WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Материалы, принадлежащие перу республиканцев, не менее ценны для данного исследования, чем их личные архивы. Наиболее подробное знакомство с республиканской политической мыслью нам предоставляют речи и письма Леона Гамбетта19 – некогда поддерживавшего Оливье, известного адвоката, защищавшего оппозиционных журналистов, в том числе Рошфора и Делеклюза, депутата-республиканца, избранного от Марселя в 1869 г. Помимо взглядов Гамбетта на решение рабочего вопроса и социальную политику, в текстах его выступлений мы находим и мнение о “либеральной империи“. Представляют интерес и мемуары его соратника Анри Аллена-Тарже. Архивы Бонапартов21, точнее та их часть, которая принадлежит семье Наполеона III, содержат записки императора и его переписку с родственниками и различными политическими деятелями начиная с 1840-х гг. (еще до его президентства в период Второй республики) до его смерти в Лондоне в 1873 г. Они дают представление о воззрениях императора на Duc de Persigny. Mmoires. P., 1896.

Quentin-Bauchart. Etudes et souvenirs sur la Deuxime Rpublique et le Second Empire. V. 2. P., 1902.

Comte de Maugny. Souvenirs du Second Empire. P., 1881.

Granier de Cassagnac A. Souvenirs du Second Empire. Paris, 1881. V. 2.

Gambetta L. Discours et plaidoyers politiques. P., 1881. V. 1.

Gambetta L. Lettres. P., 1938.

Allain-Targ H. La Rpublique sous l’Empire. P., 1939.

Archives Bonaparte. Archives nationales. 400 AP-44, 52, 54.

социальное, экономическое и политическое устройство общества, оформившихся задолго до его прихода к власти. Письма, относящиеся к периоду реформ, содержат важнейшие для данного исследования планы императора относительно практического воплощения идей реформ, его мнение о результатах этих реформ, советы, которые он давал своим сподвижникам, как либералам, так и бонапартистам. Парламентские дебатыявляются наиболее ярким и достоверным отражением борьбы политических сил и мнений, развернувшейся в конце 1860-х гг. по вопросу о способах проведения и общих целей либеральных реформ. Мы получаем представление о программах и позициях деятелей либеральной оппозиции и бонапартистов в самом начале эпохи реформ, затем можем проследить, претерпела ли эта программа изменения в последующие годы и как различные политические группы восприняли результаты реформ.

Значительную роль для данного исследования сыграло ознакомление с периодическими изданиями Второй империи, как с теми, которые начали свое существование еще в предыдущую эпоху, так и с теми, которые появились в период реформ. Ситуация в прессе в эпоху Второй империи была непростой: безопасно чувствовали себя только проправительственные издания, либеральные журналы находились под контролем цензоров и вынуждены были придерживаться умеренных или нейтральных воззрений, республиканская пресса издавалась за границей или находилась на полулегальном положении. Несмотря на это, в период реформ пресса проявила невероятную активность, публикуя различные мнения, диспуты и анализ текущей ситуации как известными политиками, так и журналистами и мыслителями. Пресса отразила разностороннее видение острейших социально-политических вопросов конца 1860-х гг. Периодические издания содержат немало фактического материала – данных о результатах выборов и плебисцита, об экономической ситуации в стране. Такие издания, как Le Pays, La Patrie и Le Constitutionnel, придерживались официальной линии Journal officiel. 1869-1870; Rapports du gouvernement avec Le Moniteur. 1867-1870.

правительства, став фактически рупором бонапартизма. Их изучение знакомит нас с позицией “партии власти“ относительно реформ.

Либеральные издания, начавшие существование еще в эпохи Реставрации и Июльской монархии (L'Opinion nationale, L'Avenir national, Le Sicle, Le Temps, Revue des deux mondes, L'Illustration, Le Gaulois, Le Progrs, Revue des deux mondes, L'Illustration) предоставляют нам не только широкий спектр мнений и репортажи о громких событиях, но и многоплановый анализ и критику реформ, размышления над их судьбой и Франции в целом.

Совершенно иную картину являет собой республиканская пресса, получившая возможность высказаться после нового закона о свободе прессы 1868 г. Самым известным новым изданием того времени стал журнал La Lanterne, главным редактором и основным автором которого был Анри Рошфор, долгое время вынужденный жить в эмиграции из-за активного участия в республиканских выступлениях. Этот журнал приобрел скандальную известность благодаря сатирической критике бонапартистского правительства и реформ. Умеренно-республиканскую позицию представляла газета Le Peuple Francais, распространявшаяся в Париже и регионах.

