WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Единая семантическая теория описывает отношения, существующие внутри комплексов иллокутивных актов; специальная семантическая теория – отношения, существующие между коммуникативной и истинностной характеристикой, в рамках одного, отдельно взятого иллокутивного акта. Так как, в соответствии с типологией иллокутивных актов Серла, в иллокутивной логике признается существование только пяти типов иллокуций, содержание специальной семантической теории составили описания отношений типа «успешность – удовлетворительность», данные отдельно для ассертивов, комиссивов, директивов, декларативов и экспрессивов.

В соответствии с данными описаниями, иллокутивный акт любого типа может быть означен как успешный/удовлетворительный или как неуспешный/неудовлетворительный; кроме того, ассертивный иллокутивный акт может получить значения: неуспешный/удовлетворительный; комиссивный и директивный иллокутивные акты, каждый из них, могут быть означены как успешный/неудовлетворительный; декларатив не может получить никаких значений, кроме указанных выше, пригодных для любого типа иллокуции;

экспрессив по умолчанию получает значения успешный/удовлетворительный или неуспешный/удовлетворительный.

Эти отношения получили в дальнейшем называния постулатов специальной семантической теории для иллокуций и учитывались в последующих формальных построениях, предпринятых в настоящем диссертационном исследовании.

Второй параграф Главы 2 завершается описанием прагматической интерпретации истинностной характеристики иллокутивного акта, предложенной в 1997 году Малиновским (Malinowsi) и изложением ряда усовершенствований данной интерпретации, осуществленных нами с целью фиксации как можно большего количества контекстуальных характеристик произнесений, оказывающих влияние на их успешность. Так, сочетание L прагматического языка Ричарда Монтегю с элементами формального языка логики иллокуций, учет контекстуальных характеристик произнесений с помощью инструмента точек соотнесения – позволяют строить формальные описания небольших фрагментов речи, содержащих иллокутивные силы, причем удовлетворительность иллокутивного акта в этом случае трактуется не только семантически, как значение его пропозициональной составляющей, но и прагматически, как одна из возможных ожидаемых или неожидаемых говорящим реакций слушателя на осуществленную иллокуцию, то есть – как перлокутивный эффект произведенного речевого акта. Подобная трактовка открывает новые возможности развития иллокутивной логики, где учет прагматических характеристик произнесений сказывается решающим образом на семантических значениях иллокутивных актов, что в свою очередь, оказывает влияние на содержание соответствующих законов, регулирующих логические переходы от одних иллокутивных актов к другим.

В Главе 3 «Иллокутивная логика как самостоятельная область логического знания» Глава 3 включает в себя два параграфа. Первый параграф «Общая семантика успешности и истинности и ее воплощение в языке L » воспроизводит общие теоретические и технические схемы объединения интенсиональной логики Ричарда Монтегю и иллокутивной логики Даниэля Вандервекена, осуществленного последним в рамках общей семантической теории для иллокуций. В данном параграфе обсуждаются: вопросы, связанные с самим процессом объединения и создания общей семантической теории, в области применения которой лежат как простые дескриптивные высказывания, так и иллокуции всех возможных типов; вопросы, касающиеся возможностей приложения и использования полученной семантической теории для задания интерпретации фрагментов естественного языка, содержащих иллокутивные силы.

Общая семантическая теория – новая теория значения для предложений естественного языка, соединяющая в себе теорию истинности пропозиций с теорией успешности иллокутивных актов, расширяет область интерпретируемых языковых феноменов, посредством включения в нее недескриптивных выражений, оценивающихся не только с точки зрения их истинности и способа ее определения, но и с точки зрения их успешности.

Интенсиональная логика обладает необходимым набором логических инструментов, позволяющим описывать отношения, существующие между конкретными языковыми выражениями, и их значениями, образованными сочетанием «иллокутивных» и «пропозициональных» компонентов.

