.

Автореферат разослан 18 сентября 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат химических наук Г. М. Корначева 2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Введение. Актуальность исследования. Матриксный белок М1 вируса гриппа, наиболее представленный среди белков вириона, является мембранноассоциированным. Он образует каркас (сеть) внутри липидного бислоя, который обеспечивает механическую прочность вирионов. Белок М1 является ключевым элементом, опосредующим процессы инфицирования клетки вирусом, причем основополагающим является взаимодействие белка с бислойными липидными структурами. В процессе вирусного слияния при понижении рН среды внутри эндосомы происходит транспорт ионов H+ через протонные каналы вируса, в результате чего происходит диссоциация белкового каркаса. Экспериментально обоснованного механизма этой диссоциации до сих пор не было предложено. Белок представляет собой небольшую (27.8 кДа, 252 аминокислотных остатка) молекулу, плотно прилегающую к внутренней стороне вирусной мембраны (Ruigrok, R.W., 2007). В ряде работ показано, что белок М1 способен связываться с липидными мембранами (El Karadaghi, S. et al., 1984,Ruigrok, R.W.H. et al., 2000). Однако, не исключено, что при образовании сети он должен взаимодействовать также с вирусными трансмембранными гликопротеинами.

Согласно данным, полученным методами малоуглового нейтронного рассеяния и электронной микроскопии (Arzt, S. et al., 2001,Schulze, I.T., 1972), мономер М1 имеет форму стержня.

Образуемый такими молекулами в вирионе каркас имеет толщину около 60, а размер ячейки около 40. Структура М- и N-доменов этого белка (остатки 2158) была успешно определена методом рентгеноструктурного анализа (Baudin, F. et al., 2001,Sha, B.D. and Luo, M., 1997).

Однако структура белка, связанного с липидной мембраной, может отличаться от его структуры в кристалле. Нативный белок имеет еще и С-домен, структура которого не установлена, поскольку в процессе кристаллизации он отщепляется. Продолжается активная дискуссия о характере М1-Мвзаимодействий в составе матрикса и взаимодействий белка М1 с вирусной мембраной in situ. Так, в работе (Ruigrok, R.W.H. et al., 2000) утверждалось, что связывание белка с липидной мембраной осуществляется за счет электростатического взаимодействия положительно заряженных аминокислот М1 с отрицательно заряженными группами мембранных липидов.

Однако другие авторы (Sha, B.D. and Luo, M., 1997) говорят о гидрофобных взаимодействиях N-концевого домена белка М1 с вирусной липидной мембраной.

Настоящая работа посвящена изучению взаимодействия матриксного белка с липидной поверхностью. В ней использовались системы, моделирующие липидную поверхность вирусной мембраны. На этих системах оказалось возможным изучить роль электростатических взаимодействий при адсорбции белка М1 на липидной поверхности путем варьирования поверхностного заряда мембраны за счет изменения содержания в ней заряженных липидов, значения pH раствора и его ионной силы.

Цель и задачи исследования. Цель настоящей работы заключалась в изучении особенностей формирования белок-липидных структур при адсорбции матриксного белка М1 на липидную поверхность. Для этого были выбраны такие модельные системы, как бислойная липидная мембрана (БЛМ), липидный моно- и бислои на твердой подложке. В ходе работы были поставлены следующие задачи:

1) Изучить влияние рН на адсорбцию белка М1 в значимом для вируса гриппа диапазоне рН от 5 до 7;

2) Выяснить эффективность связывания белка М1 с липидом в различных условиях;

3) Оценить толщину слоя адсорбировавшегося белка и уточнить ориентацию молекулы М1 относительно липидного слоя.

Новизна исследования и его научно-прикладное значение.

Использованные в работе оригинальные экспериментальные подходы позволили впервые детально изучить адсорбцию нативного матриксного белка М1 на липидных поверхностях. Исследованы роль электростатических и гидрофобных взаимодействий в адсорбции белка, а также влияние на нее рН в физиологически значимом диапазоне. На основе оценки толщины слоя адсорбированных белков и распределения в нем заряда предложены вероятная ориентация молекулы М1 на поверхности липидного слоя, а также механизм диссоциации белкового каркаса при понижении рН среды.

