WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Поскольку коммуникации есть процесс, разворачивающийся во времени и пространстве, то, как и любой процесс, поддающийся сегментации в той или иной степени, коммуникация также позволяет проводить определенное разграничение внутри себя. Таким сегментом коммуникации, фрагментом общения может быть признан коммуникативный акт.

Несмотря на нередкую критику в сторону теории речевых актов, что она рассматривает изолированные, элементарные, иногда даже искусственно придуманные высказывания, следует помнить, что речеактовая единица является самой маленькой клеточкой общения, обычно адресованного речевого проявления, в котором говорящий выражает свое коммуникативное намерение – речевую интенцию, а это одно из базовых понятий лингвистики общения. Отсюда можно сделать вывод, что исследование речевых актов является первой ступенью изучения единиц общения. Речевой акт включается в коммуникативный акт. Структура коммуникативного акта состоит из следующих компонентов: 1) коммуниканты; 2) ситуация; 3) дискурс; 4) конситуация; 5) контекст; 6) пресуппозиция; 7) речь; 8) текст (Красных В.В., см. также: Костюшкина Г.М.).

Не обращая внимания на недостатки теории речевых актов и критику этой теории, выделение речевого акта как объекта прагмалингвистики сыграло огромную роль в современной лингвистической науке. Понятие «речевой акт» стало первой ступенькой к анализу дискурса. Такая категория, как «коммуникативный акт» включает в себя речевой акт не только говорящего, но и слушающего. В связи с этим встает вопрос о принципах построения диалогического дискурса.

Для того чтобы цели и задачи диалога были успешно выполнены, чтобы разговор не оборвался и не пошел по незапланированному пути, участники диалога должны следовать правилу коммуникативного сотрудничества (принципу Кооперации (Грайс Г.П.)), и их речь должна быть определенным образом скоординирована. Г.П. Грайс также выделил более конкретные максимы, соблюдение которых в общем и целом соответствует выполнению этого принципа:

максима Количества; максима Качества; максима Способа и максима Отношения, в которых, в свою очередь, он выделяет определенные постулаты. Г.П. Грайс не исключает возможности того, что, вероятно, понадобятся и другие максимы.

Очевидно, что соблюдение одних максим более обязательно, чем соблюдение других: обычно чересчур многословный человек подвергается менее строгому осуждению, чем человек, который говорит то, что он считает ложным. И действительно, можно думать, что важность максимы Качества так велика, что эта максима не должна включаться в общую схему. Остальные максимы вступают в силу лишь в предположении, что максима Качества выполнена. Но Г.П. Грайс считает, что роль этой максимы не отличается существенным образом от роли других максим и что ее удобно рассматривать в одном ряду со всеми остальными максимами.

Максимы Г.П. Грайса сформулированны таким образом, будто целью речевого общения является максимально эффективная передача информации.

Естественно, это определение слишком узко, с точки зрения Г.П. Грайса, и все построение должно быть обобщено в применении к таким общим целям, как воздействие на других людей, управление их поведением и т.д.

На наш взгляд, утверждение С.С. Шимберг о том, что решающая роль в диалоге принадлежит говорящему, справедливо по отношению к началу диалога, поскольку в ходе разговора слушающий, воспринимая слова инициирующего коммуниканта, сразу же занимает по отношению к ним активную ответную, положительную или отрицательную, эмоциональную или нейтральную позицию. В свою очередь, инициирующий общение коммуникант ждет не пассивного понимания, а ответа - согласия, возражения, сочувствия, исполнения, - который может быть выражен как вербальными, так и невербальными средствами. В результате, реагируя на слова говорящего, «слушающий» сам становится «говорящим», т.е. роли коммуникантов в ходе диалогического общения меняются, возникают альтернирующие цепочки (Зайцева Т.А.).

Можно утверждать, что в процессе обмена репликами происходит так называемая «интерпретация» высказываний на основе знаний интерпретирующих, каковыми поочередно являются как адресант, так и адресат (Демьянков В.З.).

Слушающий домысливает сказанное говорящим, причем только такая экстраполяция и делает высказывание до конца осмысленным (Винокур Т.Г.). И от того, насколько благожелательно настроен слушающий по отношению к говорящему, хочет ли он сотрудничать со своими собеседниками в решении какихлибо проблем, и в какой мере намерен он следовать принципу Кооперации и вытекающим из него коммуникативным постулатам, в значительной степени зависит, насколько правильно будут поняты и истолкованы намерения говорящего.