Интенсиональная логика, учитывающая синтаксические, грамматические, контекстуальные и иные прагматические особенности осуществления конкретных языковых выражений, адекватным образом воспроизводит структуру пропозиционального содержания иллокутивного акта и формулирует условия истинности для предложений, содержащих самые разнообразные прагматические операторы. Иллокутивная логика, в свою очередь, расширяя возможности интенсиональной логики фрегеанского типа, позволяет выразить в языке-объекте, не только повествовательные предложения естественного языка, но и повелительные, вопросительные, восклицательные предложения, предложения желательного наклонения и другие. Значение любого предложения, в этом случае, задается функцией, связывающей контекст произнесения и множество иллокутивных актов, пропозициональное содержание каждого из которых описывается в терминах интенсионалов/экстенсионалов входящих в него слов и выражений.

Объединение интенсиональной и иллокутивной логик, заявленное в томе I работы «Значение и речевые акты» (Meaning and Speech Acts), находит свое техническое воплощение в томе II, посредством создания формального языка L общей семантики. Язык L строится на базе расширения языка интенсиональной логики посредством введения новых типов выражений для компонентов иллокутивных сил, иллокутивных сил и иллокутивных актов, оценок успешности. Словарь L включает в себя переменные и константы для функций, приписывающих иллокутивному акту значения «истинный/ложный» и оценки «успешный/неуспешный», компонентов иллокутивных сил и отношений, описывающих пропозициональное содержание иллокуций.

Правила образования выражений языка L задают определения формулы L и определения для типов иллокутивных сил, иллокутивного акта, типов направления реализации соответствия. Так, в языке L иллокутивный акт k обозначается следующей формулой A, A, A, A, A, Ap, где A есть способ достижения иллокутивной цели, A – условия пропозиционального содержания, A – предварительные условия, A – условия искренности, A – степень k интенсивности достижения иллокутивной цели, – иллокутивная цель одного из пяти типов, а A – пропозициональное содержание иллокутивного акта. Так p k как A, A, A, A, A, есть правильно построенное выражение языка L, обозначающее иллокутивную силу A, иллокутивный акт можно записать с помощью выражения A Ap, или, в соответствии с введенными типами для иллокутивного акта – A.

I Семантика языка L задается в модели M= I, D,U,, где есть множество возможных контекстов произнесения, рассматриваемых в модели M D, есть множество возможных значений для выражений языка L, U есть функция, область определения которой содержит все символы языка L, а A есть функция, которая каждой формуле типа, принадлежащей языку L, при каждом возможном приписывании значений свободным переменным, и в соответствии с каждым контекстом i I, ставит в соответствие объект A из i i множества U, который, в возможном контексте и в соответствии с M означиванием, является денотатом данной формулы в интерпретации.

Описание языка L содержит также семантические определения истинной и логически истинной формулы, определения следования, определения успешного и удовлетворительного иллокутивного акта.

В качестве логических средств, служащих описанию отношений между различными иллокутивными актами A Ap и B B, Вандервекен предлагает p использовать восемь типов отношений следования, каждый из которых связывает между собой различные иллокутивные акты на основе их характеристик успешности и удовлетворительности. Подобное многообразие типов следования, вызванное составной структурой иллокутивного акта и необходимостью осуществления двойного семантического означивания, не оправдывает себя при создании семантической интерпретации реальных иллокутивных актов.

Данный вывод находит свое подтверждение при анализе правил следования иллокутивной логики, сформулированных Вандервекеным во втором томе сочинения «Значение и речевые акты». Правила следования есть результат применения восьми законов следования к иллокутивным актам различных типов. На основании этого результата можно судить и о «качестве» самих законов следования. Так, из восемнадцати правил лишь десять являются таковыми в собственном смысле слова; остальные – есть либо простые операции над иллокутивными актами, которые были заданы уже на синтаксическом уровне как операции с символами языка L, либо суждения общего характера, описывающие отношения типа «сильнее/слабее» между типами иллокутивных актов. Кроме того, из восьми типов следования лишь пять используются в определениях для соответствующих правил, причем большинство правил задается при помощи отношения сильного иллокутивного следования; оставшиеся типы следования не играют никакой роли в дальнейшей разработке системы иллокутивной логики и демонстрации ее применения. Сами правила описывают преимущественно отношения между иллокутивными актами директивных типов, или между иллокутивными актами, один из которых принадлежит к директивному типу.

