WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В 1-й главе, «Взгляды М.Ф. Раевского на место чехов в славянском мире», проанализированы деятельность М.Ф. Раевского в столице империи Габсбургов, Вене, динамика развития его контактов с чехами и взгляды на их положение в славянском мире. Установлена система взаимодействий венского протоиерея с российскими государственными структурами – Министерством иностранных дел, Министерством народного просвещения, Св. Синодом, а также со Славянским благотворительным комитетом. Выделены задачи, которые ставились и решались о. Михаилом. Кроме того, раскрыто его видение славянского мира; говорится об озабоченности венского протоиерея разрозненностью славян, стремлении к их единению, сплочению, его желании как можно ближе познакомить Запад с православной культурой, размышлениях над вопросами наибольшего соответствия православия славянскому духу, гармоничного существования славян в государствах, в которых они проживали.

ei v korespondenci M.F. Rajevskho/ Ed. Vratislav Doubek. Praha, 2006.

В 1-й главе также показаны разветвленная сеть контактов Раевского с чешскими и российскими общественными и политическими деятелями, определены наиболее активные моменты переписки венского с чехами, указано на его популярность во всем славянском мире. Здесь же акцентировано внимание на настороженном отношении агентов III-го отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии к деятельности Раевского и сложных взаимоотношениях этой личности с австрийской полицией.

Наконец, в 1-й главе охарактеризована позиция наиболее ангажированных членов Славянского благотворительного комитета к чехам, выделены задачи, которые они ставили при своем взаимодействии с Чешскими землями.

2-я глава, «М.Ф. Раевский и чешско-российские общественные связи в 1850-е гг.», посвящена периоду развития чешско-российских общественных контактов, которые в дальнейшем послужили фундаментом для построения более глубоких чешско-российских отношений в общественно-политической сфере.

В первом параграфе, «Налаживание информационных контактов», отмечается, что в 1850-е годы они развивались достаточно успешно в двух направлениях: росла интенсивность обмена литературой, заметно увеличилось число статей в российских журналах и газетах о жизни чехов. Активность М.Ф. Раевского по привлечению внимания общественности России к чешскому населению Австрийской империи при помощи и посредничестве российской интеллигенции, а также агитационно-просветительской деятельности В. Ганки принесли позитивные результаты. Усилиями и стараниями священника посольской церкви в Вене, с одной стороны, редакциями чешских изданий, с другой, была создана целая сеть взаимного обмена литературой и периодической печатью.

Во втором параграфе, «Зарождение сотрудничества в образовательной сфере. Начало чешской эмиграции в Россию», подчеркивается, что в 50-е годы XIX в. интерес чехов к Российской империи не был столь же интенсивным, каким он станет уже в 1860-е годы. Да и общеполитический фон в Австрийской монархии, переживавшей период «неоабсолютизма», и в России, которая с ее консервативными порядками не выглядела достаточно привлекательной для чехов, не способствовал развитию чешско-российских отношений.

В целом, 50-е годы XIX века можно охарактеризовать как период пристального «присматривания» чехов и России друг к другу, более близкого их знакомства. Вместе с тем, как уже говорилось, обозначились и те основные тенденции, которые получат дальнейшее развитие уже в 60-е годы XIX в.

Обобщая весь проанализированный материал, следует заключить, что очень важным в 50-е гг. XIX в. стало именно расширение информационного поля чешско-российского общения. Неоценимый вклад в этот процесс внес протоиерей М.Ф. Раевский. Можно с уверенностью сказать, что с чешской стороны активнейшую роль в этом направлении сыграл В. Ганка. Но вместе с тем, нужно согласиться с чешскими исследователями К. Крамаржем и Зд. Тоболкой, что сон, который снился В. Ганке, о том, чтобы «чехи искали в России политическое спасение, и видели его в будущем ее преобладании в Европе, остался только сном и не нашел симпатий и почета у большинства»чехов.

В 3-ей главе, «Чехи и Россия в движении на встречу друг другу.

1860-е гг.», анализируется процесс выстраивания системы чешско-российских общественно-политических отношений в этот период.

В первом параграфе, «Чешская политическая элита и ее видение России в новых политических условиях», отмечается, что конституционные преобразования в монархии Габсбургов в начале 1860-х гг. дали определенный толчок к активизации жизни чехов в политике, журналистике, а также поиску внешнеполитических союзников за пределами государства. Их внимание привлекали и реформы в России. На страницах чешской политической прессы стал живо обсуждаться вопрос о взаимодействии славян с официальным Петербургом. Однако между чехами, делавшими основной акцент на сплочении Kram K., Tobolka Zd. Djiny esk politiky nov doby// esk politika. D.III, Praha,1909. S. 14.

