WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

- используя результаты анкетирования, проведенного среди молодых корейцев, попытаться проанализировать сложившуюся у них на настоящий момент иерархию идентичностей и на основании этого оценить перспективу корейских общин в России на ближайшее будущее.

Методологическая основа исследования. В связи с малоизученностью современного состояния и особенностей идентификации корейской молодежи в России, автор посчитал целесообразным обратиться к анкетному опросу.

Данная анкета состояла из вопросов, связанных с жизнью корейской молодежи Погружены в эшелоны и отправлены к местам поселений…» Л.Берия – И.Сталину // История СССР. М., 1991.

№ 1; О выселении корейцев из Дальневосточного края // Отечественная история. М., 1992. № 6; 40-50-е годы:

последствия депортации народов (Свидетельствуют архивы НКВД –МВД СССР) // Отечественная история. М., 1992. № 1; Выселение советских корейцев с Дальнего Востока // Вопросы истории. М., 1994. № 5; Корейцы в СССР: из истории вопроса о национальной государственности // Восток. М., 1993. № 2; Российские корейцы: от народного консерватизма к естественному этническому развитию // Этнопанорама. Оренбург. 2001. №2;

Совместная работа с Харуки Ваба, Из истории депортации «русских» корейцев // Дружба народов. М., 1993. № 1; Социальная натурализация и этническая мобилизации (опыт корейцев России). М., 1998; Российские корейцы: новый поворот истории: 90-е годы. М., 2000; Российские корейцы и политика солнечного тепла. М., 2002; Корейцы в Союзе ССР – России: ХХ-й век. М., 2004.; «Третья Корея»: новая миссия и проблемы глобализации… М., 2005 и др.

в полиэтничной среде Москвы, Ростовской и Волгоградской обл., ее современными проблемами, автостереотипами, а также иерархической структурой идентичностей корейской молодежи, ее представлением о будущем.

В опросе приняли участие корейцы в возрасте от 15 до 35 лет: в Ростовской области 87 человек, в Волгоградской области 102 человека, в Москве человек: всего 301 человек. Анкета состояла из 73 вопросов, как закрытых, так и открытых. Ответы на закрытые вопросы даны в виде нескольких вариантов, из которых респондент должен был выбрать соответствующий его мнению, или указать иное мнение. Также имелись некоторые закрытые вопросы, требующие от респондентов выбрать не менее 3 вариантов.

Источниковая база: Для решения поставленных задач в рамках исследования были использованы разнообразные по видам и степени информативности источники. Условно их можно разделить на несколько групп.

Во-первых, отчеты и доклады государственных деятелей, монографии ученых, отчеты экспедиций, опубликованные в конце ХIХ – в начале ХХ вв.

Несмотря на то, что отношение разных авторов к корейским переселенцам не всегда совпадало, их наблюдательность, анализ экономико-хозяйственных способностей и этнических характеристик корейских мигрантов позволяют сформировать достаточно последовательное представление по корейскому вопросу на русском Дальнем Востоке в данный период.

Вторую группу источниковой базы составляли архивные материалы, находящиеся в разных архивах. На рубеже 80-90-х гг. XX в. впервые были опубликованы документы, связанные с депортацией корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан. Большинство из них уже опубликованы В.Ф. Ли, Е.Е. Кимом, Н.Ф. Бугаем.

Так, в работу «Белая книга: о депортации корейского населения России в 30-40 годах», Ли У Хе (В.Ф. Ли) и Ким Ен Ун (Е.Е. Ким), М., (кн.1. 1992 г., кн.2.

1997 г.) были включены ранее засекреченные директивы, постановления, отчеты, письма, шифрограммы и многие другие документы, связанные с депортацией корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию. В процессе работы над этими двумя изданиями авторы обнаружили, что депортация корейцев 1937 г. является далеко не случайным или внезапным решением, а решением, принятым после долгого обсуждения и подготовки. Эти издания содержат ранее совершенно неизвестные материалы о политике советских властей по отношению к корейскому населению на русском Дальнем Востоке.

Большой интерес среди неопубликованных архивных материалов вызывают документы, находящиеся в фондах РГАСПИ: 17 (Центральный Комитет КПСС;

1898, 1903-1991 гг.), 372 (Дальневосточное бюро ЦК РКП(б); 1920 - 1925 гг.), а также 495 (Исполнительный комитет Коминтерна. 1919-1943 гг.).

