WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

К таковым относится, к примеру, разная степень языковой ассимиляции или, напротив, приверженности языку своего народа у этносов Российской Федерации, хотя языковая политика проводилась в советский период в равной степени в отношении всех нерусских национальностей. При этом некоторые из них (например, народы Северного Кавказа, якуты) довольно успешно сопротивлялись не намеренной, но тем не менее фактической языковой ассимиляции, в то время как многие национальности бывшего СССР, включая евреев, белорусов, поляков, алеутов и др., почти полностью переключились на русский язык. Так, 95,9% чеченцев владеют чеченским языком по данным переписи 2002 г., несмотря на неблагоприятные внешние факторы – языковую политику СССР, длительное военное противостояние. Следовательно, столь благополучная языковая ситуация среди чеченцев может быть отнесена только на счет внутреннего фактора.

В то же время язык может утрачиваться даже при относительно благоприятных внешних факторах, как это было с ирландским языком.

Несмотря на неформальную, а потом формальную языковую политику, направленную на уменьшение потери языка, реальность ирландского языка как быстро утрачивающегося языка теперь совершенно очевидна. Причина не только в том, что ирландский язык является скорее символом, а не реальным средством коммуникации, но и в том, что не язык, а религия является для ирландцев основой этнической идентификации.

Соответственно, искать причины витальности или, наоборот, утраты языка следует также и в том, какое место он занимает в структуре этнической идентичности и даже в ее природе. Картина языковой ассимиляции нерусских народов бывшего СССР позволяет предположить существование этнических групп с «сильной» и «слабой» идентичностью, во-вторых, наличие более или менее лингво-ориентированных культур. Группы с сильным ощущением и осознанием своей этнической идентичности, также как и лингво-ориентированные культуры, имеют более крепкие связи с языком своей этнической группы, в то время как группы со «слабой» идентичностью, меньше придающие значение языку, легче ассимилируются и расстаются со своим языком, однако первое не обязательно предполагает второе.

Во второй главе «Дискурсный анализ как парадигма социолингвистического исследования. Методология дискурсивной социолингвистики» дается теоретическое обоснование применимости дискурсного анализа в качестве парадигмы, или дисциплинарной матрицы социолингвистического исследования экспланаторного типа, продиктованное двумя основными соображениями: во-первых, убеждением, что необходимо расширить традиционные для социолингвистики представления о связях языка и общества; во-вторых, необходимостью анализа живого речевого материала для получения объективных, в отличие от анкетирования, сведений о степени владения обоими языками и предпочтениях использования их в речи, механизмах и структурных особенностях ПК в двуязычном дискурсе.

В данной главе представлены также интерпретации понятия дискурса, описаны направления современного дискурсного анализа, дана принятая в работе инвариантная интерпретация понятия дискурса, в которой, на наш взгляд, хорошо отражена как языковая, так и "внеязыковая", но непосредственным образом явленная в языке окружающая действительность - значение его как текста, погруженного в социокультурный контекст, т.е.

в реальную жизнь, что может быть выражено краткой формулой «дискурс = текст + контекст»6. Это понимание дискурса включает в себя и более узкое значение дискурса, используемое в настоящей диссертации в тех местах, где речь идет об анализе разговора, или спонтанной устной речи с переключением кодов, в транскрибированном виде представленной как совокупность двуязычных текстов, составляющих, таким образом, бурятскорусский двуязычный дискурс.

Использование методологии дискурсивной социолингвистики в макросоциолингвистическом исследовании должно опираться на аналитическое описание языковой ситуации с точки зрения релевантных социолингвистических параметров, что представляет собой исходный пункт для дальнейших размышлений о ее причинах. Определение "дискурсивная", тем не менее, вносит новый методологический компонент, отличающий предлагаемое новое направление от социолингвистики и позволяющий эффективно исследовать именно причины той или иной языковой ситуации.

Этим новым компонентом является эксплицитное утверждение о необходимости изучения и текста (в нашем случае двуязычного дискурса), и контекста. Необходимость изучения процессов ПК в двуязычном дискурсе предопределило наше обращение к специальному направлению, занимающемуся анализом бытового диалога и представляющем собой сложившуюся лингвистическую дисциплину - конверсационный анализ.

Нами рассмотрены истоки, примеры конверсационного анализа и возможности его приложения к новому, специфическому объекту – двуязычному дискурсу.