австрийских славян, и Россией стоял польский вопрос. Актуальной, как и в 1850-е годы, оставалась проблема еще более активного расширения информационного пространства чешско-российского общения.

Во втором параграфе, «Вклад М.Ф. Раевского в организацию поездки чешской делегации в Россию в 1867 г.», подчеркивается, что Этнографическая выставка и Славянский съезд для чешских политических кругов были демонстрацией, противопоставлением славянского единства немецкому, значительным шагом на пути к сближению чехов с Россией. Безусловно, поездка чехов в Москву и Санкт-Петербург летом 1867 г. имела большое просветительское значение. Огромное впечатление на гостей из Чешских земель произвел, прежде всего, русский народ, «великий, быстрый и религиозный, прогрессивный от самой верхушки общества до простого рабочего!»1. Как следствие, с одной стороны, полученных позитивных впечатлений, а с другой, необоснованных надежд, в 1867 – 1869 гг.

наблюдается рост интереса к России как центру славянской культуры, куда стремились попасть деятели просвещения, преподаватели, студенты для углубления знаний и изучения разных сторон ее общественной жизни. Не последнее место имело и стремление улучшить свое материальное положение.

В этой связи невозможно переоценить вклад венского протоиерея М.Ф. Раевского в реализацию идеи проведения Этнографической выставки и Славянского съезда. Его тщательность в работе, внимательность к вопросам и просьбам, плодотворное сотрудничество с поэтом и ученым, историком, архивариусом Праги, членом-корреспондентом Российской АН К.Я. Эрбеном (1811 – 1870) внесли весомый вклад в организацию этого мероприятия, гарантировали не только присутствие экспонатов из Чешских земель, но и непосредственное участие в нем их делегатов.

В третьем параграфе, «М.Ф. Раевский и формирование системы чешскороссийских общественно-политических отношений», рассматриваются разные Зарубежные славяне и Россия. Документы архива М.Ф. Раевского. 40 – 80 годы XIX в. М., 1975. С. 75.

Фр. Браунер М.Ф. Раевскому. 04.08. 1867.

стороны развития взаимного сотрудничества между чехами и Россией.

Подчеркивается, что заметный рост участников информационного обмена, заинтересованных в развитии отношений, как с чешской, так и с российской стороны, привел к качественным изменениям в этой сфере. В данном процессе принимал участие и Славянский благотворительный комитет, являвшийся сторонником идеи распространения русского языка в чешском обществе, не получившей, однако, заметной поддержки в чешской среде.

Безусловно, чешско-российское взаимодействие в образовательной сфере, прежде всего, в преподавании древних языков можно назвать успешным и взаимовыгодным. С российской стороны это была не благотворительность, или часть пропагандистской компании, а скорее точечный поиск специалистов и перспективных студентов на вакантные места. Наиболее квалифицированные чехи требовали у Раевского как представителя российской стороны соответствующих условий. Чешские же политические лидеры поддерживали данное направление как альтернативу эмиграции чехов в Америку, противниками которой они являлись. Таким образом, Россия приобретала кадры для своих гимназий и высших учебных заведений, а чехи, в свою очередь, удовлетворяли амбиции в карьерном росте, или же решали жизненные проблемы, получали бесплатное образование и пр.

С чешско-российскими контактами в образовании связана проблема эмиграции чехов в Российскую империю. Материалы архива Раевского раскрывают только некоторые стороны этого процесса. Сам венский протоиерей подчеркивал, что «относительно переселения ничего не знает и не занимается этим делом»1. Между тем, его переписка с врачом, просветителем, журналистом Фр.К. Кампеликом (1805 – 1872) свидетельствует, что он выступал за переориентацию чехов с американского направления эмиграции на российское. В действительности о. Михаил помогал улаживать множество проблем, возникавших в связи с получением виз, паспортов, рекомендательных Cesty na vchod. ei v korespondenci M.F. Rajevskho/ Ed. Vratislav Doubek. Praha, 2006. S. 132 – 133.

М.F. Rajevskij А. Paterovi. 22.04.1869.

писем. Однако в подавляющем большинстве случаев речь шла все-таки о студентах и преподавателях древних языков в рамках уже сложившегося сотрудничества протоиерея с Министерством народного просвещения Российской империи. Что же касается эмиграции чехов, их переселения на Волынь1, на Кавказ, имеющиеся в нашем распоряжении документы архива Раевского не дают основания сделать вывод об его активном участии в этих процессах.