Практическая значимость работы обусловлена тем, что матриксные белки принимают непосредственное участие в инфицировании клетки оболочечными вирусами, и выяснение механизма их функционирования имеет огромное значение в разработке новых лекарственных препаратов. В частности, в настоящее время ведутся работы над созданием универсальной вакцины от гриппа. В отличие от обычных вакцин, мишенью которых являются трансмембранные гликопротеины, эта вакцина основана на «настраивании» иммунной системы именно на белок М1, который является высоко консервативным во всех штаммах вируса.

Апробация работы. Результаты работы докладывались на конференциях молодых ученых ИФХЭ РАН (Москва, 2006, 2007), на 8-м международном Фрумкинском симпозиуме «Кинетика электродных процессов» (Москва, 2005), на XX Зимней международной молодежной научной школе "Перспективные направления физико-химической биологии и биотехнологии" (Москва, 2008) и на научных семинарах лаборатории биоэлектрохимии ИФХЭ РАН (Москва, 2004–2007).

Публикации. За время работы над диссертацией опубликована одна статья в отечественном реферируемом журнале и 2 тезиса докладов на международных конференциях.

Объем и структура диссертации. Работа изложена на 90 страницах и иллюстрирована 31 рисунком. Диссертация состоит из введения, трех основных частей (восьми глав, включая обзор литературы) и заключения. Список цитированной литературы содержит 105 наименований.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВНИЯ.

Матриксный белок М1 был выделен из вирионов гриппа штамма A/PR/8/методом Жирнова (Zhirnov, O.P., 1992). Концентрация белка в растворе определялась количественным аминокислотным анализом на анализаторе Hitachi L-8800 (Япония) в стандартном режиме разделения на катионобменной колонке с детекцией нингидриновым реагентом. Для предотвращения агрегации белка М1 его концентрация в ячейке не превышала 1 мкг.

300 мкл Эксперименты, проведенные методом компенсации внутримембранного поля (КВП). Плоские бислойные липидные мембраны (БЛМ) формировали по методу Мюллера-Рудина из дифитаноилфосфатидилхолина (ДФФХ) и дифитаноилфосфатидилсерина (ДФФС) или из их смеси в мольном отношении 7:3, соответственно.

Разность граничных потенциалов БЛМ измеряли электрохимическим методом компенсации внутримембранного поля с использованием второй гармоники емкостного тока (Соколов, В.С. и др., 1980). Измерение осуществлялось с помощью автоматической установки с использованием фазочувствительного усилителя DSP-7265 (Signal Recovery, США), который управлялся компьютером через приборный интерфейс GPIB (Measurement Computing, США) с помощью разработанной в лаборатории программы.

Белок добавлялся в отсек с электродом, соединенным со входом Keithley427 (потенциал этого электрода поддерживался равным нулю),– этот отсек мы будем называть цис-отсеком. Другой отсек с электродом, на который подавалось напряжение, будем называть транс-отсеком.

Эксперименты, проведенные методом спектроскопии поверхностного плазмонного резонанса (ППР). Измерения адсорбции белка М1 на липидной поверхности проводились на ППР-рефлектометре Biosuplar-6 (реализация по Кретчману) производства Mivitec (Германия). Добавление белка производилось при непрерывной перфузии через экспериментальную ячейку (объемом 20 мкл) белковой суспензии соответствующей концентрации.

Химическая модификация поверхности производилась по методике, описанной в (Mirsky, V.M. et al., 1999). Монослойное тиольное покрытие формировалось на стеклянной пластине с напыленным слоем золота в двух вариантах. В первом использовался октадекантиол (ОДТ), формирующий гидрофобную поверхность раздела с водным раствором. Поверх тиольной поверхности за счет перфузии ячейки раствором с липосомами формировался липидный монослой, на который и адсорбировался М1.

Липосомы формировались либо из смеси ДФФХ и ДФФС в мольном отношении 7:3, либо из азолектина, либо из ДФФХ. Добавление белка производилось при непрерывной перфузии через экспериментальную ячейку объемом 20 мкл белковой суспензии с различной концентрацией белка. Во втором варианте применялся карбоксигексадекантиол (КГДТ), создающий полярную заряженную поверхность, имитирующую липидную. В этом случае адсорбция М1 проводилась непосредственно на слое тиолов, что позволило упростить методику и повысить стабильность данной системы.

