WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Критическо-методологическое и герменевтическое решение этой проблемы отличается друг от друга, так как имеет различный смысл системы. Первое восходит к понятию аналитическиобщего, второе ориентируется на понятие синтетически-общего. В первом случае мы ограничиваемся тем, что объединяем множество аспектов образа в системном отношении и тем самым подчиняем их определенным законам; в другом – пытаемся понять, как из одного целостного первопринципа развертываются особенности восприятия образа. Если последний способ рассмотрения допускает лишь один начальный пункт, то первый не только допускает, но и требует множества различных уровней рассмотрения.

Подобная исследовательская направленность заставляет принимать во внимание достижения в области литургики и богословия. Это именно тот подход, когда смысловой анализ происходит под знаком религиозного содержания образа с позиции христианской экклезиологии.

Сравнительный подход к религиозному искусству в его традиционном виде сохраняет значение определяющего способа исследования образа, как произведения искусства. При этом основной упор делается на сравнение отношений к религиозным образам на Востоке и на Западе, посредством которого систематизируется изобразительный материал и фиксируются качественные изменения, приводящие, в частности у французского медиевиста Жан-Клод Шмитта (1997), к складыванию системы. Шмитт исследовал отношения человека к материальным формам взаимоотношения с Богом и исторические процессы, которые воздействовали на это отношение.

Характерная черта работы – это подчеркнутая научность и последовательно интеллектуализированное отношение к духовному содержанию. Автор рассмотрел образа как внеположенный объект, что лишало его целостного значения и реальной значимости, которые он обрел в духовной жизни общества и личности.

При столь разнообразных методологических подходах в историографии наблюдалась определенная тенденция: авторы касались не отдельных вопросов, например, иконографии или сугубо исторических проблем, но пытались обсуждать сущностные и универсальные аспекты образа. Специалистами задавались требования, которые по целому ряду позиций выходили далеко за рамки обычных искусствоведческих исследований. С одной стороны, некоторые труды имели важное значение в расширении научных горизонтов. Это можно сказать, например, о книге Христофа фон Шенборна (1976). Автор по-новому раскрыл связь сакрального содержания иконы с искусством. С другой стороны, как новаторскую заявку можно расценить попытку В.И. Петренко (2000) на материале иконописи представить её содержание как бы глазами современного отстраненного экзегета-интерпретатора. Но подобное обращение к особенностям содержания иконы без учета закономерностей формирования мировоззренческой основы иконописи нельзя признать оптимальным.

Осознание специфики христианской иконографии, и в частности иконы, стало важнейшей предпосылкой для выдвижения соответствующей проблематики в качестве центрального момента нашей темы. Она проявлялась в работах самых разных специалистов, представляющих порой едва ли не самую критическую часть исследователей. Профессиональный интерес историков искусства раскрывался в публикациях различного вида: посвященных разработкам конкретных тем, а также обобщающих трудах.

Как своеобразную предпосылку к интенсификации исследований можно было бы расценить резкое увеличение числа и разновидностей научно-справочных изданий, включающих и данные об иконе. Как правило, весьма заметное место в них отводилось культурно-историческому аспекту изучения иконы. Зачастую выделялась тема осмысления и связи иконописного языка с глубинными линиями русской культуры, с тем, что принято называть историей ментальности. Особый интерес представляло разрешение вопросов, касающихся роли канона в формировании иконы, у мыслителей в начале ХХ века и на новом историческом этапе.

Характеризуя сам образ, авторы, в зависимости от специфики их публикаций, сталкивались с комплексом разноплановых проблем. Несмотря на неустоявшуюся терминологию, в работах ставился вопрос о специфике языка иконы. Вероятно, общее понимание этого языка было близко к тому утверждению, в котором иконы трактовались как плод общего усилия богословского знания и художественного направления. Определяя некоторые термины, как канон, стиль, символ, в качестве предмета своего изучения, историки искусства в разной мере приближались к его постижению.