Трошина Н.Н. Социокультурные параметры дискурса / Н.Н. Трошина // Социолингвистика вчера и сегодня:

Сборник научных трудов. – М. : ИНИОН РАН, 2005. – 204 с. – С. 107-131. – С. 109.

Языковая личность формируется в определенном социокультурном пространстве, т.е. определяется демографическими, территориальными, социокультурными, социально-психологическими, культурноантропологическими факторами. Эти дискурсивные факторы представляют собой «внешний» контекст. «Внутренним» контекстом является языковое сознание человека; изучение языкового сознания предопределяет включение в операциональное поле социолингвистического исследования ряда ментальных и когнитивных категорий, таких, как интенции, знания, представления, речевые и поведенческие стереотипы, стратегии, интернализованные установки по отношению к языку собственной этнической группы, принятые в российском обществе конвенции и социальные нормы, массовые представления респондентов о родном языке и его важности для сохранения этнической идентичности.

В данной главе также дается подробное описание и обоснование выбора использованных в диссертационной работе количественных и качественных методов. На наш взгляд, наиболее эффективным для достижения целей и решения задач исследования, носящего экспланаторный характер, является сочетание традиционных для социолингвистики количественных и широко используемых в дискурсном анализе качественных методов.

В главе III «Языковая ситуация в этнической Бурятии.

Лингвистические факторы, механизмы и следствия языкового сдвига» дается диахронический срез языковой ситуации в данном регионе в период начиная с 1988-1990-х гг. (использованы данные социолингвистических обследований, проведенных социолингвистической группой отдела языкознания ИМБиТ СО РАН и Г.А. Дырхеевой) по 2004-2006 гг.

(исследование автора). Особое внимание обращено на анализ таких объективных социальных факторов, как сферы общения, семья и школьное образование.

Исследование показало, что в настоящее время, когда в истории послереволюционного развития бурятского языка после периода сначала подъема в 1920-1930-е гг., затем его постепенной деградации, продолжавшейся до 1990-х гг. и, наконец, после периода мобилизованного лингвицизма, произошли определенные изменения. В определенной степени изменились объективные параметры языковой ситуации, описанные и в работах других бурятских социолингвистов. Степень владения бурятским языком продолжает ухудшаться. Сохраняется разница в знании и употреблении бурятского языка между восточными и западными бурятами, сельскими и городскими жителями, старшим и младшим поколением бурят, а также между языковым и речевым уровнями, т.е. между знанием языка и его употреблением. С точки зрения языковой ассимиляции можно констатировать наличие двух полюсов, на одном из которых - жители столицы Бурятии и УОБАО, на другом - жители АБАО и сельских районов Бурятии. В эту же схему укладывается и первичная социализация детей.

Сравнение письменных и устных форм владения бурятским языком разными поколениями позволяет сделать вывод, что корреляция навыков понимания и говорения на бурятском языке с возрастом респондентов прямо противоположна такой же корреляции с навыками чтения и письма. То, что старшее поколение хорошо понимает и говорит по-бурятски, объясняется тем, что они в большинстве своем выросли в бурятскоговорящей среде. В развитии навыков чтения и письма решающую роль играет образование, и плохое владение этими навыками старшим поколением и хорошее – молодежью явно следует отнести в первую очередь на счет государственной языковой политики, в первую очередь в сфере образования, и только во вторую - на счет сделанного их родителями в отношении своих детей выбора языка. Для понимания же и тем более говорения в первую очередь необходима живая традиция, но, поскольку она не была передана в полном объеме следующим поколениям, мы наблюдаем языковой сдвиг в области владения устной формой бурятского языка молодежью.

Собственно лингвистические причины перехода с одного языка на другой рассматриваются в параграфе 3.2. в виде переключения кодов (ПК).

Отмечается, что, в отличие от заимствований, собственно лингвистических причин ПК не так уж много; большинство из них лежит за пределами «чистой» лингвистики.

«Классическим» фактором ПК является тема разговора. При диглоссии, типичной для многих двуязычных языковых ситуаций с функционально неравнозначными языками, переход с семейно-бытовой или религиозной темы на официально-производственную является фактором ПК с миноритарного на мажоритарный язык. При этом следует обратить внимание на механизм когезивно-когерентной инерции говорения: тема имеет большие шансы быть продолженной на том языке, на котором были высказаны ключевые для нее слова. Можно сказать, что в определенном смысле слова, относящиеся к официально-производственной сфере, являются триггерами и обусловленное ими переключение кодов подкрепляется экономией речевых усилий.