Эксперименты, проведенные методом атомной силовой микроскопии (АСМ). Атомный силовой микроскоп был представлен контроллером Multimode Nanoscope IV и сканирующей головкой типа Е с ячейкой для электрохимических измерений в жидкости. Все перечисленные компоненты были приобретены у Veeco Digital Instruments, США. Данный прибор позволяет получать топограмму поверхности, а также проводить эксперименты по силовой микроскопии. Все опыты осуществлялись при комнатной температуре в жидкости в резонансном режиме. В качестве зондов использовались заостренные кантилеверы из нитрида кремния с номинальной жесткостью 0.Н/м (Veeco Digital Instruments, США).

Для формирования липидного бислоя на подложке (слюда) использовался т.н. метод разворачивания липосом на поверхности. Были использованы липосомы, сформированные из смеси ДОФХ и ДОФС в молярном отношении 9:1. Для формирования липидного покрытия на свежесколотую слюду (Veeco Digital Instruments, США) добавлялась суспензия липосом. После инкубации в течение 15 минут слюда промывалась буферным раствором. В результате описанной процедуры на ее поверхности формировался липидный бислой.

Однородность полученного липидного покрытия контролировалось по топограммам, а о том, что это покрытие представляет собой бислой, свидетельствовала его толщина, оцененная по силовым кривым. Белок в соответствующем буферном растворе добавлялся над липидным бислоем на подложке и инкубировался в течение часа. После этого подложка промывалась чистым буферным раствором и помещалась в измерительную ячейку АСМ.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

Изучение адсорбции белка М1 на БЛМ методом КВП. При изучении адсорбции белка М1 методом КВП мы варьировали следующие параметры:

концентрацию М1 в растворе, значение рН и ионную силу водной среды, липидный состав БЛМ.

Кинетика изменения разности граничных потенциалов БЛМ при введении различных концентраций М1 в водный раствор при pH 5.0 приведена на рис. 1а.

В этом и последующих КВП-экспериментах, если это не оговорено особо, БЛМ формировалась из смеси ДФФХ и ДФФС в мольном отношении 7:3. Белок вводился с одной стороны БЛМ. Каждая из представленных на рисунке кривых выходит на насыщение, причем время этого выхода для разных концентраций М1 заметно различается. От концентрации белка в растворе зависело и стационарное значение разности граничных потенциалов БЛМ (в дальнейшем мы будем называть ее потенциалом адсорбции). При этом наблюдалась неаддитивность при последовательных добавках белка в ячейку: если белок при нейтральном pH вводился в раствор не сразу, а в несколько этапов, так чтобы каждое последующее добавление делалось после достижения стационарного потенциала от предыдущего добавления, то потенциал адсорбции оказывался меньше, чем после разовой добавки того же количества белка. Отмывка белка из ячейки с помощью замены раствора не приводила к заметному уменьшению потенциала, что указывает на то, что десорбция белка М1 с поверхности БЛМ или вообще невозможна, или происходит очень медленно. Это позволяет предположить, что матриксный белок способен формировать на поверхности БЛМ сети различной структуры в зависимости от концентрации белка.

Зависимость потенциала адсорбции от pH. Эксперименты, аналогичные приведенному на рис. 1а, проводились при различных значениях рН в физиологически значимом диапазоне от 5 до 7. Было показано, что рН влияет как на кинетику изменения граничного потенциала после добавления М1 в раствор, так и на конечное значение потенциала адсорбции.

На рис. 1б приведена типичная кинетика изменения граничного потенциала при адсорбции М1 при pH 7.0.

а б Рис. 1. Изменение граничного потенциала при введении М1-белка с цис-стороны БЛМ, сформированной из смеси 70% ДФФХ и 30% ДФФС. Состав водной среды 10 мМ KCl, 0.мМ EDTA при разных значениях рН. а) В буферном растворе 2 мМ MES, pH 5.0.

Концентрация добавленного белка в ячейке 50, 100 и 200 нМ для кривых 1-3, соответственно. б) В буферном растворе 2 мМ HEPES, pH 7.0. Концентрация добавленного белка в ячейке 100 нМ. Стрелкой показано добавление белка.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»