Еще одним необходимым условием существования общества являются социальные нормы поведения: они регулируют социальное взаимодействие людей в процессе их практической деятельности. «Манера речи, разрешение или запрет говорить одно и не говорить другое, выбор языковых средств, как помета своей принадлежности к среде – все это заметно в наших повседневных речевых проявлениях» (Формановская Н.И.). Речевой этикет воплотился в стереотипы, формулы общения, которые не строятся заново всякий раз, когда есть необходимость в их употреблении. Используются готовые, устойчивые выражения, отложившиеся в нашем языковом сознании. Однако же, производится конкретный выбор в каждом речевом акте, строя что-либо новое. При этом в диалоге проявляется уважение к собеседнику, иными словами, коммуниканты строят свое общение на вежливости (Беляева Е.И.).

Таким образом, другой важный принцип, на котором строятся этикетные межличностные отношения и который выступает в качестве ведущего критерия этикетного речевого общения, - принцип Вежливости, сформулированный Дж.

Личем (Leech G.N.). Все максимы Дж. Лича приводятся в понятиях этических норм поведения, а, следовательно, и речевого поведения, однако их влияние на речепорождение и речевосприятие велико. Указанный принцип является необходимым для конституирования диалогического дискурса, он обусловливает коммуникативное поведение коммуникантов, но не определяет основного содержания диалога.

Дж. Лич располагает свои максимы по градуальной шкале затрат и выгоды (для говорящего и слушающего): 1) максима Такта; 2) максима Великодушия; 3) максима Одобрения; 4) максима Скромности; 5) максима Согласия; 6) максима Симпатии. Центральное место в функционировании принципа Вежливости занимают статусно-ролевые отношения. Хотя коммуниканты любого статуса стремятся к соблюдению принципа Вежливости, тем не менее, лицо, обладающее более высоким статусом, имеет больше возможностей безнаказанно эти правила нарушать. Макисмы Такта, Великодушия, Одобрения, в меньшей степени максима Согласия достаточно часто нарушаются коммуникантами с более высоким статусом, в то время как коммуниканты с низким статусом практически не позволяют себе нарушения данных максим. В то же время на действия максим Симпатии и Скромности статусные отношения оказывают лишь незначительное влияние.

Наблюдения за речевой практикой убеждают, что часто предпочитают вежливую ложь суровой правде.

В диалогическом дискурсе может проявляться асимметричность принципа Вежливости: что хорошо для слушающего, то может оказаться неприемлемым для говорящего. Интересно утверждение Дж. Лича о том, что вежливость выгодна слушающему. Однако это не всегда так, как показывает наш материал. Конечно, слушающий получает удовольствие, и это ему приятно, однако говорящий с помощью вежливости как тактического приема нередко достигает искомой цели.

Данный принцип направлен на предотвращение конфликтных ситуаций, т.е. он дает возможность избежать конфликтов, которые ведут к нарушению и прерыванию речевого общения.

Важность соблюдения различных максим принципа Вежливости в процессе коммуникации не одинакова, как не одинаковы и характерные реакции реципиентов (слушающих) на эти нарушения. Нарушения максим Такта и Великодушия, Одобрения и Симпатии обычно вызывают резкую негативную реакцию собеседников. Напротив, нарушение максим Скромности и Согласия в большинстве ситуаций приемлемы, но даже необходимы. Для коммуникации соблюдение принципа Вежливости не менее важно, чем соблюдение принципа Кооперации.

Однако наибольшее значение имеет соблюдение максим Такта, Великодушия и Симпатии, которые в наименьшей степени связаны непосредственно с обменом информацией. Что же касается максим Согласия, Одобрения и Скромности, соблюдение которых может привести к серьезному искажению истинности информации, то эти максимы часто нарушаются коммуникантами ради соблюдения максимы Качества.

В процессе общения контроль над соблюдением принципов речевого общения может осуществляться как говорящим, так и слушающим (Шилова С.В.). Если же правила и нормы ведения диалогического дискурса игнорируются слушающим и/или говорящим, принцип Вежливости не соблюдается, тогда участникам диалогического дискурса трудно достичь взаимопонимания, и можно предположить, что их двоих или кого-то одного из них постигнет коммуникативная неудача, т.е.

коммуникация станет неуспешной.