В-третьих, периодическая печать – публикации, содержащие сведения о современной жизни корейцев в России. Например, газеты российских корейцев «Российские корейцы» (Москва), «Путь» (Ростов-на-Дону), «Газета зарубежных корейцев» и др. дают представление об их актуальных проблемах, современную информацию о жизни и событиях корейских общин, о деятельности государственных и неправительственных организаций, связанных с жизнью российских корейцев.

Четвертую группу составили такие статистические материалы, как итоги последней переписи населения СССР в 1989 г., итоги Всероссийской переписи населения 2002 г., база данных Фонда зарубежных корейцев при МИД Республики Корея. Они показывают, в каких городах жили и живут корейцы более или менее компактно до и после распада СССР, дают сведения об их половозрастном составе, знании языка, степени образования, а также о динамике изменения численности корейцев России и СНГ в разные годы, которые дают нам картину миграционного процесса российских корейцев.

К пятой группе материалов относятся результаты анкетного опроса, проведенного автором в Москве, в Волгоградской и Ростовской областях в г. Информация, полученная в интервью и беседах с информантами, давала детальное представление о том или ином явлении или выделенной нами тенденции. Более того, данные экспертного опроса, проведенного автором в 2004 г. дали возможность сравнить их с данными анкетного опроса молодежи.

И, наконец, законодательные документы, например, закон «Об общественных объединениях», закон «О национально-культурной автономии», и постановление «О реабилитации российских корейцев», составили шестую группу. Они являются важным источником для рассмотрения изменения национальной политики России, анализа условий формирования и функционирования корейских общин и юридических основ их организаций.

Научная новизна данного исследования заключается в том, что - определены основные факторы и исторические события, оказывающие влияние на интеграцию корейцев в культуру принявшего государства, а также, наоборот, на сохранение национальной культуры;

- дан научный анализ анкетного опроса, посвященного выявлению разных аспектов современного состояния молодых российских корейцев и особенностей идентификации молодых корейцев в России;

- впервые выявлена специфика молодых корейцев в столице и провинциальных регионах в ходе сравнения результатов опроса по трем регионам (Москва, Ростов-на-Дону и Волгоградская область);

- проанализированы изменения идентификации корейской молодежи в результате миграционных процессов, происходящих по настоящее время, и вследствие долгого проживания в полиэтничной среде, отдаленной как по пространству, так и по времени переселения из исторической родины.

Теоретическая и практическая значимость данной работы определяется актуальностью темы. Анализ исторических, социально-экономических, культурных, миграционных, этнических, адаптационных процессов имеет большое значение для оценки и определения изменений в самоидентификации корейской молодежи в России на современном этапе. При написании диссертации был привлечен обширный круг материалов, представляющий интерес для специалистов-корееведов, этнологов, ученых других областей, занимающихся проблемами этнического сознания и идентичности, как в целом, так и конкретно российских корейцев, а также для практических работников, связанных с проблемами жизнедеятельности этнической диаспоры.

Материалы и теоретические выводы диссертационного исследования могут быть реализованы и в практике учебной работы вузов: в лекционных курсах, в специальных курсах по проблемам народонаселения, этнических меньшинств и диаспор, а также в проектах, направленных на изучение жизни зарубежных соотечественников.

Апробация работы. Основные положения диссертации были изложены автором в научных статьях на конференциях «Актуальные проблемы гуманитарных наук в XXI веке», проводившихся на базе филологического факультета МГУ в 2004 и 2006 гг., а также в статье, опубликованной в журнале «Вестник Московского университета». Сер.8. История. 2008. № 2. Диссертация была обсуждена на заседании кафедры этнологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух частей, заключения.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются цель и задачи, определяется объект исследования и методологическая и теоретическая основы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, анализируются источниковая база и историография.

Первая часть называется «История переселения корейцев в Россию».

Это вводная часть, описывающая более чем 140-летнюю историю российских корейцев. Это необходимо для того, чтобы лучше представить, как конкретные исторические условия повлияли на образ жизни и этнодемографические характеристики корейской диаспоры.