Отсутствие руководящего принципа введения правил следования, явная путаница, возникающая при применении видов логического и иллокутивного следования к типам иллокутивных актов, пренебрежение средствами интенсиональной логики в области анализа содержания иллокутивных актов – в совокупности дают неудовлетворительный результат при попытке перевода и интерпретации предложений естественного языка на язык L общей семантики иллокутивной логики. Все это позволяет нам сделать следующий вывод: язык L предоставляет средства анализа лишь отдельных словосочетаний естественного языка – иллокутивных глаголов – и, не смотря на то, что он содержит соответствующие инструменты (такие как различные виды семантического следования) в нем не реализуется ни описание целостных иллокутивных актов, ни описание отношений, существующих между различными иллокутивными актами, выраженными при помощи слов естественного языка. Проект, заключающийся в объединении теории иллокутивных актов, основные понятия которой выражены на языке теории множеств, и интенсиональной логики Монтегю, как мощного средства формализации интенсиональных контекстов, не был завершен: был лишь заложен фундамент модифицированной интенсиональной логики, в задачу которой входит описание и интерпретация уже не элементарных единиц коммуникативной деятельности, а целых коммуникативных актов.

Во Втором параграфе Главы 3 «Интенсиональная логика для иллокуций» предлагается альтернативное представление языка общей семантики иллокутивной логики и дается новая формулировка отношения следования для иллокуций, удовлетворяющая целям создания иллокутивной логики.

Общая семантика иллокутивной логики задается на базе двух языковпосредников L1 и L2, с помощью которых осуществляется поэтапный переход от предложений естественного языка, каждое из которых выражает некую пропозицию с некой иллокутивной силой, к их логическим формам – иллокутивным актам различных типов, имеющим четко определенную в анализе внутреннюю структуру и условия успешности/удовлетворительности.

Синтаксис языка L1 включает в себя определения для грамматических категорий, множеств основных выражений каждой категории B (где A есть A одна из категорий) и множества основных фраз PA. Семантические значения для элементов из B определяются рекурсивно, семантические значения для PA A задаются с помощью специальных правил, учитывающих, в том числе, и постулаты специальной семантической теории для иллокуций, сформулированные нами во Втором параграфе Главы 2. Язык L1 является основой специального языка иллокутивной логики L2 ; последний обладает достаточными выразительными возможностями для того, чтобы описывать и интерпретировать в нем различные иллокутивные акты, представленные уже не в виде отдельных фрагментов естественного языка, а в виде интенсиональных сущностей высказываний повседневной языковой практики.

Язык L2 позволяет учитывать как контекст, в котором имеют место осуществленные иллокутивные акты, так и внутреннюю структуру иллокуций:

именно через определение элементов иллокутивных сил в L2 задаются условия успешности соответствующих иллокутивных актов. Синтаксис языка Lсодержит категорематические определения для типов выражений, входящих в L2, заданных на множестве T Y PE, множества C on и V ar констант и переменных всех возможных типов, множество правильно построенных выражений ME. С помощью элементов множества ME задается структура различных типов иллокутивных актов: так, например, ассертивный тип m m иллокуции c c определяется как c1 p,s, c1 p,t, c1 p, t, c P с, где c1 p, s есть p p p p,t константа для обозначения ассертивной иллокутивной цели, а p, s T Y P E есть соответствующий тип выражения L2, c1 p,t есть константа для направления реализации соответствия от слов к миру, c1 p, t есть константа для B el пропозициональной установки, и c P есть пропозиция, описывающая p p,t условия пропозиционального содержания ассертива. Декларативный тип m 4 m иллокуции c c определяется формулой c, c3 p,t, c1 p, t или c3p, t, c P c, p p p p,t p,s где c есть константа для декларативной иллокутивной цели, c3 p,t есть p, s константа, обозначающая двойное направление реализации соответствия, c p, t D es есть константа для пропозициональной установки, и c P есть p p,t пропозиция, описывающая условия пропозиционального содержания для декларативного типа иллокуции.

Семантика L2 задается моделью M I, D, F, где I есть множество всех возможных контекстов произнесения, D – область значений для выражений из множества ME, а F – функция, определяющая интенсионал для каждой константы из L2, который понимается или как множество функций, связывающих возможные значения D с элементами множества I, или как одна из таких функций (при этом экстенсионал есть значение данной функции, то есть – конкретный объект из D, поставленный в соответствие выражению типа i I в некотором возможном контексте ).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»