Известнейший социалистический журнал Le Reveil, издававшийся в Швейцарии Ш. Делеклюзом, был запрещен во Франции даже в период реформ и оказался доступным нам лишь частично – в виде вырезок из него в архивах республиканских деятелей23 и цитат в их письмах24, а также перепечаток в La Lanterne и отдельных номеров, оказавшихся в руках комиссаров полиции и переданных в Министерство внутренних дел25. Статьи из этого издания принадлежат в основном самому Делеклюзу и касаются главным образом вопроса о положении рабочего класса, республиканской агитации среди пролетариата, содержат критику социальной политики бонапартистского правительства.

См. Archives Simon. Archives nationales. 87 AP 1-20; Archives Favre. Archives nationales. 244 AP-1.

См. L. Gambetta. Discours et plaidoyers politiques. V. 1. Paris, 1881; L. Gambetta. Lettres. 1868-1882. Paris, 1938.

См. Archives Rouher. Archives nationales. 45 AP 1-19. Rapports Son Excellence Le Ministre.

Историография. Исследования по эпохе Второй империи дают ей очень неоднозначную оценку, расходясь во мнениях относительно характеристики режима. Наряду с обстоятельным, многосторонним анализом мы встречаем бескомпромиссную критику. Некоторые авторы вообще не признавали этот “позорный“ для Франции период достойным исследования, представляя его как стагнацию всей общественной жизни, как безликий шаблон любого авторитаризма, не желая признать, что Вторая империя и политически, и идеологически была сложной, совершенной особой и в чемто уникальной эпохой.

Исследования, посвященные Второй империи, начались в России еще в конце XIX в. Известный историк Н. И. Кареев посвятил времени Наполеона III обширную главу в своем труде “История Западной Европы в Новое время“26. Здесь прослеживается позитивистский подход, описание событий экономической, политической, социальной и культурной истории. Кареев рассматривает политическую программу либералов и реформы 1860-х гг. как неполноценные, запоздалые, не в достаточной степени адекватные потребностям общества того времени, и в итоге не отвечающие интересам ни одной из социальных групп, но, напротив, вызвавшие еще большее недовольство среди радикальных кругов и пролетариата своим чрезмерно компромиссным характером.

Советские историки предпочли сосредоточиться на классовой борьбе и рабочем движении Второй империи, оценив этот период сугубо негативно, рассматривая все действия Наполеона III как “социальную демагогию“ в интересах правящей бонапартистской группы27. Очевидно, что влияние на советскую историографию оказала работа К. Маркса “Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта“, в которой, несмотря на глубокий анализ бонапартистского режима, на первый план выступает его критика с Кареев Н. И. “История Западной Европы в новое время“. Т. 5. СПб., 1903.

См. Желубовская Э. Л. “Крушение Второй империи и возникновение Третьей республики во Франции“.

М., 1957; “История Франции“. Под ред. А. З. Манфреда. Т. 2. М., АН СССР, 1972; Дразнинас Я. И.

“Современные буржуазные историки о Наполеоне III и Второй империи“. – “Новая и новейшая история“.

1964. № 2.

социалистических позиций. Э. Л. Желубовская28 оценивает либеральные реформы как сговор с бонапартистской полицейско-бюрократической кликой и жалким императором-реакционером, делавшим уступки только во имя сохранения своей династии. Бонапартизм как политика в интересах всех социальных слоев приобретает в советской историографии однозначно негативный, лицемерный характер. Основное же внимание уделяется экономическому развитию Франции и подъему рабочего движения в последние годы империи, становлению и деятельности Интернационала и репрессиям инакомыслящих.

Новой вехой в исследовании либерализма уже в современной России стали сборники статей “Французский либерализм в прошлом и настоящем“и “Европейский либерализм в новое время. Теория и практика“30. Однако и в них обойденным остается вопрос о либерализме эпохи Второй империи: она расценивается как идеологический застой, кризис либерализма.

Значительным шагом вперед на пути пересмотра представлений о бонапартизме, Второй империи и самой личности Наполеона III стала монография А. Ю. Смирнова “Империя Наполеона III“31. Автор исследует переворот 2 декабря 1851 г., формирование политических воззрений Луи Бонапарта, теоретический аспект бонапартизма; диктатура расценивается как неизбежная, пусть и жесткая, панацея от революционной болезни, поразившей нацию в 1848 г.; бонапартизм, по мнению автора, стал попыткой соединить авторитаризм с общенародным волеизъявлением на основе всеобщего избирательного права. Тем самым Смирнов пытается спорить с марксистским видением бонапартизма как узурпации прав народа и лавирования между социальными слоями в интересах элиты. Однако эта книга посвящена исключительно становлению бонапартистской власти и Желубовская Э. Л. “Крушение Второй империи и возникновение Третьей республики во Франции“. М., 1957. С. 154.