Более детальное объяснение механизма тематически-обусловленного ПК может дать дискурсивный подход, а именно интерпретация дискурса в понимании М. Фуко. Известно, что специализация человеческого знания, существование юридических, экономических, медицинских и других дискурсов, выработанных соответствующими институтами, компенсируется интегративными элементами дискурса, в результате чего возникает интердискурс, который обеспечивает взаимопонимание в обществе. В многонациональных обществах, каковым является Россия, на взаимодействие институциональных сфер между собой накладывается фактор многоязычия.

Генератором и активным транслятором интер-дискурса являются система образования и СМИ. Если многие члены этнической группы получили образование на мажоритарном языке и постоянно живут в иноязычном окружении, то частота говорения на мажоритарном языке, отсутствие обозначений новых реалий на миноритарном языке ведут к появлению речевой привычки, закреплению паттернов категоризации мира на мажоритарном языке.

В результате интенсивных контактов разномощных языков возникает недостаточная языковая компетенция в Я наряду с высокой языковой а компетенцией в Я в результате чего происходит постепенная замена даже б, базового вокабуляра иноязычными единицами в том числе и потому, что русскоязычные лексемы воспринимаются уже как немаркированные, нейтральные, в то время как их эквиваленты на родном языке - как этнически маркированные (например, лексема «друг» вместо бурятского эквивалента нухэр). Здесь действует также то, что мы назвали принципом первичности номинации: вторичность калек (напр., арбан дабхар гэр вместо «десятиэтажка») хорошо ощущается билингвами, обладающими достаточной языковой компетенцией в Я. Для таких билингвов выбрать лексическую б единицу на языке-оригинале легче и естественней, чем калькированный вариант, т.е. в первом случае выбор языка является стилистически немаркированным, а во втором – маркированным. Употребление маркированных единиц всегда сопряжено с бльшими речевыми усилиями и интенциональностью (например, сознательным подчеркиванием этнической принадлежности), и при отсутствии последней говорящий не будет выбирать маркированный языковой вариант.

Более высокая компетенция в Я ведет к тому, что говорящие б неосознанно «соскальзывают» к нему как к языку, который они знают лучше.

В лингвистической литературе подобное неосознанное ПК определяется как momentary inclination – появляющаяся в определенный момент и часто неосознаваемая наклонность к использованию того или иного языка, обусловленная просто билингвизмом говорящих7. Другие факторы, такие, как автоматизированность речевого навыка, задействованы и в этом механизме ПК.

Любая передача чужой речи, произнесенной на другом языке, также выступает как фактор ПК. Для билингва проще и естественней передать чужую речь в ее первоначальном виде, чем переводить ее на свой национальный язык.

Лингвистическим следствием и одновременно механизмом языкового сдвига является закономерность, которую можно сформулирована в следующих терминах: в речи бурят-билингвов дополнительная информация (сведения о характере зависимости между реальными явлениями, оценочная квалификация, локально-временная ориентация, а также метатекстовые связи), выраженная дискурсивными маркерами, дается преимущественно на русском языке. На бурятском языке обычно выражается «объективная», пропозициональная информация. Это явление может представлять собой одно из первых звеньев в механизме языкового сдвига, переход к осмыслению действительности на русском языке.

В главе IV «Языковая ситуации и внешние факторы языкового сдвига» рассматривается степень влияния на коллективный выбор языка внешних, экстралингвистических факторов: социальных / социолингвистических, социокультурных, социально-психологических и культурно-антропологических.

В рамках социолингвистической парадигмы анализируются вопросы влияния на выбор языка сферы общения, семьи и школьного образования.

Бурятский язык остается конкурентоспособным в семейно-бытовой сфере и доминирует в религиозной. Промежуточный между первичной социализацией в семье и последующей взрослой жизнью этап – школа – по большому счету не оказывает влияния на употребление бурятского языка и Проценко Е.А. Проблема переключения кодов в зарубежной лингвистике / Е.А. Проценко. - Вестник ВГУ, Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». - 2004. - №1. – С. 123-127. – С. 125.

не в состоянии переломить неблагоприятную языковую ситуацию в этнической Бурятии.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»