В дополнение к выше сказанному, в период, исследуемый в данной главе, началась работа над одним из самых масштабных и интересных проектов – созданием православного храма в Праге. Он был сложнейшим и с точки зрения организации работ, и исходя из общего контекста развития российскоавстрийских отношений.

В 4-ей главе, «Чешско-российские отношения в условиях падения взаимного интереса», анализируется чешско-российское сотрудничество в 1870-е гг.

В первом параграфе, «Чешско-австрийские переговоры 1871 г.» сделан акцент на реакции чешской политической прессы на пассивную позицию России по этому вопросу. Здесь же указывается на то, что бездействие России в момент обсуждения «Фундаментальных статей»2 казалось чешским политикам тем непонятнее, чем более сильную и очевидную поддержку получали чешские немцы со стороны Бисмарка, который, по мнению чехов, «не мог намеченные изменения считать маловажными»3. В своих рассуждениях чешские политические лидеры шли еще дальше. Отвечая на реплики из России о том, что в нынешних обстоятельствах Петербург отдает предпочтение союзу с Пруссией, а не с Австрией, они писали, - «не Россия выбирает себе союзников, Подробнее об эмиграции чехов на Волынь см. J. Vaculk. Potky eskho vysthovalectv na Volyn// Emigrace z eskch zem... S. 41 – 53. Он же. Djiny volynskch ech. Dl. I. Lta 1868 – 1914. Praha, 1997. Об эмиграции чехов в Россию во второй половине XIX в. – Doubek V. esk emigrace do Ruska v druh polovin 19. stolet.

Dobov interpritace. // 150 let Slovanskho sjezdu... S. 171 – 193.

Politick programy eskch nrodnch stran... S.168 – 177. Fundamentaln lnky 10.10.1871.

Slovo k Rusm// Pokrok. №. 332. 30.11.1871. S 1.

а Пруссия спекулирует своей дружбой, между тем как Вена и Петербург соревнуются друг с другом в подаяниях»1.

Россия же в условиях напряженной ситуации в Царстве Польском не была склонна поддерживать какие-либо национальные движения в непосредственной близости от своих границ. Сосредоточив все свое внимание на Балканах, официальный Петербург стремился сохранить статус-кво, особенно в Центральной Европе. Более того, в начале 70-х годов XIX в.

начинается сближение Российской империи с Германией, которое в 1872 – 73 гг. оформилось в «Союз трех императоров» (монархов России, объединенной Германии и Австро-Венгрии).

Тем не менее, несмотря на изменение геополитического фона, с уверенностью можно сказать, что Северная Пальмира продолжала оставаться в поле зрения чешских политиков. И только в конце 1870-х гг. тема «Россия и чехи» становится достаточно редкой в чешской политической прессе.

Бесспорно и то, что Россия никогда не рассматривалась ими как уникальное и незаменимое средство для достижения заявленных задач и решения своих насущных проблем.

Во втором параграфе, «Раевский и чехи в период взаимных разочарований», раскрываются причины падения интереса чехов к России, и Российской империи к Чешским землям. Сам Раевский, начиная с середины 1870-х годов, был уже не столь расположен к чехам, как в былые времена. Это обстоятельство сказалось и на интенсивности его переписки с чехами. Венский протоиерей был очень разочарован тем, что «никто из них (старо- и младочехов – Н.К.) не только не переходит в церковь Гуса2, но и внимания на нее не обращает»3.

Чешско-российское сотрудничество в образовательной сфере также не было стабильным. С середины 1870-х гг. его интенсивность заметно ослабла. С Ibidem.

Здесь Раевский имеет в виду храм св. Николая, т.е. православную церковь.

Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 651. Васильчикова, князья (1706 - 1917).

Оп. 1. Д. 880. Л. 4об. М.Ф. Раевский А.И. Васильчикову. 28 мая 1876 г.

самого начала оно строилось на прагматической основе. Чехи были заинтересованы в России постольку, поскольку в пределах монархии Габсбургов не имели достаточно средств для получения образования;

преподаватели также искали более выгодные экономические условия. В 1870-е годы изменилась ситуация в Австро-Венгрии, открылись более широкие возможности на родине – и соответственно резко уменьшилось количество просьб чешских студентов, учеников, преподавателей к М.Ф. Раевскому.

В то же время, оставаясь отчасти в стороне от проблемы эмиграции чехов в Российскую империю, протоиерей посольской церкви в Вене по-прежнему получал прошения, связанные с оформлением паспортов, обеспечением положительных рекомендаций. Ему просто писали как человеку, способному выслушать и понять собеседника. О. Михаила информировали о финансовой неустроенности, бытовых проблемах, с которыми сталкивались эмигранты в России.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»