Французский либерализм в прошлом и настоящем. Под ред. В. П. Смирнова. М., 2001.

Черняк Е. Б. Либерализм и новое видение XIX в. – Европейский либерализм в новое время. Теория и практика. М., 1995.

Смирнов А. Ю. Империя Наполеона III. М., “Эксмо“, 2003.

личности Наполеона III, проблема либеральных реформ здесь не затрагивается.

Французская историография, обратившаяся к исследованию Второй империи с конца XIX в., рассматривает проблему широко, выделяя многогранность и противоречия как самой империи, так и либерализма той эпохи. Важно отметить, что французские исследователи, какими бы негативными ни были их оценки самого периода и реформ, признают Вторую империю особенным, заслуживающим внимания политическим режимом, наложившим отпечаток на дальнейшее политическое развитие страны, давшим толчок преобразованиям последующих лет. Признаются и выделяются особенности либерализма той эпохи.

Отметим, что в зарубежной историографии исследования бонапартизма начались еще в период империи, и первым примером такой работы стал очерк К. Маркса “Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта“32. Это произведение, несмотря на резкую, почти сатирическую критику социальной политики Наполеона III, в то же время содержит глубокий анализ бонапартистского режима на его ранней стадии. И именно Маркс определил бонапартизм как политику “социальной демагогии“ в интересах правящей группы.

Первые аналитические работы, посвященные деятельности Наполеона III, появились еще при его правлении или в первые годы Третьей республики.

Так, книга Л. Прево-Парадоля “Новая Франция“33 была написана в 1868 г. и именно она дала подхваченное впоследствии историками название эпохе, наступившей со второй половины XIX в. “Новая Франция“ в глазах ПревоПарадоля – во многом детище Наполеона III: это промышленный переворот, активная внешняя политика и, безусловно, новое отношение к понятию К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2. Т. 8. М., Государственное издательство политической литературы, 1957.

Prevost-Paradol L. La France nouvelle. Paris, 1868.

“свобода“, повлекшее за собой внимание правительства к социальным вопросам и развитию институтов гражданского общества.

В конце XIX в. во французской историографии появляется ряд работ, посвященных истории страны в XIX в., разносторонне анализирующих период Второй империи, но высказывающих достаточно скептические суждения о характере и последствиях реформ. Это работа Л. Грегуара “История Франции в XIX веке“34, Т. Делора “История Второй империи“35, П.

де Ля Горса “История Второй империи“36, Ж. де Шамбрийе “Вторая империя: между расцветом и упадком“37, Ш. Сеньобоса38.

Большинство исследований конца XIX – начала XX вв. оценивают Вторую империю противоречиво и достаточно критически; но встречаются и первые попытки реабилитировать личность и деятельность Наполеона III.

Яркий пример – работа Б. Дю Буске “Великий непризнанный“39. Здесь историк представляет Вторую империю эрой благополучия и процветания, а Наполеона III – мудрым правителем, проводившим социальную политику в интересах народа. Реформы же были совершенно не нужны – страна не была готова к расширению гражданских свобод, это только “раздразнило“ республиканскую оппозицию.

Интерес к эпохе Второй империи возрастает во второй половине XX в.

в связи с установлением во Франции Пятой республики с новой Конституцией, установившей сильную власть президента. Идеология и деятельность нового главы государства Ш. де Голля в глазах ряда исследователей имели множество параллелей с бонапартизмом и переворотом 2 декабря 1851 г. Наиболее характерный пример такого сравнения – монография “От Наполеона III к де Голлю“ одного из лидеров Грегуар Л. История Франции в XIX веке. Т. 3. М., 1894.

Delord T. Histoire du Second Empire. V. 3-7. P., 1869-1875.

De la Gorce P. Histoire du Second Empire. V. 5, 6. P., 1904-1908.

De Chambrier J. Second Empire. Entre l’apoge et le dclin. P., 1908.

Seignobos Ch. Histoire de la France contemporaine. P., 1921.

Du Bousquet B. Un grand mconnu. Napolon III. Paris, 1905.

французской компартии Ж. Дюкло40, некогда участвовавшего в правительстве Народного фронта и в Сопротивлении. Дюкло выделяет общую черту правления Наполеона III и де Голля: сильная исполнительная власть главы государства и опора на свой личный авторитет в глазах народа, что выразилось в негативном отношении обоих деятелей к парламенту и в их приверженности народным референдумам. “Либеральная империя“ и уступки императора рассматриваются как демагогия. В схожем контексте задумано исследование британского историка Ф. Тоди “Французский цезаризм от Наполеона III до де Голля“41.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»