Соответственно исследовательские методики, применяемые ими в конкретных работах, обладали своими особенностями. Как правило, авторы, анализируя термины, уделяли место оценке их содержания, смысловой основе.

В тоже время исследователи, как показал анализ конкретных публикаций, стремились принимать во внимание всю совокупность данных терминологии христианского искусства. Таким образом, во главу угла ставились требования функциональной роли культурно-исторического аспекта в составе истории искусства, что, несомненно, приблизило специалистов к познанию процесса складывания изображений, основанных на зависимости последних от церковной жизни.

Ввод в научный оборот малоизвестных авторов рассматривался нами как этап на пути к выявлению практики герменевтики образа. Анализ отдельных работ предполагал их сравнение с целью определения их места в исследовательском процессе. Правда, в силу еще недостаточной изученности материала наша оценка порой не отличалась полнотой и последовательностью, а затрагивала лишь отдельные стороны методологии искусства.

Более детально проблемы анализа христианского образа были выявлены в трудах ученых так называемого герменевтического направления, где оценка религиозного содержания определялась авторами как приоритетная задача. О новом уровне понимания значения и роли образа в христианском искусстве свидетельствовали методологические установки по изучению, прежде всего иконы. В своих работах специалисты отмечали необходимость более глубокого проникновения в образный строй иконы за счет осмысления художественной среды, к которой принадлежало произведение, четкого понимания специфики иконы, выявления богословскоэкзегетического аспекта, определяемого существованием определенной шкалы ценностей в христианской культуре: текста Священного Писания, таинственного священнодействия, экзегезы и богословия, а также современных исследований-комментариев. В этом плане была показательна работа Л.А. Успенского (1978), расставляющая методологические акценты на литургическом и богословском осмыслении христианского образа.

Особенности богословского подхода заключались в стремлении вписать икону в контекст культуры стран христианского мира. Порой исходные авторские позиции в отношении данного аспекта выдавали своеобразие тех или иных исследовательских принципов. Решая определенный круг задач, связанных с выявление места иконы в историческом и культурном пространстве, авторы, как правило, ставили во главу угла принципиально важные вопросы, что позволяло открывать новые возможности в изучении христианского искусства.

Таким образом, работам культурно-исторического направления присуща нацеленность на высокий уровень раскрытия особенностей мировосприятия иконы как особой богословской и художественной системы, находящейся в прямой зависимости от герменевтических принципов.

В первую очередь, наметившийся подход специалистов в области изучения христианского искусства, был обращен к иконографии. Кроме выделения собственно иконографического метода, исследователи ориентировались на данные отраженных в образе религиозных реалий. Так, задачи истории искусства соединялись с раскрытием специфики ракурса предмета изучения. По сути дела, только недавно начавшаяся разработка герменевтической проблематики объясняет довольно небольшое число исследований, принадлежащих данному направлению, и, соответственно, ограниченность тематики.

Открывшиеся возможности для разноаспектного осмысления различных сфер истории изучения иконы, обеспечили реализацию комплекса задач по заявленной теме. Впервые в каждом из методологических направлений в их разработке превалировали установки на комплексное исследование методов и явно выраженная тенденция к интеграции усилий различных специалистов. Следствием этих процессов стало сближение и вычленение их методов анализа образа и складывание нового, религиозно-герменевтического, направления в методологии иконы.

В Заключении подводятся основные итоги методологических установок и исследовательских методик в изучении образа, а также обозначаются перспективы этого процесса.

С учетом наблюдения над конкретным материалом по теме делается вывод о том, что характер исследования христианского искусства во многом определяли культурно-историческая направленность, общее развитие научных дисциплин, накопленные знания о средневековом образе как феномене духовной культуры. Данные факторы оказывали подчас решающее воздействие на направленность разработки темы, приоритетность тех или иных направлений изучения образа, на исследовательские методики и их особенности. Совокупность всех этих признаков и дала нам основания для рассмотрения герменевтических проблем изучения образа в рамках трех основных направлений, каждое из которых было отмечено своими особенностями в подходах к оценке произведений искусства и своими достижениями. Каждое из выделенных направлений в соответствии со стоящими на тех временных отрезках задачами и с учетом имевшихся тогда возможностей внесло свой вклад в разработку темы.