В первом параграфе «Поселения корейцев в России от начала переселения до второй половины 1950-х годов» речь идет об истории переселения корейцев в Россию от второй половины XIX века до второй половины 1950-х годов. Из-за тяжелой экономической ситуации в Корее, корейцы, в основном, из северной части Кореи, начали пересекать границу, переселяться в Россию в поисках лучшей жизни во второй половине XIX века.

Царская Россия, которая недавно освоила дальневосточную землю, и стремилась к колонизации этого края, но одновременно страдала от недостатка рабочей силы, доброжелательно относилась к корейским переселенцам, и оказывала им материальную помощь вначале их иммиграции.

Однако с постепенным увеличением количества корейских иммигрантов правительства обеих стран совместно приняли меры к урегулированию этой проблемы. После заключения конвенции о пограничных отношениях между двумя странами, а также словесного соглашения в 1888 г. волна иммиграции корейцев в Россию затихла. Более того, постепенно, когда демографическая и экономическая ситуация на русском Дальнем Востоке по мере притока русских переселенцев из западной части страны стала более или менее стабильной, отношение администрации к иностранным переселенцам, в том числе к корейским, изменилось. Опасаясь увеличения численности иностранных переселенцев в пограничном крае, администрация начала принимать меры к ограничению наплыва инородных иммигрантов, такая тенденция наиболее проявилась в политике приамурского генерал-губернатора П.Ф. Унтербергера.

Однако миграция корейцев в Россию продолжалась, и еще усилилась после аннексии Кореи Японией.

По мере возрастания численности соотечественников на русском Дальнем Востоке, корейские переселенцы образовали свои общества, чему способствовала либеральная политика следующего генерал-губернатора Н.Л.

Гондатти. Для этих корейских обществ была характерна солидарность с антияпонской деятельностью и национальной борьбой за независимость Кореи.

Избегая надзора и гнета от японских колонистов, уже давно переселились в Россию многие борцы и лидеры антияпонского национального движения, и русский Дальний Восток вскоре стал одной из баз антияпонского движения, находившихся за границей Кореи. И на это движение воздействовала революционная атмосфера, уже распространявшаяся по всей стране. Среди корейских переселенцев появились революционеры, коммунисты, они участвовали в установлении советской власти на Дальнем Востоке. Также корейские партизанские отряды совместно действовали с революционными властями, и участвовали в гражданской войне на Дальнем Востоке, в боях против белогвардейцев и интервентов.

Тем временем иммиграция корейцев на Дальний Восток продолжалась, к середине 1920-х гг. численность корейских иммигрантов достигла 170 тыс.

Согласно многим источникам, вначале переселения корейцев в Россию наблюдается привязанность к своей этнической группе, к национальной культуре и обычаям, но постепенно происходил процесс обрусения, изменивший их жизнь. По мере увеличения численности корейцев на русском Дальнем Востоке, переселенцы объединялись в общества, для которых были характерны солидарность с антияпонской национально-освободительной борьбой Кореи и Манчжурии, а также стремление к объединению своей национальной борьбы с революционным движением в России. Одновременно с этим, они активно участвовали в гражданской войне, в боях против белогвардейцев и интервентов, в установлении советской власти на Дальнем Востоке, а также в общественной жизни. Иными словами, на данном этапе этнического развития корейцев в России у них сосуществовала двойственная гражданская идентификация, в основе которой была привязанность одновременно к старой и новой родинам. Вместе с успешной советизацией и успехом коллективизации, у них сохранялся национальный язык, они имели свои школы и техникумы, издавали газеты и журналы. Для этого периода жизни корейцев характерно сосуществование различных компонентов культур двух стран, к которым они имели отношение.

Однако в жизни корейцев происходили серьезные перемены. В их основе лежали менявшаяся внешнеполитическая и военная обстановка, ухудшение экономической ситуации на Дальнем Востоке, а также тревожная внутренняя атмосфера страны. Все это осложнило положение корейцев. Проживание иностранных переселенцев, независимо от их гражданства, всегда вызывало беспокойство правительства уже со времен русской империи. В новых же условиях миграция корейцев продолжалась, когда Корея была уже колонией Японии, поэтому новопереселенцы-корейцы или корейцы, не имеющие советское гражданство, формально являлись подданными Японии. В связи с экономическим спадом власти старались искать причины и виновных, и корейцы, игравшие большую роль в развитии экономики Дальнего Востока, стали объектом обвинений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»