Таким образом, в поле внимания исследователей включаются такие явления, как коммуникативный сбой (Падучева Е.В.), коммуникативный провал (Шмелева Т.В.), коммуникативная неудача (Городецкий. Б.Ю., Кобозева И.М, Сабурова И.Г.;

Ермакова О.П., Земская Е.А.; Кънева Н.К.), коммуникативная помеха (Ладыженская Т.А.), языковой конфликт (Ильенко С.Г.), речевой конфликт и др. Эти явления маркируют отрицательное поле коммуникативного взаимодействия. Для обозначения различного рода сбоев и недоразумений в ходе речевого общения чаще всего в специальных исследованиях используется термин «коммуникативная неудача», под которым понимается полное или частичное непонимание высказывания партнером по коммуникации, т.е. неосуществление или неполное осуществление коммуникативного намерения говорящего (Городецкий Б.Ю., Кобозева И.М., Сабурова И.Г.; Ермакова О.П., Земская Е.А, Формановская Н.И.). К коммуникативным неудачам, согласно концепции Е.А. Земской и О.П. Ермаковой, относится также и «возникающий в процессе общения, не предусмотренный говорящим нежелательный эмоциональный эффект: обида, раздражение, изумление» (Ермакова О.П., Земская Е.А.), в котором, по мнению авторов, и выражается взаимное непонимание речевых партнеров. Неудачи, сбои могут быть нейтрализованы в процессе коммуникации с помощью дополнительных речевых шагов: переспросов, уточнений, пояснений, наводящих вопросов, переформулирования, в результате чего может быть осуществлено коммуникативное намерение говорящего.

Понятие коммуникативной неудачи относится к незнанию языка или плохому владению им. Речь пойдет, в основном, о нормативном знании и употреблении языка его носителями.

Чтобы опознать, произошел ли сбой, коммуникативная неудача в общении, необходимо обратиться к ответной реакции партнера. В диссертации выделяется полная коммуникативная неудача и коммуникативное затруднение. Полная коммуникативная неудача ведет к прекращению контакта, т.е. к неуспешной коммуникации. Коммуникативное затруднение – это коммуникативная неудача, переведенная в затруднение при помощи механизмов корректировки, которые позволяют предотвратить прерывание коммуникации и восстановить нормальный ход развертывания диалогического дискурса.

Н.И. Формановская выделяет следующие причины коммуникативных неудач:

различия в картинах мира, разные у коммуникантов ментальные модели фрагмента действительности, несовпадение оценок фрагментов и явлений действительности, ощущение партнера как «не того» лица, нарушения условий места и времени коммуникации или же помехи идут от третьего лица, нарушения канала связи, употребление коммуникативных стереотипов оценочного и модального характера, специальное игнорирование адресатом намерения говорящего, природа языковых единиц, неточное понимание значений грамматических средств, неточная референциальная отнесенность, неточное указание на денотат, употребление окказионализмов, нарушение речевого поведения, в том числе и правил вежливости, неправильное прочтение речевой интенции (Формановская Н.И.).

Поскольку одной из причин коммуникативных неудач является неверное распознавание интенций, то таким понятиям, как «интенциональность» и «интенция» отводится немаловажная роль для предотвращения неуспешной коммуникации.

Любая речевая деятельность начинается не на пустом месте. Импульс к началу формирования высказывания возникает не извне, а определяется состоянием человека. Сама мысль зарождается не от другой мысли, а от различных потребностей человека и в результате действия той сферы, которая охватывает все наши влечения, побуждения, эмоции (Шеметова Е.А.).

Понятие интенциональности заимствуется исследователями языка из феноменологии Э. Гуссерля. Под интенциональностью он понимает направленность человеческого сознания на какой-либо объект действительности или возможного мира (Шеметова Е.А.). Представляется целесообразным различать такие понятия, как «интенциональность» и «интенция». Интенциональное состояние порождает интенцию, которая становится первой инстанцией в производстве высказываний.

Она же становится основной в обратном процессе – восприятия и понимания высказывания, ибо мы понимаем не речь, и даже не мысль, а то, что стоит за мыслью, иначе говоря, мы понимаем интенцию» (Шеметова Е.А.).

В работе, вслед за Н.И. Формановской, под речевой интенцией понимается «намерение, замысел сделать нечто, выполнить действие с помощью такого инструмента, как язык – речь – высказывание, т.е. осуществить речевой акт» (Формановская Н.И.). Сущность речевой интенции можно рассматривать с двух сторон. С одной стороны это может быть цель и мотив, другими словами, фактор, который толкает на совершение речевого действия. С другой стороны, психическая составляющая, которая является своеобразным денотатом значения речеактового высказывания. Первая сторона речевой интенции, как воздействующая сила воплощается в иллокутивной функции высказывания. Следовательно, речевая интенция относится к иллокуции, как значение к функции, т.е. перформативное высказывание рассматривается как знак, который обладает определенной формой, интенциональным значением и иллокутивной функцией как силой самовыражения и воздействия на слушающего.

Вся сумма интенциональных состояний конкретной личности, проявляющихся при определенных обстоятельствах, называется ее интенциональным горизонтом.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»