Можно констатировать, что углубленное осмысление функции образа в составе христианского искусства создало предпосылки для более пристального внимания к духовной сфере образа в последующих исследованиях герменевтической направленности.

И художник, и исследователь понимают свою миссию в контексте времени. Создавая религиозные образы, древние мастера вкладывали в них сакральное значение. Средневековый экзегет и иконописец видели предназначение искусства в проявлении символического смысла.

Поиск средств художественной выразительности подчинялся необходимости воспроизведения сакрально-символического содержания искусства. Визуальное восприятие предполагало считывание в видимых образах умопостигаемых смыслов. Иконографический язык, обозначавший исторические явления, подразумевал их метафизическое происхождение. Образ концентрировал внимание на умозрительном представлении о предвечных событиях.

И дело здесь не только во всесторонней интерпретации образа, осуществленной как бы на стыке всех направлений, главное – формирование методологического синтеза на основе благочестивого отношения к предмету изучения.

Итак, на примере разнопланового изучения истории искусства исследователи решают тот комплекс задач, который определяется общими методологическими принципами, уровнем развития научных знаний и степенью адекватности самих методов изучения. Каждый из выделенных нами методов в силу своих возможностей вносит свой вклад в решение проблем, связанных с интерпретацией христианского искусства.

Оценивая современное состояние и принимая во внимание тенденции анализа христианского искусства, нельзя не увидеть некоторых проблем. Прежде всего, можно констатировать, что в процессе исследования авторы, как правило, не предпринимают сквозного рассмотрения, учитывая опыт, выработанный различными ветвями искусствоведения. Если в последние десятилетия на уровне интерпретации христианской иконографии специалисты стремились к полному охвату всех ее компонентов, то в проблемных работах еще присутствует характер отстраненного исследования. Несмотря на попытки отдельных историков искусства шире использовать внеискусствоведческие данные об образе и глубже вникать в его содержание, на практике такие возможности в полной мере не реализуются. Иконологи, в свою очередь, полностью сосредотачиваются на содержательной стороне образа, зачастую недостаточно учитывают природу средневековых изображений.

Еще в стадии становления находится проблематика исследований герменевтическииконоведческой направленности. Изучение образа, начиная с богословского уровня, позволяет рассматривать данные христианской иконографии в ряду единых типологических черт средневекового искусства как такового.

Учитывая приоритеты данной темы, можно в общих чертах представить перспективы ее разработки. Очевидно, что значительное новых публикаций предполагает в качестве первоочередного шага обобщение материала по разным направлениям. Однако степень его синтеза вряд ли стоит переоценивать – на этом пути необходимо пройти ряд промежуточных этапов. В качестве серьезного стимула для первичных обобщений в плане истории искусства можно назвать решение методической и методологической задачи монографического изучения памятников христианской иконографии.

Следует также указать на перспективы развития методов анализа образа, позволяющие глубже понять его символические значения и раскрыть мир идеологии, нашедшей свое выражение в уже устоявшихся способах выражения. Ключевую роль, на наш взгляд, должен сыграть сквозной подход рассмотрения методов изучения сакрального образа как совершенно уникального художественного явления.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ 1. Идол и образ: иконоборчество в современном варианте// Искусство христианского мира. Вып.VIII. М., 2004. С. 442-450.

2. Канон и стиль: вопрос о терминологии при описании иконы// Искусство христианского мира. Вып. IX. М., 2005. С. 313-324.

3. «Интегральный подход» и иконография. // Искусство христианского мира. Вып. X.

М., 2007. С. 95-106.

4. Коммуникативная иконография Андре Грабара// Преподаватель XXI век. М., 2008. № 4. – 0,25 а.л.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»